Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.

1. Лицо имеет право на самозащиту своего гражданского права и права другого лица от нарушений и противоправных посягательств.

Самозащитой является применение лицом средств противодействия которые не запрещены законом и не противоречат моральным основам общества.

2. Способы самозащиты должны отвечать содержанию права, которое нарушено, характера действий, которыми оно нарушено, а также последствиям, которые вызваны этим нарушением.

Способы самозащиты могут избираться самим лицом или устанавливаться в-говором или актами гражданского законодательства.



Комментарий:

1. Комментируемая статья, основывается на части пятой ст. 55 Конституции Украины [1], согласно которой каждый имеет право любыми не запрещенными законом способами защищать свои права и свободы от нарушений и противоправных посягательств. Но в. 55 Конституции и ст. 19 ГК не являются тождественными. Статья 55 Конституции распространяется на все правоотношения с участием граждан, а ст. 19 ГК регулирует только гражданские отношения,

но при участии всех субъектов.

2. За лицом признается право на самозащиту не только своего гражданского права, но и права другого лица. Самозащита может осуществляться не только от нарушений, а и от противоправных посягательств. Понятие «посягательство», по нашему мнению, следует толковать как приготовление к правонарушению и покушение на правонарушение.

3. Определение самозащиты, формулируется в абзаце втором ч. 1 ст. 19 ГК, по сути, отсылает к действующим законам и моральных принципов общества. Лицо вправе в порядке самозащиты гражданских прав противодействовать нарушению прав или посягательству на них, не выходя при этом за пределы установленных законом запретов и моральных принципов общества. Четкое разграничение терминов «закон» и «другие нормативно-правовые акты», проводимой в Гражданском кодексе, дает основания для утверждения о том, что при осуществлении самозащиты лицо не обязано соблюдать запретов, установленных подзаконными актами. Но обычно запрета подзаконными актами устанавливаются

на основании более общих положений законов (в частности, они устанавливаются в. 13 ГК). Поэтому не следует думать, что по определению самозащиты, предоставлено в ст. 19 ГК, вытекает возможность действовать вопреки запретам, установленным подзаконными актами.

4. Признание за лицом права на самозащиту и определения этого права в ч. 1 ст. 19 ГК дает очень мало для понимания того, какие права и обязанности устанавливает законодатель, вводя в Гражданский кодекс понятие самозащиты, которого ранее отечественное гражданское законодательство не знало. Приводятся на признаки, которым должны отвечать действия лица для того, чтобы квалифицировать их как способы самозащиты права. Это - следующие признаки: 1) действия должны соответствовать содержанию права, которое нарушено. В частности, действия, направленные на защиту прав, должны защищать раз это право, а не заключаться, например, во встречном нарушении гражданских прав лица, нарушившего право, 2) действия по защите права должны соответствовать характеру нарушения, т.е. быть адекватными нарушению 3) действия по защите права должны соответствовать последствиям, которые вызваны нарушением.

5. Однако изложенное понимание самозащиты права и признаки способов самозащиты не является достаточно определенным, чтобы применять их при решении гражданско-правовых споров. Это дает судам неоправданные возможности для решения дел по своему усмотрению. Кроме того, требование о соответствии способов самозащиты «последствий, вызванных ... нарушением »вообще ставит под сомнение самозащита прав с целью предотвратить эти по-следствий. Поэтому есть потребность в конкретизации признаков самозащиты. Для этого целесообразно вы-пользоваться положения ч. 1 ст. 1169 ГК, согласно которой необходимая оборона является лишь одним из случаев самозащиты права. Таким образом, при наличии признаков необходимой обороны (ст. 36 Уголовного кодекса [36]) действия лица всегда должны квалифицироваться как самозащита гражданского права.

6. Применение понятия необходимой обороны для определения действий субъекта как самозащиты гражданских прав возможно только при условии, что имело место общественно опасное посягательство, т.е. преступное действие лица, от которого этот субъект осуществлял самозащита права.

Оборона квалифицируется как необходима, если нарушителю причинен не любой ущерб, а необходимое и достаточное при данных обстоятельствах для немедленного предотвращения или прекращения посягательства. Необходимая оборона должна соответствовать характеру посягательства по времени (действия при необходимой обороны могут осуществляться раньше началось посягательства, и продолжаться после прекращения посягательства), а также по интенсивности. Если такого соответствия явно нет, действия субъекта гражданских прав квалифицируются как что является превышением пределов необходимой обороны. Они не могут квалифицироваться как правомерный самозащита гражданских прав, даже если уголовное законодательство и не предусматривало ответственности за превышение пределов необходимой обороны.

Кроме того, в ст. 36 УК формулируются дополнительные объяснения по возможности квалификации действий как необходимой обороны: 1) каждый человек имеет право на необходимую оборону независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти, 2) не является превышением пределов необходимой обороны применения оружия или любых других средств или предметов для защиты от нападения вооруженного лица или нападения группы лиц, а также для предотвращения противоправного насильственного вторжения в жилище либо другое помещение, независимо от тяжести вреда, причиненного тому, кто посягает.

7. Если самозащита прав осуществляется от общественно опасного посягательства, под понятие самозащиты подпадают также действия лица, из-за сильного душевного волнения, вызванного общественно опасным посягательством, не могла оценить соответствие причиненного им вреда степени опасности посягательства или обстоятельствам защиты, а потому вышла за пределы необходимой обороны. Понятие самозащиты выходит за пределы необходимой обороны также и в случаях, если самозащита осуществляется от посягательств, не являются общественно опасными.

8. Действия в состоянии крайней необходимости (ст. 1171 ГК) не должны признаваться правомерным защитой гражданских прав, поэтому вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, подлежит возмещению лицом, причинившим вред, или лицом, в интересах которого действовало лицо, причинившее вред.

9. Поскольку правомерность способов самозащиты определяется в ч. 2 ст. 19 ГК в соотношении к действиям, которыми нарушаются гражданские права, правила самозащиты не могут использоваться для квалификации действий, совершаемых владельцем гражданских прав до начала посягательства на гражданские права или после его окончания. Квалификация этих действий как правомерных или неправомерных должно осуществляться на основании соответствующих норм, распространяющихся на эти действия. Так, приобретение собаки или даже дикого животного и ее использования с целью защиты права собственности или иных гражданских прав осуществляется заранее и обычно не связывается с конкретным посягательствам. Поэтому правила о самозащите гражданских прав могут применяться к случаям, когда собака, находился, например, в саду и нанес значительный ущерб лицу, проникла в сад. Если лицо не нарушала правил содержания собак, котов и хищных животных в населенных пунктах [315], она не может отвечать за ущерб, причиненный лицу, проникла на территорию, где находилась собака, которой тяжелой этот вред не был бы, так как при этом осуществлялся правомерен самозащита гражданского права. Но если владелец собаки давал ему команду напасть на нарушителя, действия владельца надо квалифицировать согласно ст. 19 ГК: они могут быть признаны выходящими за пределы самозащиты, а могут быть признаны и такими, которые не выходят за эти пределы, в зависимости от возможности квалифицировать эти действия как необходимую оборону.

10. Другие действия лица, совершаемые заранее с целью защиты гражданского права, не могут подпадать под ст. 19 ГК раз по признаку несоответствия во времени между действиями на защиту гражданского права и нарушением гражданского права. Они при наличии состава правонарушения является основанием для возникновения обязательств из причинения вреда. Поэтому установление любого рода устройств для нанесения вреда вероятном нарушителю выходит аа пределы самозащиты прав.

11. Определением самозащиты гражданского права не охватываются действия, направленные на восстановление этого права путем собственных действий лица, чье гражданское право нарушено, или действий других лиц, если нарушение уже закончено. Поэтому ущерба нарушителю во время таких действий или в их результате не может освободить причинителя вреда от ответственности для обновления гражданского права установлен специальный порядок, принуждения для возобновления права имеют право применять только соответствующие государственные органы. Субъекты гражданских прав могут путем насилия защищать свои гражданские права только при нарушении права или посягательство на него.

12. Распространять определения самозащиты права и действие ст. 19 ГК в целом на отношения по осуществлению защиты прав путем осуществления предусмотренных законом действий (отказ от исполнения обязательства, отказ от принятия исполнения и т.д.) нельзя. На такие юридические действия распространяются соответствующие специальные нормы гражданского права.


Получите за 15 минут консультацию юриста!