Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.

1. Гражданские права лицо осуществляет в пределах, предоставленных ему договором или актами гражданского законодательства.

2. При осуществлении своих прав лицо обязано воздерживаться от действий, которые могли бы нарушить права других лиц, нанести ущерб окружающей среде или культурному наследию.

3. Не допускаются действия лица, совершаемые с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

4. При осуществлении гражданских прав лицо должно соблюдать моральные принципы общества.

5. Не допускаются использование гражданских прав в целях неправомерного об-меженный конкуренции, злоупотребления монопольным положением на рынке, а также недобросовестная конкуренция.

6. В случае несоблюдения лицом при осуществлении своих прав требований, установленных частями второй-пятой настоящей статьи, суд может обязать его прекратить злоупотребление своими правами, а также применить другие последствия, установленные законом.



Комментарий:

1. Обязанность лица осуществлять свои права в пределах, установленных актами гражданского законодательства и договором (ч. 1 ст. 13 ГК), является чисто гражданско-правовым. Но он дополняется сформулированным в ч. 2 ст. 13 ГК обязанностью лица при осуществлении своих прав (обычно, гражданских, поскольку ст. 13 ГК имеет заголовок «Пределы осуществления гражданского права») «... воздерживаться от действий, которые могли бы нарушить права других лиц». Было бы недопустимым уходом от буквы закона утверждать, что во фразе, которая приводится во лицами понимаются только субъекты гражданского права, а под правами - только гражданские права. Поэтому с ч. 2 ст. 13 ГК следует сделать вывод о том, что при осуществлении гражданских прав лицо обязано воздерживаться от действий, которые могли бы нарушать не только гражданские, но и другие права любых субъектов. Это означает, что при осуществлении гражданских прав лицо должно выполнять требования многочисленных публично-правовых норм. Такой вывод устраняет любое противоречие между статьей, коммент и законами, устанавливающими публично-правовые нормы относительно границ осуществления субъектами своих гражданских прав.

2. Проблема публично-правового контроля за осуществлением гражданских прав представляется авторам такой, что приобретает исключительной остроты. Многочисленные нормы, установленные по этому поводу, оправданы. Но значительная их часть является таким бременем для лица, полностью необоснованным публичным вмешательством в частную жизнь. Так, можно оправдать государственный архитектурно-строительный контроль по индивидуальному

жилищным строительством, поскольку разрушения жилых домов в результате воз-ливого землетрясения является таким, что затрагивает публичные интересы (интересы общества). Но отказ инспектора государственного пожарного надзора подписать акт о приемке в эксплуатацию индивидуального жилого дома, поскольку застройщик не имеет возможности заплатить несколько тысяч гривен за проверку электросети в доме и за против пожарной обработку деревянных конструкций, по-видимому неоправданным вмешательством государства в частную жизнь. Между тем подобных правил в отечественном законодательстве сохраняются тысячи. И проблема построения правового государства перемещается от уста-новки фундаментальных положений государственно-правового устройства к приспособлению к потребностям человека наиболее многочисленных конкретных норм, предполагающих неоправданное вмешательство в частную жизнь.

3. Обязанность лица при осуществлении гражданских прав воздерживаться от действий, которые могли бы причинить вред окружающей среде и культурному наследию, имеет значительно более широкий смысл, чем долг, который рассматривался в предыдущем пункте комментария. Обязанность при осуществлении гражданских прав воздерживаться от действий, которые нарушали бы права других лиц, конкретизируется актами гражданского законодательства, устанавливающие эти права. Обязанность воздерживаться при осуществлении гражданских прав от действий, которые могли бы причинить вред окружающей среде и культурному наследию, в ч. 2 ст. 13 ГК не конкретизируется. Он необъятным, как необъятными является окружающей среды и культурного наследия. Установка этой обязанности является не совсем оправданным ограничением гражданских прав субъектов. Но главное заключается в том, что общая норма ч. 2 ст. 13 ГК, возлагает обязанность не вредить окружающей среде, противоречит специальным правилам ст. 31 - 33 Закона «Об охране окружающей природной среды» [50], из которых следует, что вредить окружающей среде все-таки можно, но в пределах экологических стандартов и нормативов. Эти правила и подлежат применению преимущественно перед ч. 2 ст. 13 ГК.

Что касается обязанности не вредить культурному наследию, то законы «Об охране культурного наследия» [158] и «Об охране археологического наследия» [211] формулируют по этому поводу более конкретные правила, которых и следует придерживаться при осуществлении гражданских прав.

4. Слишком широк также ограничения гражданских прав нормой ч. ст. 13 ГК, запрещающий совершать действия с намерением причинить вред другому лицу. Оно также касается осуществления гражданских прав, хотя на это прямо не указывается. Круг запрещенных действий несколько сужается, поскольку речь идет о запрете действий «с намерением причинить вред ...». Поскольку намерение трактуется как желание сделать что-нибудь, то действие с косвенным умыслом НЕ будет подпадать под ч. З ст. 13 ГК. Для сравнения обратим внимание на ст. 10 ГК Российской Федерации, которая запрещает управнених лицу действовать «исключительно» с намерением причинить вред другому лицу. Это слово (исключительно) как раз и недостает в ч. З ст. 13 ГК. Изложенное дает основание для вывода о том, что действия с намерением причинить вред допускаются, если при этом не нарушаются специальные правила ст. 19 ГК.

5. Запрещается злоупотребление правом в иных формах. Следует напомнить, что проблема злоупотребления гражданским правом была хорошо разработана в советской гражданской науке. И хотя это подается как одно из величайших достижений цивилистики советских времен, нельзя не заметить, что концепция гражданско-правового противодействия злоупотреблению гражданскими правами прежде всего выполняла социальный заказ тоталитарного

режима: как в законе не ограничивались гражданские права граждан, но государство все же очень беспокоилась по поводу того, чтобы этим правом не злоупотребляли. Суд не может не применять правовую норму, рассматривается. Между тем, она устанавливает формально очень плохо определены ограничения гражданских прав, предоставляет суду широкие возможности для достаточно свободного применения норм права. Поэтому при противопоставлении конкретных гражданских прав, вытекающих из договоров, инструкций, обязанности не злоупотреблять гражданским правом, надо было быть очень осторожным, когда решение принимается в пользу этой обязанности. Как бы Украина не доказывала свою историческую и культурную принадлежность к Европе, как бы Украина не стремилась интеграции в европейские организации, все же надо признать, что Украина находится на этапе формирования правового государства, а целесообразные пределы судебного угляду расширяются по мере успехов в этом процессе.

6. В той же мере неоправданным является противопоставление в ч. 4 ст. 13 ГК гражданских прав моральным основам общества. Оно целесообразно только в следующих случаях: 1) поскольку гражданские права могут устанавливаться сделкой (договором), лиц, осуществляющих сделки (заключают договоры), можно было бы возложить обязанность при осуществлении сделок соблюдать моральных основ общества, 2) поскольку действие Гражданского кодекса распространяется на отношения, непосредственно связанные с личностью (отношения по поводу личных нематериальных благ). В других случаях эти правила следует применять с учетом принципов добросовестности, справедливости и разумности.

7. Осуществляя свои права в процессе осуществления предпринимательской деятельности, хозяйствующие субъекты не должны злоупотреблять монопольным положением на рынке, обязаны соблюдать связанных с этим ограничений, не допускать недобросовестной конкуренции. При этом виды и пределы монополии должны определяться законом (часть третья ст. 42 Конституции [1]). Действия, квалифицируемые как злоупотребление монопольным положением на рынке, определены в ст. 29 ГК [42]. Совершение таких действий влечет довольно строгие финансовые санкции, предусмотренные ст. 251 - 257 ГК. В связи с этим обращает на себя внимание то обстоятельство, что в практике применения антимонопольного законодательства время наблюдается стремление к распространительного толкование понятия злоупотребления. Так, одно из территориальных отделений Антимонопольного комитета Украины применило санкции к частному предприятию, признанного монополистом. В постановлении хозяйственного суда, которым были отклонены исковые требования предприятия-монополиста о признании постановления территориального отделения Антимонопольного комитета недействительным, было

указано, что данное предприятие имело право требовать изменений договоров с потребителями, но нарушило порядок внесения изменений в договоры, и было квалифицировано как злоупотребление монопольным положением на рынке. Апелляционная и кассационная инстанции с таким утверждением согласились. Подобная практика противоречит самому определению злоупотребления, которое в любом случае предполагает умысел на получение тех или иных

преимуществ за счет монопольного положения на рынке, а в нашем примере было возбуждено лишь порядок внесения изменений в договоры.

8. Прямое указание в ч. 5 ст. 13 ГК запрета использования гражданского права в целях ограничения конкуренции, злоупотребления монопольным положением на рынке или недобросовестной конкуренции означает, что такой запрет имеет гражданско-правовое содержание.

Это позволяет лицу, в отношении которого другое лицо осуществляет гражданские права в указанных целях, подать иск в суд о защите своих гражданских прав, нарушенных путем злоупотребления монопольным положением на рынке, ограничения конкуренции, недобро-совестливого конкуренции.

9. С ч. 6 ст. 13 ГК следует, что не только при нарушении лицом при осуществлении гражданских прав формально определенных запретов, установленных ч. 5 ст. 13 ГК (запрет на ограничение конкуренции, злоупотребление монопольным положением, недобросовестной конкуренции) и ч. 2 ст. 13 ГК (в части запрета при осуществлении гражданских прав нарушать права других лиц), но и при нарушении формально неопределенных запретов (не причинять вреда окружающей среде и культурному наследию, бездействовать с намерением причинить вред другому лицу, не злоупотреблять правом в иных формах, не нарушать моральные основы общества) лицо, чьи права или интересы такими действиями нарушены, вправе обратиться в суд с требованием положить на нарушителя перечисленных норм обязанность прекратить злоупотребление правом или другой долг, но такой другой долг должен быть установлен законом.


Получите за 15 минут консультацию юриста!