Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.

Одним из самых значительных нововведений Кодекса гражданской защиты, которое заслужило исключительно положительные оценки со стороны бизнеса, стало прямое предписание ст. 70 о возможности применения такой меры реагирования на нарушения в сфере обеспечения пожарной и техногенной безопасности, как приостановление работы предприятия исключительно по решению административного суда. На эту норму возлагались немалые надежды с точки зрения снижения административного давления, однако при этом делалась оговорка о том, что многое будет зависеть от позиции, занятой судами – насколько тщательно они будут проверять представления органов ГСЧС.

Спустя почти два с половиной года после вступления в силу Кодекса уже можно сделать определенные выводы.

Самый главный из них – то, что ВАСУ занимает достаточно последовательную позицию при рассмотрении подобной категории дел. Свидетельствует об этом отсутствие решений ВСУ (которые, как известно, возможны только в случае неодинакового применения норм права судами кассационной инстанции).

Поэтому для иллюстрации позиции судов достаточно разобрать одно из решений ВАСУ. В качестве такового возьмем определение ВАСУ от 15.05.2014 по делу № К/800/3116/14, в котором приведена достаточно развернутая аргументация занятой судом позиции.

Фабула дела довольно стандартна: сотрудники ГСЧС пришли на проверку предприятия, в ходе нее обнаружили целый ряд нарушений требований законодательства в сфере пожарной безопасности, о чем и указали в акте, после чего было вынесено предписание об устранении недостатков, а также инициирован вопрос о приостановке использования объекта – нежилых зданий. Суд, однако, отказался принимать решение о применении такой меры реагирования.

Данное решение устояло в апелляции, а также в кассации. Причинами такого исхода стал целый ряд моментов. 

Во-первых, суды детально проанализировали каждое из указанных в акте нарушений и пришли к выводу, что орган ГСЧС не доказал, что эти нарушения создают реальную угрозу жизни и здоровью людей (как персоналу, так и другим лицам, включая тех, кто будет заниматься гашением пожара в случае его возникновения). Таким образом, у суда не было оснований считать, что истец выполнил требования ч. 2 ст. 68 Кодекса гражданской защиты.

Тут стоит обратить внимание на то, что нарушениями, непосредственно не влияющими на угрозу жизни и здоровью людей, были признаны, к примеру, отсутствие в производственных и складских помещениях противопожарных перегородок, а также установок автоматической пожарной сигнализации. Также интересно отметить, что ответчик не оспаривал самого факта наличия подобных нарушений.

Во-вторых, внимание было уделено тому, когда именно был представлен иск. То обстоятельство, что обращение в суд последовало до момента истечения указанного в предписании срока на устранение выявленных недостатков, было истолковано судами как нарушение прав ответчика, который на момент представления иска частично исправил выявленные нарушения, а частично занимался их исправлением.

В-третьих, рассматривая вопрос о непредставлении ответчиком декларации соответствия материально-технической базы субъекта хозяйствования требованиям законодательства по вопросам пожарной безопасности, суды пришли к выводу, что в данном случае наличие декларации не обязательно. Обоснован такой вывод тем, что проверяемые здания были построены задолго до введения новых правил, а после их вступления в силу не проходили ни реконструкцию, ни капитальный ремонт. Следовательно, у субъекта хозяйствования в их отношении не возникало, исходя из норм Кодекса гражданской защиты, обязанности представлять декларацию.

  

ВЫВОД

В целом из сказанного выше можно сделать сразу несколько выводов:

1) ВАСУ считает правильной практику проверки судами всех указанных в акте нарушений на предмет того, являются ли они надлежащим основанием для инициирования вопроса о применении мер реагирования. При этом если орган ГСЧС требует приостановки деятельности предприятия либо использования объекта, нарушения должны нести угрозу жизни и здоровью людей, что обязан доказать орган ГСЧС;

2) ВАСУ считает неоправданным инициирование вопроса о применении мер реагирования до истечения указанного в предписании срока на исправление нарушений, если ответчик может предоставить доказательства того, что он предпринимает необходимые действия по их устранению.


Получите консультацию юриста онлайн!