Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.

Масштабность боевых действий, проводимых сейчас на востоке Украины, определяется не только географически, но и исходя из колоссального ущерба, причиненного физическим и юридическим лицам, которые там находятся или чье имущество расположено в зоне АТО. Потому вполне естественно, что вопросы возмещения причиненного ущерба стали возникать сразу, как только начались вооруженные столкновения. При этом в военных условиях порой трудно (а то и вовсе невозможно) установить конкретного виновника причиненного ущерба, а в условиях информационной войны и подавно. В связи с этим в данный момент уже имеет место судебная практика в таких спорах. Причем в каждом случае судебного рассмотрения таких ситуаций, вне зависимости от того, к кому потерпевший предъявляет иск, приходится решать и сугубо процессуальные вопросы рассмотрения спора. В частности, место его рассмотрения. Недавно ВССУ сформулировал свое мнение на этот счет, которое важно учитывать лицам, чья недвижимость пострадала из-за боевых действий и они намерены получить возмещение.

В данном случае все началось с того, что житель Донецка обратился в один из районных судов города Киева с иском к Минобороны, СБУ и МВД о возмещении имущественного и морального вреда. Истец указал, что в октябре прошлого года в результате артиллерийского обстрела в его доме в Донецке возник пожар, который привел к безвозвратной утрате имущества – дом полностью сгорел. В связи с этим истец просил суд взыскать солидарно с ответчиков определенную сумму возмещения. Сумма материального ущерба была определена на основании акта исполнительных органов одного из районных советов г. Донецка. Суд вернул истцу исковое заявление. Основанием послужило то, что указанный адрес недвижимости территориально не отнесен к подсудности данного районного суда Киева. Помимо этого, суд разъяснил истцу, что согласно правилам исключительной подсудности (ч. 1 ст. 114 ГПК) ему следует подать иск по местонахождению  имущества или его основной части.

В апелляционный суд истец обратился с той мотивировкой, что в данном случае речь идет об иске о возмещении имущественного и морального вреда, а не об иске по поводу недвижимости. По мнению апеллянта, аргумент суда об исключительной подсудности является неправильным расширенным толкованием перечня исков, для которых определена исключительная подсудность. Тем не менее, апелляционный суд не счел такие доводы верными и признал решение суда первой инстанции вполне обоснованным.

На этом истец решил не останавливаться и в результате данный спор стал предметом рассмотрения Высшего специализированного суда, где вопреки мотивировке жалобщика суд признал решения местного и апелляционного судов правильными. Также в определении суда было отмечено, что  истец имеет право на выбор между несколькими судами в случаях, предусмотренных законом, но за исключением правила об исключительной подсудности.

В данной ситуации вдобавок к заключениям ВССУ, а также судов первой и апелляционной инстанций можно было бы указать лишь то, что истец не лишен права рассмотрения своего иска по той причине, что его имущество находится на территории, подконтрольной сепаратистам. Не говоря уже о том, что его спор не должен рассматриваться "органами правосудия" самопровозглашенных "республик". Ведь Закон "Об осуществлении правосудия и уголовного производства в связи с проведением антитеррористической операции" предусматривает изменение территориальной подсудности судебных дел, подсудных расположенным в районе проведения антитеррористической операции судам. Во исполнение этого предписания был издан ряд распоряжений ВАСУ, ВССУ и ВХСУ, которыми определялись конкретные суды, которым передаются полномочия по рассмотрению таких дел. Среди этих документов истцу особенно важно учесть распоряжение ВССУ от 02.09.2014 № 27/0/38-14, определяющее подсудность дел, которые должны были бы рассматриваться в Донецке, но где в силу АТО нет возможности это делать.

В связи с этим истцу не будет возвращено его исковое заявление на основании несоблюдения правил исключительной подсудности, если он его подаст в суд, который согласно указанному распоряжению ВССУ уполномочен рассматривать дела районного суда г. Донецка по местонахождению сгоревшего дома истца. Упорство истца склоняет к мысли о том, что он воспользуется правом обращения в надлежащий суд и в скором времени судебная практика в вопросе возмещения материального и морального вреда, причиненного физическим лицам в результате АТО, дополнится новыми судебными решениями. Причем она будет интересна тем, как суды будут определять лицо, ответственное за причиненный вред. Ведь в рассмотренном деле истец считает виновными в причинении вреда ответчиков, чьи подразделения с весны прошлого года проводят АТО. Вопрос только в том, чем это подтверждается и возможно ли это вообще сейчас как-то доказать. Поскольку ст. 19 Закона "О борьбе с терроризмом" действительно предусматривает возмещение причиненного вреда гражданам вследствие террористического акта за счет государственного бюджета. Однако можно ли вести речь в подобных спорах о терактах – придется устанавливать в каждом конкретном случае.

  

ВЫВОД

ВССУ de facto подтвердил то, что гражданские споры о возмещении причиненного вреда недвижимости физических лиц в зоне АТО вследствие боевых действий должны рассматриваться судом, которому территориально подсудны такие споры согласно распоряжению ВССУ от 02.09.2014 р. № 27/0/38-14.

 


Получите за 15 минут консультацию юриста!