Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.

 


Большинство вариантов проекта Гражданского кодекса Украины (ГК) включали нормы, регулирующие семейные отношения, в структуру ГК. В целом решение проекта ГК в этом отношении выглядели привлекательно, объединяя в логическую структуру весь комплекс отношений, складывающихся при определении положения частного лица (в частности, в семейно-бытовой сфере). Соответственно, брак и семья рассматривались не как самоценность, а как составляющая правового положения частного лица.

Такое концептуальное решение вызвало возражения представителей различных юридических школ. Вполне логично в этом контексте появились и предложения регламентировать брачно-семейные отношения посредством самостоятельного кодекса. Усилия сторонников самостоятельности семейного права оказались успешными и имели следствием принятия Семейного кодекса Украины (СК), произошло даже раньше, чем был принят ЦК.

Возникает вопрос, почему создалась такая ситуация?

В поисках ответа необходимо вернуться в исходную точку, рассмотреть те основы, которые определяют в нашем обществе понимание сути брачно-семейных отношений, то есть - обратиться к философии брака и семьи.

В связи с этим уместно вспомнить, что право является элементом культуры (цивилизации), отражая особенности мировоззрения того или иного сообщества людей.

Поскольку, в свою очередь, мировоззрение большей части общества формируется (подвергается воздействию трансформируется т. д.) на основе определенной религии (или другого, но похожего по сути философского учения), то и суть, принципы, содержание права в значительной степени (прямо или косвенно) определяются этим фактором. Указанными обстоятельствами в значительной степени обусловлено существование в Европе Западной и Восточной традиций, в рамках которых происходит развитие отдельных отраслей права.

Философско-этическая основа христианского брака начинает влиять на правовое регулирование этого общественного института уже вскоре после придания христианству статуса официальной религии в Римской империи.

Если, например, в классическом римском частном праве брак рассматривается, прежде всего, как договор, направленный на изменение правового, личного и материального положения граждан, то с приходом христианства ему придают значение самостоятельного общественного и правового института.

Брак становится таинством, а его социальная значимость определяется тем, что он расценивается как основа семьи, общества, церкви, государства и вместе с тем как регулятор морали, а также вообще всех положительных элементов человеческого сообщества.

По мере формирования 2 ветвей христианства - западной (католицизма) й восточной (православной) происходит дифференциация понимание значения брака на Западе и Востоке Европы.

Одним из основных положений православного христианства в этой сфере является признание ошибочности характерного для Запада так называемого «реалистического» подхода к оценке цели брака, суть которого заключается в том, что брак расценивается прежде всего как средство создания условий для продолжения рода, в результате чего снижается значение его духовного и интеллектуального аспектов.

Само же православие практически с момента своего возникновения как отрасль христианства придерживается противоположного подхода - идеалистического, согласно которому главная цель брака заключается не в удовлетворении потребности продолжения рода, а в стремлении к развитию, совершенствованию, полноты бытия.

Обоснование такого видения сути брака Иоанн Златоуст видел в том, что человек, который не находится в браке, не человек, а только ее половина. Муж и жена - не два человека, а один человек.

С этих позиций брачно-семейные отношения не могут рассматриваться как составляющая предмета гражданско-правового регулирования, поскольку это приземляет их, лишает духовности и ослабляет значение морально-этических основ. Отсюда следует вывод, что они должны регулироваться специальным законодательством, определяет особый характер брака как социального института.

Соответственно принятие СК как отдельного кодифицированного акта выглядит вполне логичным, хотя и вызывает существенные замечания относительно особенностей последнего и соотношение его норм с положениями ГК.

В частности, наиболее существенным из таких особенностей методологического характера является определение нормативной базы регулирования брачно-семейных отношений, в которых, кроме СК, как указано в его ст. 7, принадлежит также ряд других законодательных актов. Это могут быть как специальные акты семейного законодательства, так и договоры участников соответствующих отношений, нормативно-правовые акты иной отраслевой принадлежности, международные договоры, конвенции, обычаи и т. д..

При этом принципиально важным является положение, закрепляющее возможность субсидиарного применения к семейным отношениям норм гражданского законодательства. Так, согласно ст. 8

СК если личные неимущественные и имущественные отношения между супругами, родителями и детьми, другими членами семьи и родственниками не урегулированы СК, они регулируются соответствующими нормами ГК, если это не противоречит существу семейных отношений.

Это обусловливает также необходимость специального подхода к толкованию и применению норм СК, который заключается в том, что они должны рассматриваться в контексте общего правового регулирования положения частного лица, с учетом норм ГК, а также особенностей морально-этических убеждений по сути и назначения брака и семьи 'й в нашем государстве.


Получите за 15 минут консультацию юриста!