Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.

Конец 2017 года ознаменовался целым рядом изменений в Уголовный процессуальный кодекс: были приняты законы Украины "О внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданский процессуальный кодекс Украины, Кодекс административного судопроизводства Украины и другие законодательные акты" от 03.10.2017 и "О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно обеспечения соблюдения прав участников уголовного производства и других лиц правоохранительными органами во время осуществления досудебного расследования" от 16.11.2017.

В средствах массовой информации законодательные новации позиционировались как призванные обеспечить соблюдение прав участников уголовного производства, в частности, защитить представителей бизнеса от давления со стороны правоохранительных органов. В то же время, несмотря на похвальное стремление украинских законодателей приблизить уровень отечественного законодательства к уровню прогрессивных европейских стран, такие старания всегда сталкивались с проблемами применения конкретных норм. Этих проблем не удалось избежать и вышеупомянутым законам.

 

Рассмотрим изменения, которые чаще всего упоминались средствами массовой информации как наиболее прогрессивные.

1. Введен новый участник уголовного производства – лицо, права или законные интересы которого ограничиваются в ходе досудебного расследования.

Логика законодателя тут вполне понятна – довольно часто лица, права которых были нарушены в ходе проведения следственных действий, просто не имели возможности заявить о нарушении своих прав с учетом отсутствия у них статуса в конкретном уголовном производстве. Однако права таких лиц в УПК Украины выписаны фрагментарно; нет статьи, которая бы описывала их права и обязанности. По сути, по действующей редакции УПК Украины формирование правового статуса таких лиц фактически оставлено на усмотрение правоприменительной практики.

 

2. Введена обязательная видеофиксация обыска, в частности, предусмотрено, что действия и обстоятельства проведения обыска, не зафиксированные в записи с помощью звуко- и видеозаписывающих технических средств, не могут быть внесены в протокол обыска и использованы в качестве доказательства в уголовном производстве (абз. 3 ч. 2 ст. 104 УПК Украины).

Нельзя не согласиться, что видеофиксация – едва ли не самый эффективный способ обеспечить законность действий правоохранительных органов и предотвратить злоупотребления при проведении обыска. Однако, снова-таки, изменения были введены несистемно. Так, в абзаце 2 части 1 статьи 107 УПК Украины обязательный порядок фиксации с помощью звуко- и видеозаписывающих технических средств был закреплен для случаев исполнения определения следственного судьи, суда о проведении обыска. При этом не были внесены соответствующие изменения в специальную норму – ст. 236 УПК Украины ("Исполнение определения о разрешении на обыск жилья или другого владения лица").

Кроме того, не были изменены положения абзаца 1 части 1 статьи 107 УПК Украины, которое закрепляет общее правило, согласно которому фиксация процессуального действия с помощью технических средств в ходе досудебного расследования обязательна исключительно в случае подачи ходатайства участника процессуального действия об осуществлении такой фиксации.

А следовательно, открывается возможность для суженного толкования данной нормы со стороны правоохранительных органов, что обязательной фиксация с помощью звуко- и видеозаписывающих технических средств будет только в случае указания об осуществлении такой фиксации в определении о проведении обыска. И, снова-таки, урегулирование такой ситуации будет оставаться на усмотрение правоприменительной практики.

В связи с этим 13.12.2017 г. Главным следственным управлением Главного управления Национальной полиции Украины было составлено письмо о разъяснении заместителям начальников Главных управлений Национальной полиции Украины в г. Киеве, областях, Автономной Республике Крым и г. Севастополе – начальникам следственных управлений (отдела) отдельных положений Закона Украины "О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно обеспечения соблюдения прав участников уголовного производства и других лиц правоохранительными органами во время осуществления досудебного расследования" от 16.11.2017. В данном письме Главное следственное управление пришло к выводу, что порядок фиксации обыска с помощью технических средств обязателен исключительно для исполнения определения следственного судьи, во всех других случаях осуществляется только по ходатайствам участников процессуального действия.

 

3. Сторону обвинения обязали первоочередно обосновывать необходимость изъятия оригиналов документов или их копий, пояснять невозможность получения вещей, документов, сведений в добровольном порядке или с помощью других следственных действий.

Однако такое требование не распространяется на случаи проведения обыска с целью отыскания орудия уголовного правонарушения, предметов и документов, изъятых из обращения. Такая размытая формулировка фактически аннулирует указанное требование закона, поскольку в большинстве случаев "подвести" обыск под необходимое основание для опытного сотрудника правоохранительных органов – дело техники.

Похожая ситуация сложилась и с запретом изъятия компьютерной техники предприятия. В случае необходимости получения информации из такой техники сторона обвинения обязана делать копии таких электронных носителей с предварительным привлечением специалиста. Кроме того, требование также не действует в ряде исключений, включая случаи, когда техника получена в результате совершения уголовного правонарушения или является средством или орудием его совершения.

Безусловно, указанные выше изменения имели целью предупреждение необоснованного изъятия документов и компьютерной техники при проведении обыска. Однако способ их законодательного закрепления вызывает значительное сомнение в том, что они заработают.

 

4. Предоставлено право каждому лицу, в жилье которого проводится обыск, пользоваться правовой помощью адвоката на какой-либо стадии осуществления такого обыска (ч. 3 ст. 236 УПК Украины).

К сожалению, довольно распространена ситуация, когда с момента начала проведения обыска адвоката просто не допускали в помещение (а его клиента, наоборот, не выпускали). Частично новая норма действительно сможет помочь, но есть одно "но". Клиенты обычно обращаются к адвокату не заранее, а уже по факту возникновения проблемы, и уже тогда заключают договор о предоставлении правовой помощи. В случае проведения обыска, для заключения такого договора адвокат должен пройти в помещение, в котором уже начался и происходит обыск... По логике изложения части 3 статьи 236 УПК Украины, а также содержания права на защиту, в такой ситуации адвокат имеет право пройти в помещение, где происходит обыск, и уже на месте заключить договор о правовой помощи. Однако, учитывая декларативный характер ч. 3 ст. 236 УПК Украины, возникают сомнения в том, что адвокату предоставят такую возможность.

 

5. Установлены предельные сроки досудебного расследования, которые начинают отсчитываться с момента внесения сведений об уголовном правонарушении в Единый реестр досудебных расследований (шесть месяцев – в уголовном производстве в отношении уголовного проступка, двенадцать месяцев – в уголовном производстве в отношении преступления незначительной или средней тяжести, восемнадцать месяцев – в уголовном производстве в отношении тяжкого или особо тяжкого преступления).

Данные изменения вступят в силу 16.03.2018. С одной стороны, их цель – ускорение досудебного расследования и защиты прав пострадавшего. С другой стороны, такие сроки намного меньше, чем сроки привлечения к уголовной ответственности, предусмотренные ч. 1 ст. 49 УК Украины. Кроме этого, установление такого срока будет стимулировать правоохранительные органы не к действию, а к бездействию, поскольку, даже если в уголовном производстве не было сделано ничего, производство все равно будет подлежать закрытию.

Таким образом, несмотря на прогрессивность многих положений новых законов и их направленность на защиту прав участников уголовного процесса, внесенные изменения также открывают возможность и для целого ряда злоупотреблений со стороны правоохранительных органов.

 

ВЫВОД:

 

Вообще следует сказать, что оба закона являются лишь частью судебной реформы, первым шагом к ее воплощению. Однако законодателям необходимо помнить, что основной причиной злоупотреблений и нарушений прав участников уголовного процесса со стороны правоохранительных органов является декларативность определенных норм уголовного процессуального законодательства и неполнота правового регулирования. Именно поэтому применение многих норм УПК Украины часто зависит от субъективной оценки ситуации следователем или прокурором. Чтобы предотвратить такую ситуацию, принять "правильные" изменения в УПК недостаточно. Необходимо заставить их работать.


Получите за 15 минут консультацию юриста!