Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.

Участником уголовного производства можно стать и не желая того. Предприятие могут посетить с временным доступом или обыском, изъять важные документы и вещи, арестовать имущество. При этом уголовный процесс не балует правами, и на первый взгляд кажется, что предприниматели или собственно бизнес лишены возможности защищаться.

Процессуальные законы других отраслей права довольно щедры на права для всех участников дела, которых в равной мере наделяют возможностью ознакамливаться с материалами дела, делать из них извлечения, копии, получать копии судебных решений; предъявлять доказательства; принимать участие в судебных заседаниях; принимать участие в исследовании доказательств; задавать вопросы другим участникам дела; подавать заявления и ходатайства, давать пояснения суду, приводить свои доводы, соображения и возражения против заявлений, ходатайств, доводов и соображений других лиц; ознакамливаться с протоколом судебного заседания, записью фиксирования судебного заседания техническими средствами, делать с них копии, подавать письменные замечания по поводу их неправильности или неполноты; обжаловать судебные решения; пользоваться другими определенными законом процессуальными правами (ст. 42 Хозяйственного процессуального кодекса Украины, ст. 43 Гражданского процессуального кодекса Украины и ст. 44 Кодекса административного судопроизводства Украины в действующих редакциях).

Даже до изменений в процессуальные кодексы, которые были внесены в ходе реализации мер по реформированию системы судопроизводства, существовал статус лиц, принимающих участие в деле, имевших вышеупомянутые процессуальные права (ст. 24 Гражданского процессуального кодекса Украины и ст. 49 Кодекса административного судопроизводства Украины в редакциях, действовавших до 15.12.2017). В отличие от указанных производств, в уголовном процессе такие участники были вообще бесправны, в чем и проявляется специфика данного процесса и удивление юристов, которые с ним сталкиваются нечасто.

Я лично часто сталкивался с обращением клиентов относительно желания прекратить уголовное производство в отношении их служебных лиц, не имеющих в нем статуса подозреваемого. Они страдали от обысков, временных доступов и допросов, а временами даже не были участниками никаких следственных действий, но понимали, что их работники "под прицелом". Крайне тяжело было объяснить клиенту, в частности заграничному, уверенному, что его работники преступлений не совершали, что согласно нашему законодательству ответ следователя на их обращение: "вы не участник производства и не имеете права подавать ходатайство или жалобу" вполне законный. Или разъяснить, как так правоохранительные органы имеют право расследовать производство годами, не проводя никаких следственных действий и не принимая процессуальных решений, или вдруг проводить обыск в рамках производства, которому уже 5 лет, в то время как репутация компании перед западными инвесторами в результате этого летит вниз.

К примеру, собственники имущества, изъятого в ходе обыска, часто не являются стороной производства, потерпевшим, третьим лицом, в отношении имущества которого решается вопрос об аресте (часто в связи с неподачей соответствующего ходатайства), и таким образом лишены возможности защитить свои права на имущество и законные интересы.

Со вступлением в силу 07.12.2017 Закона Украины "О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно обеспечения соблюдения прав участников уголовного производства и других лиц правоохранительными органами во время осуществления досудебного расследования", который в народе получил название "Маски-шоу стоп", з Божьей помощью начинается новая эра в украинском уголовном процессе.

За радостью относительно запрета "маски-шоу", фиксации рассмотрения ходатайств об обыске общество, бизнес и иногда коллеги-адвокаты не так живо отреагировали на введение нового участника уголовного производства – другого лица, права или законные интересы которого ограничиваются в ходе досудебного расследования. Такого субъекта, конечно, невозможно сравнивать с участниками дела в других процессах по кругу прав, но законодатель наделил его возможностями, которые могут быть довольно действенны в умелых руках.

Таких лиц наделили двумя важными и частично связанными между собой правами. С одной стороны – правом на обжалование следственному судье бездействия, которое состоит в невнесении сведений об уголовном правонарушении в Единый реестр досудебных расследований, в невозврате временно изъятого имущества и, что самое главное, в неосуществлении других процессуальных действий, которые следователь/прокурор обязан совершить в определенный Уголовным процессуальным кодексом Украины (дальше – УПК Украины) срок (п. 1 ч. 1 ст. 303 УПК Украины). С другой стороны – правом на обращение к прокурору, следственному судье или суду с ходатайством, которое обусловливает необходимость осуществления уголовного производства (или отдельных процессуальных действий) в более короткие сроки, чем те, которые предусмотрены УПК Украины (ч. 6 ст. 28 УПК Украины), и даже обжалование прокурору высшего уровня несоблюдения разумных сроков следователем, прокурором в ходе досудебного расследования и обращение за судебной защитой в случае отказа в такой жалобе (ч. 1 ст. 308, п. 9 1 ч. 1 ст. 303 УПК Украины).

Напомню, что согласно ч. 1 ст. 28 УПК Украины в ходе уголовного производства каждое процессуальное действие или процессуальное решение должно быть исполнено или принято в разумные сроки. Разумными считаются сроки, которые объективно необходимы для выполнения процессуальных действий и принятия процессуальных решений. То есть прокурор и следователь, среди прочего, обязаны расследовать производство в объективно необходимые сроки, а не смотреть на тома макулатуры в течение года или больше.

Определенности срока поможет другая новелла УПК Украины (благодаря изменениям в рамках реформы судебной системы) – внедрение сроков расследования уголовного производства, в котором ни одному лицу не сообщено о подозрении.

И теперь, возвращаясь к проблемам клиентов, то есть бизнеса, на который давят самим фактом существования уголовного производства и процессуальными действиями в нем, мы увидим новую процессуальную возможность прекратить это давление и принудить правоохранителей или надлежащим образом расследовать производство и сообщить о подозрении (что, снова-таки, даст возможность эффективно осуществлять защиту клиента), или иметь смелость, а отныне обязанность, не мешать бизнесу многолетними артефактами под названием "уголовное производство".

 

P.S., или ложка дегтя

 

Все мы должны понимать, что нельзя ожидать от наших правоохранителей или следственных судей мгновенного изменения подходов к сложившейся за 5 лет практике. И что введение нового субъекта не может принести сразу тех ожиданий, которые есть (как это наблюдается с третьими лицами, в отношении имущества которых решается вопрос об аресте). Однако понятно одно – теперь это закон и с ним нельзя будет не считаться.


Получите за 15 минут консультацию юриста!