Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.

Лицензионные проверки ГСБЭПОб основаниях, порядке проведения и последствиях проверок лицензионности установленного программного обеспечения органами ГСБЭП поведал директор ЮФ «V. I.P Consulting» Богдан Яблонский.

Использование нелицензионного программного обеспечения – одно из наиболее распространенных нарушений прав интеллектуальной собственности, в рамках борьбы с которым могут проводиться проверки органами ГСБЭП. Некоторые и не подозревают, чем чреваты такие проверки. Но когда приходят сотрудники ГСБЭП и изымают компьютер, на котором, по их мнению, установлено нелицензионное ПО, все мигом начинают хвататься за голову: как? на каком основании? а что мне за это будет? а можно ли все как-то исправить? Ответы на эти и другие вопросы – в эксклюзивном интервью предоставил директор ЮФ «V. I.P Consulting» Богдан Яблонский.

«Pravo UA»: На каком основании органы ГСБЭП имеют право осуществить проверку на предмет выявления и прекращения фактов нарушения прав интеллектуальной собственности?

Как известно, в Украине существует два профильных закона для данного вида отношений: Закон «О милиции» и Закон «Об оперативно-разыскной деятельности». На отдельное место, очевидно, стоит поставить Уголовно-процессуальный кодекс Украины.

Перечисленные нормативные акты позволяют, условно, выделить три вида оснований для проведения проверок:

1) проверки, осуществляемые в рамках выполнения обязанностей милиции, связанных с контролем за соблюдением законодательства;

2) проверки заявлений о нарушениях (преступлениях);

3) проверки информации о нарушениях (преступлениях).

К правовым основаниям для проведения первых я бы отнес пункт 24 статьи 11 Закона «О милиции»: «... проводить проверки по фактам нарушения законодательства, контроль за соблюдением которого отнесен к компетенции милиции...».

Проверки заявлений о преступлениях осуществляются на основании статьи 97 Уголовно-процессуального кодекса, а проверки информации можно отнести к числу оперативно-разыскных мероприятий, проводимых согласно статьям 6 (пункт 1 части 1) и 8 Закона «Об оперативно-разыскной деятельности».

Возможно, такая классификация является достаточно условной, поскольку чаще всего перечисленные основания пересекаются либо дополняются одно другим. Однако, с точки зрения определения общих правовых оснований для проведения данного вида проверок, ситуация выглядит именно так.

«Pravo UA»: Какие документы работники ГСБЭП должны предъявить до начала проверки?

Согласно абзацу 2 пункта 24 части 1 статьи 11 Закона «О милиции», приступить к проведению проверки сотрудник милиции имеет право только при наличии направления на проверку, составленного по форме, установленной МВД. В направлении указывается дата его составления, название подразделения милиции, цель, вид, основания, дата начала и дата окончания проверки. Также в направлении фиксируются должности, звания и фамилии сотрудников, уполномоченных на проведение проверки, а само направление подписывается начальником соответствующего подразделения МВД и скрепляется оттиском печати РОВД (или другого соответствующего подразделения МВД).

«Pravo UA»: Какова процедура проведения такой проверки и чем она регламентирована?

Процедура проведения проверки подчинена различным нормативным актам в зависимости от обстоятельств ее проведения, а также выявленных результатов. В частности, проверка начинается с предъявления представителями ГСБЭП документов, являющихся в соответствии с вышеуказанными положениями Закона «О милиции» основаниями для проведения проверки. Если полномочия проверяющих оформлены надлежащим образом и отсутствуют причины отказать в допуске к проверке, проверяющие приступают непосредственно к проверке обстоятельств, явившихся основанием для ее осуществления, а именно:

– проводится проверка наличия технических средств, на которых могут использоваться компьютерные программы;

– проводится проверка фактов использования конкретных программных продуктов на конкретных компьютерах;

– осуществляется идентификация лицензионности используемых продуктов (в зависимости от способа лицензирования продукта: наличие лицензионного соглашения; наличие лицензионных карточек; наличие сертификатов регистрации ключей и пр.);

– определяется круг лиц, непосредственно и опосредованно ответственных за соблюдение порядка использования компьютерных программ (директор, системный администратор и т. п.).

Как известно, единого открытого нормативного документа, регламентирующего порядок и алгоритм проведения данного вида проверок, не существует. Поэтому, оценивая правомерность действий проверяющих, следует руководствоваться перечисленными выше нормативно-правовыми актами, а также Положением о государственной службе по борьбе с экономической преступностью, утвержденным постановлением Кабмина № 510 от 5 июля 1993 года.

«Pravo UA»: В каких случаях ГСБЭП имеет право изъять компьютер для проверки наличия лицензий на использование программ, установленных на нем?

По большому счету, это может произойти только в одном-единственном случае – если будут обнаружены признаки контрафактности программного обеспечения, используемого компанией. Причем практика показывает, что основанием для изъятия оргтехники не обязательно должен быть факт присутствия нелегального ПО на компьютерах в момент проверки.

«ГСБЭП может изъять как компьютеры, с помощью которых произведено нелицензионное ПО, так и компьютеры, на которых такое ПО установлено»

В этой связи следует учитывать, что компьютер в данном случае будет расцениваться как орудие (средство) совершения правонарушения или же предмет, содержащий доказательство совершения нарушения. В первом случае речь идет о том, что именно с его помощью осуществляется использование компьютерной программы. Во втором случае достаточно того, чтобы компьютер содержал информацию, доказывающую использование программ в прошлом (так называемые «следы использования»). Именно в таком качестве будет изыматься оргтехника в том случае, если на момент проверки будут установлены всего лишь следы использования нелицензионных программ.

«Pravo UA»: В течение какого срока может длиться проверка лицензионности ПО, установленного на изъятом компьютере? Когда этот компьютер может/должен быть возвращен?

Срок проведения экспертизы на предмет лицензионности используемого программного обеспечения законодательно не установлен и может растянуться на период от нескольких недель до нескольких месяцев. По всей видимости, на длительность проверки будут влиять как объективные (количество изъятых компьютеров и контрафактных программ; очевидность следов использования ПО и т. д.), так и субъективные (загруженность эксперта; заинтересованность участников процесса в его оперативном завершении и пр.) факторы.

Компьютер возвращается лицу, передавшему технику на экспертизу (уполномоченному сотруднику ГСБЭП), после окончания экспертизы либо установления факта невозможности ее проведения ввиду каких-либо обстоятельств. Судьба возвращенного экспертом оборудования находится в руках лица, в производстве которого находится дело, в рамках которого было произведено его изъятие. Исключение составляют случаи, когда в результате проверки возбуждено уголовное дело и проводится его досудебное, а потом и судебное расследование.

Дальнейшее место пребывания и возможность использования изъятых компьютеров определяется согласно статьям 78 – 81 или 126 УПК в зависимости о того, в каком качестве они будут изъяты и/или арестованы (вещественных доказательств и/или вещей, подлежащих конфискации в связи с совершением преступления). И в том и в другом случае изъятая оргтехника будет храниться до рассмотрения дела по существу (вынесения приговора по делу или закрытия уголовного дела). В зависимости от результатов рассмотрения дела ранее изъятое имущество будет либо возвращено собственнику, либо же конфисковано у последнего.

«Изъятая оргтехника может храниться до рассмотрения дела по существу»

Справедливости ради надо отметить, что аналогичным образом обстоят дела с судьбой указанного имущества даже в том случае, если уголовное дело не возбуждалось, но в деянии нарушителя были обнаружены признаки проступка, ответственность за который наступает согласно статье 512 Кодекса об административных правонарушениях (нарушение прав на объекты интеллектуальной собственности). Такое положение обусловлено тем, что данная норма предполагает возможность конфискации материалов и оборудования, используемых при совершении админпроступка. Аналогичным образом может быть использована и статья 29 КоАП.

«Pravo UA»: Какие документы должны/могут быть составлены по результатам проверки?

По результатам проверки, однозначно, составляется протокол, вид и содержание которого определенным образом зависит от результатов проверки. Так, если по результатам не будет выявлено фактов противоправных действий, то будет составлен протокол осмотра места события, в котором отображается вся процедура проверки и ее результаты.

Если факт использования контрафактных экземпляров ПО будет обнаружен/подтвержден, то в протоколе осмотра места события будет отражен факт выявления, а также зафиксирован факт изъятия (НЕ ВЫЕМКИ) техники. В последнем случае указывается лицо, которому изъятые компьютеры переданы на хранение. Иногда бывает, что в случае изъятия на основании статьи 265 КоАП составляется отдельный протокол изъятия.

Протокол подписывается сотрудниками ГСБЭП, проводившими проверку, руководителем предприятия, на котором проводилась проверка, а также понятыми.

«Pravo UA»: Какая ответственность может грозить лицам, на компьютерах которых обнаружено нелицензионное ПО?

В общем, при нарушении авторских прав на ПО следует говорить о трех видах ответственности: уголовной, административной и гражданской.

Уголовная ответственность наступает согласно статье 176 УК. В данном случае речь идет об ответственности за незаконное воспроизведение и умышленное использование произведений без разрешения субъектов авторских имущественных прав, если это нанесло материальный вред в значительном размере (более 20 необлагаемых минимумов доходов граждан).

Административная ответственность наступает согласно уже упоминаемой ранее статье 512 КоАП (нарушение прав на объекты интеллектуальной собственности в виде незаконного использования компьютерных программ).

Что касается гражданской ответственности, то ее возможные разновидности определяются на основании статьи 52 Закона «Об авторском праве и смежных правах» (возмещение ущерба, денежная компенсация вместо возмещения ущерба, запрет на осуществление определенных действий и др.). Единственное, что хочется отметить, так это то, что привлечение к гражданской ответственности возможно наряду (одновременно либо параллельно) с процессом применения к виновному лицу мер административного либо уголовного воздействия.

«Pravo UA»: В каких случаях лицо может быть освобождено от ответственности за использование нелицензионного ПО и другие нарушения прав интеллектуальной собственности?

Если говорить о гражданской ответственности, то вопрос освобождения лица, в действиях которого содержатся (доказано их наличие) признаки нарушения авторских прав на ПО, от ответственности находится исключительно в плоскости наличия либо отсутствия вины в действиях нарушителя. Если пользователь допустил невиновное нарушения авторских прав, то суд, скорее всего, не станет привлекать его к ответственности. Да и не сможет ввиду того, что согласно части 2 статьи 1166 Гражданского кодекса отсутствие вины нарушителя является прямым основанием для освобождения его об ответственности.

«Приобретение лицензии на ПО после проверки не освобождает нарушителя от ответственности, но может ее смягчить»

Примерно то же самое можно сказать и о привлечении к ответственности административной и уголовной – вина является обязательным признаком состава админнарушения по статье 512 КоАП и статье 176 УК. Единственной особенностью последних является то, что при доказанном факте нарушения авторских прав уголовная или административная ответственность наступает только при умышленном нарушении. В то же время, для привлечения к гражданско-правовой ответственности достаточно и неосторожного поведения нарушителя.

Относительно уголовной ответственности целесообразным также представляется отметить, что факт приобретения лицензии на нелегальное ПО во время либо после проверки (в том числе и на стадии расследования уголовного дела) не является основанием для освобождения от уголовной ответственности. Такая ситуация обусловлена тем, что такие дела не относятся к числу «дел частного обвинения», которые согласно пунктам 6 и 7 части 1 статьи 6 УПК возбуждаются по заявлению сторон и могут быть прекращены в связи с примирением сторон.

В этой связи следует отметить несостоятельность предположения, согласно которому приобретение лицензии на ПО после проверки дает основание для освобождения нарушителя от ответственности. С другой стороны, поскольку обязательным признаком объективной стороны преступления, ответственность за которое предусмотрена в статье 176 УК, является наличие последствий в виде материального ущерба, то возмещение ущерба правообладателю может сыграть на руку нарушителю. В частности, правообладатель в таком случае может отказаться подтверждать наличие ущерба, а это, в свою очередь, может существенно усложнить следственному органу процедуру (да и саму возможность) доказывания наличия в действиях нарушителя признаков преступления. При таких обстоятельствах судебная перспектива уголовного дела может оказаться под угрозой.


Получите за 15 минут консультацию юриста!