Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.

Результатом видового моделирования и окончательного воплощения в ценных бумагах соответствующих модельных схем является появление в гражданском обороте уникальной цивилистической конструкции, в которой олицетворяется несколько относительно самостоятельных, но органически соединенных категорий имущественных прав (в частности, право собственности или депозитарное право и обязательственное право). Это позволяет выразить презумпцию о возможности рассмотрения совокупности правовых возможностей, удостоверений ленных ценной бумагой, как единого комплексного субъективного права, очертив ее как проблему. Ведь отдельные правовые возмож-ности, которые содержательно воплощаются в конструкции ценных бумаг, не имеют необходимой степени самостоятельности для их признания самостоятельными, выделенными субъективными гражданскими правами. Правомочности «на бумагу» и «с бумаги» как «сливаются» в едином субъективном комплексном имущественном праве, у лица-ленном (т.е. формально выраженном) в конструкции ценного па-пера как объекта-инструмента его удостоверение. Одномоментность и взаемопоеднанисть возникновения, передачи осуществления, восстановления, прекращения и других возможных аспектов правового бытия указанных правовых возможностей делают указанную презумпцию пе-ревести в плоскость утверждения. В пользу его обоснованности показывает анализ положений ч. 2 ст. 194 ГК Украины, согласно которому к лицу, приобрело право собственности на ценную бумагу, переходят в совокупности все права, которым удостоверяются. Как видим, приобретения прав собственности на ценную бумагу основным правовым последствием переход к владельцу всей совокупности имущественных прав, удостоверенных ценной бумагой. Таким образом, право, рассматривается, харак-ризуеться содержательной единством правомочности, что является его составляющими. Это право характеризуется единством оснований его возникновения и прекращения, субъектного состава (с учетом особенностей каждого отдельного их вида), подлежит одновременной передачи и защиты и т.д.. Исходя из этого, разъединять правомочности, что является его составляющими, допустимо лишь умозрительно, а именно рассматриваемое субъективное право является единственным, сплошным и подлежит комплексному исследованию с точки зрения анализа правомочности, из которых оно состоит.

С учетом такого умозрительного разграничения отдельных категорий исследуемых правомочности функционально-правовая связь права собственности или депозитарного права, с одной стороны, и обязательственного права - с другой можно определить как инструментальное право следования. С точки зрения юридической техники это право предстает как отдельная единичная типичная модельная схема построения гражданских прав. Оно имеет лишь относительную общность с аналогичным правом в вещественных отношениях, ведь право собственности и другие вещные права (например, залог, сервитут) следуют за вещью и в этом смысле являются подчиненными по отношению к ней. Другая (инструментальная) зависимость прослеживается между правовыми возможностями, принадлежащих правообладателю по ценным бумагам. Эта зависимость определяется основными («с бумаги») и инструментально-подчиненными («на бумагу») правами. Учитывая это, рассматриваемое право следования основывается на особой (инструментальной) подчиненности этих правомочности, которая позволяет путем применения договорных механизмов передачи права собственности на ценные бумаги (договоры купли-продажи, мены, дарения, ренты и т.д.) обеспечить пере-дачу удостоверенных ими имущественных прав другим лицам.

Форма выпуска и обращения ценных бумаг обусловливает особенности исследуемого права следования. Относительно правоотношений, возникающих по поводу документарных ценных бумаг, может быть проведена определенная аналогия с указанной типичной модельной схеме построения права следования в вещественных отношениях. Ведь документарная ценная бумага как объект-инструмент удостоверения имущественных прав имеет материальный субстрат (бумажный бланк сертификата). А вот относительно бездокументарной формы такой вывод сделать невозможно. Трансформация материального носителя правовой информации в электронный в правоотношениях, возникающих по поводу без - документарных ценных бумаг, приводит к модификации права следования, которое, сохраняя инструментальную направленность, приобретает другой формально-правового выражения. В рамках обязательственно - депозитарных правоотношений право следования теряет вещный характер и обеспечивается за счет учета прав собственности на рассматриваемые конструкции путем открытия счетов в ценных бумагах, обслуживаемых в Национальной депозитарной системе Украины. Таким образом можно сделать вывод о том, что в правоотношениях, возникающих по поводу как документарных, так и бездокументарных ценных бумаг, право следования приобретает уникальный для частноправовой сферы отношений инструментального характера. Если в вещественных отношениях право следования определяется подчиненным правовым связью по схематической формуле вещь право, то в эмиссионно-удостоверяющих она имеет другой (инструментальный) выражение - право-право, ведь право «с бумаги» всегда следует за правом «на бумагу» . Это подтверждает целесообразность рассмотрения указанных правовых возможностей, функциональная зависимость которых имеет совершенно иной характер, в пределах содержания единого комплексного субъект объективного гражданского (имущественного по содержанию) права.

Множественность категорий имущественных прав, которые могут удостоверяется - ваться ценными бумагами и быть составной содержания основанных на их выдачи правоотношений, подчеркивал М.М. Агарков. Он отмечал, что зачастую содержание ценной бумаги составляют обяза-вязальные права. Однако ими могут быть также вещные права (о-пот и двойное складское свидетельство, коносамент), права членства в акционерном обществе (акция), право получить от должника исполнения по основному обязательству или обратить взыскание на предмет ипотеки (закладная) и т.д.. При установлении аналогичных приведенным разновидностей имущественных прав (кроме прав, основанных на акции, имеющие значительную содержательную своеобразие) иными правовыми средствами (например, договором) правоотношения, содержание которых составляют, не могут рассматриваться как имеющие смешанный (вещественно-обязательства 'вязальная) характер. Дело в том, что в содержание комплекса субъективных прав владельцев ценных бумаг всех видов и форм выпуска (документарной и бездокументарной) как их элемент всегда входят правомочности обязательственного характера. Так, обязывающий характер имеет имущественное право, является содержанием всех видов долговых ценных бумаг. Реализация прав собственников единого разновидности паевых ценных бумаг - акций - основывается на осу-ществления правомочности, имеющих обязывающий характер. Это, в частности, право требования выплаты начисленных в соответствии с решением общего собрания акционеров дивидендов и части стоимости имущества акционерного общества в случае его ликвидации. Содержание производных ценных бумаг составляет право требования их владельца к их эмитента о приобретении у последнего или продажи ему в течение определенного срока ценных бумаг, а также других финансовых или товарных ресурсов (активов). Предоставление имущественным правам, которые могут быть условиями фьючерсного договора, характера реквизитов с соблюдением нормативно определенной формы и других требований определяет инструментальное назначение этих документов - объект-ин - мент удостоверения имущественных прав с распространением на них правового режима производных ценных бумаг. Товарораспорядительные ценные бумаги, составляющих согласно п. 4 ч. 1 ст. 195 ГК Украины самостоятельную группу, удостоверяющих правомочности, которые имеют как вещественное, так и обязывающий характер. Это право и на сам документ, и на товары, которые отмечаются в его тексте, а также право требования передачи последних правообладателю в порту назначения. Это еще раз позволяет подчеркнуть теоретическую целесообразность рассмотрения права собственности на документарная ценная бумага как юридического допущения (фикции). Обязывающий характер правомочности владельцев ценных бумаг обуславливает и специфику реализации принадлежащих им субъективных гражданских прав. Она заключается в обязательности не только предъявления ценной бумаги для осуществления удостоверенного им имущественного права, но и, в основном, в изъятии документа в обмен на принятие его владельцем выполнения со стороны эмитента. Надлежащее эмитенту право требовать предъявления документарного ценной бумаги и право изъять документ как доказательство осуществления исполнения обязательства, возникшего в результате эмиссии ценной бумаги, также иллюстрирует его инструментальное назначения в механизме правового регулирования исследуемых отношений как право - реализационной средства. Удаление документарного ценной бумаги и дальнейшее его хранение в личных бумагах лица (учет в бухгалтерских документах предприятия) как доку-мента, по которому осуществлялось исполнение обязательства в пользу его предъявителя, имеет характер установившегося правила поведения в сфере предпринимательства , то есть обычая делового оборота (ст. 7 ГК Украины).

Отдельной проблемой является определение того, как соотносятся с категорией «субъективное право» инструментально объединены субъективные права «на бумагу» и «с бумаги». В правовой литературе находим утверждение о том, что появление терминологического словосочетания «субъективное право» лежит в плоскости его сопоставления с объективным правом. «От объективного права, писал В. Вишняк, теоретическая юриспруденция стала отличать субъективное право, определяется как совокупность правомож - ностей и требований, принадлежащих лицу на основе норм объективного права, как то, что признается в интересах индивида и обеспеченное возможностью правовой защиты »1. Правоведы в области теории права определяют субъективное право как «гарантированные законом вид и меру возможного или дозволенного поведения лица» 2. В Цивилис - тической литературе субъективное право также характеризуется как вид и мера возможного поведения субъектов гражданских правоотношения - син3. Согласно реализация субъективных прав - это юридически обеспеченная возможность положительного поведения управоможенои лица по реализации всех основанных на его оформлении выдачи правомочности. Рассмотренный выше и не оспариваемый большинством исследователей правовой природы ценных бумаг тесная правовая связь между документом и имущественным правом, составляет его содержание, влечет невозможность их самостоятельного правового бытия. В цивилистической литературе отмечается, что и все «права с бумаги» (если их несколько) представляют собой «единую неделимую юридическую совокупность прав, которые являются объектом обязательственного права». Однако этот вывод требует уточнения. Очевидно, что и «право (собственности) на бумагу» не может быть ни передано, не был осуществлен в отрыве от имущественного права, составляет его содержание. Кроме того, это право нельзя рассматривать в отрыве от самой ценной бумаги только с учетом допустимой в теоретических исследованиях условности. Переход всей совокупности прав, удостоверенных ценной бумагой, с его передачей, как отмечалось, закреплен и в ч. 2 ст. 194 ГК Украины. Поэтому приведенный вывод Л. Г. Юлдашбаевои вполне может быть экстраполирован и использован в сфере исследования особенностей инструментального назначения ценных бумаг в исследуемом механизме правового регулирования. Он дает основания рассматривать «единую неделимую юридическую совокупность прав», которая составляет содержание ценной бумаги, и право собственности на него как правомочности единого «конгломерата» правовых возможностей, в совокупности предстают как особая разновидность субъективных гражданских прав имущественного содержания. Вместе с тем, не следует забывать и о комплексе корреляционных им правовых обязанностей, которые составляют содержание эмиссионно-удостоверяющих правоотношений, учитывая справедливое замечание А. С. Иоффе, который видел смысл гражданского правоотношения в единстве субъективного права и соответствующего ему гражданско-правовой обязанности.

Инструментальный подход к определению соотношения прав «на бумагу» и «с бумаги» позволяет выделить в пределах исследуемой ванных отношений пути решения проблемы, которую краткая можно подать формуле «право на право». Характерное для большинства западных правовых систем юридическое допущение (фикция) «прав на права» - права собственности на обязательственное или другое имущественное право - делает возможным привлечение к рассмотрению обозначенной проблемы и прав, удостоверенных бездокументарными ценными бумагами. Такой вывод следует из анализа легального определения бездокумен - тарного ценной бумаги, содержащегося в Законе Украины «О национальной депозитарной системе и особенностях электронного обращения ценных бумаг в Украине». Согласно положениям ст. 1 Закона бездокументарная форма ценной бумаги - это совершенный хра - гачем учетную запись, является подтверждением права собственности на ценную бумагу. Отсутствие материального носителя правовой информации (бумажного бланка) как правового средства фиксации имущественного права, составляет содержание ценной бумаги, все же позволяет законодателю использовать конструкцию собственности (с использованием того же юридического допущения, фикции) и по бездокументарных ценных бумаг. Исходя из трансформации права собственности (по общему правилу, самостоятельного субъективного гражданского права) в право - собность единого субъективного права, олицетворенного в конструкции ценной бумаги, следует обратить внимание на комбинованисть функциональных назначения в исследуемом механизме нескольких блоков правовых средств, применяемых обычно в различных сферах правового регулирования (в сферах вещественных или обязанных отношений). Их распространение в единую сферу правового регулирования также позволяет определять совокупность правомочности, основанную на оформлении и выдаче ценной бумаги и олицетворенную в нем как единое комплексное субъективное право. Предложенный подход, на наш взгляд, не противоречит основным взглядам на природу субъективного права, выражают правоведы в области общей теории права. В частности, Н. И. Матузов предлагает рассматривать субъективное право как многоплановую правовую возможность, что включает, как минимум, четыре элемента. Это возможность положительного поведения самого управоможеного, то есть право на собственные действия, возможность требовать соответствующего поведения от правозобовьязанои лица, т.е. право на чужие действия, возможность прибегнуть к государственному принуждению в случае неисполнения стороной, противостоящей управоможений, своего долга (претензия) , возможность пользоваться на основе данного права определенным социальным благом. На основании этих соображений содержательный аспект субъективного права Н.И. Матузов определяет как право-поведение, право-требование, право - претензию и право-пользование. Однако право-поведение находится более в плоскости фактических, чем юридических действий, а с точки зрения ее юридической характеристики охватывает и право-требование, и право-пре - гипертензии, и право-пользование. Поэтому для определения особенностей содержания любого субъективного гражданского права (включая и изучаемое) в рассматриваемом аспекте достаточно указать, что он определяется мерой возможного правомерного поведения (содержательные товно воплощается в общем праве-поведении в интерпретации Н. И. Матузова), что находит выражение в указанных трех возможных действиях, осуществляемых в рамках нормативно определенных типовых модельных схем их построения.

Право «на бумагу» (или право собственности на документ, или депозитарное право для бездокументарной формы их фиксации) следует рассматривать как такое, что не имеет самостоятельного правового значения в отрыве от права «с бумаги». Следовательно оно имеет характер вспомогательной (но не менее важной) правомочности в этом едином комплексном субъективном праве. Ведь основанные на оформлении и выдаче ценной бумаги правомочности (включая вещное право на один документ по документарных ценных бумаг) возникают и прекращаются одномоментно. Правомочности, составляющих рассматриваемое единое комплексное субъективное право, могут осуществляться отдельно, однако передаче подлежат только в совокупности. Тот факт, что некоторые из правомочности по ценной бумаге могут быть осуществлены отдельно (например, право на дивиденды по акциям или процента по облигациям, сберегательным сертификатам и т.д.)., Не является контраргументом. Осуществление собственником любой из трех правомочности, основанных на праве собственности, не препятствует впоследствии воспользоваться и иными правовыми возможностями, и это не приводит к прекращению вещного права в целом.

Неделимость совокупности удостоверенных ценной бумагой право - можностей (именно правомочности как отдельных правовых возможностей, а не прав) означает также недопустимость раздельной передачи права «на бумагу» и «с бумаги» на протяжении всего времени его функционирования в гражданском обороте. Тесная правовая связь этих право - можностей, подлежащих рассмотрения как составляющие единое комплексное субъективное право, основанное на оформлении и выдаче ценной бумаги, предполагает их единую правовую судьбу. Разнообразие видов ценных бумаг и многогранность правоотношений, возникающих в связи с их оформлением и выдачей, позволяет подчеркнуть определенных особенностях последних. В некоторых основанных на оформлении и выдаче ценной бумаги правоотношениях правомочности могут рассматриваться как основные и вспомогательные. В частности, механизм осуществления основных правомочности, удостоверенных долговыми ценными бумагами, заключается в праве требования не только суммы основного долга. Управоможена лицо по любым доходным ценной бумагой имеет право требования к их эмитента по выплате соответствующего вознаграждения за пользование капиталом (процентов или дивидендов). Эти правомочности с точки зрения экономической теории является процентом на ссудный капитал, а потому целиком зависят от таких экономико - правовых показателей ценной бумаги, как его номинальная стоимость, срок его обращения, размер банковских процентных ставок на момент установления соответствующих правоотношений и т.д.. Возможность отдельного моего закрепления в реквизитах ценной бумаги, например только права на получение процентов, исключается. Так, у владельцев сберегательных (депозитных) сертификатов, казначейских обязательств Украины, процентных векселей, а также облигационеров есть право на получение процентов (у акционеров - дивидендов). Право требования выплаты процентов или дивидендов является одной из их правомочности, что имеют производный характер. Выполнение эмитентом обязанности по выплате процентов, дивидендов или других видов доходов в течение всего срока обращения соответствующей ценной бумаги с определенной условиями их выпуска периодичностью не влечет его пога-шения. Производный характер дивидендов или процентов по основному ценной бумаги обусловливает и зависимость основанных на его выдаче купонных листов.

Правомочности, составляющих содержание любого субъективного гражданского права, не обязательно детализируются в договоре или ином документе, который имеет значение правового титула, однако это не лишает управоможену лицо права на их осуществление, если это вытекает из самой сути права, содержанием которого они являются. Этот вывод обусловлен столь свойственной метода гражданско-правового регулирования чертой, как правовая инициатива. Например, владелец имеет право на изменение потребительского или хозяйственного назначения принадлежащей ему вещи. Такая правоможнисть является составной надлежащего владельцу права пользования. Несмотря на то, что она подробно в одном нормативном акте не определена, владелец имеет право на ее осуществление, исходя из особенностей права собственности как наиболее полного права на вещь. Это наблюдение имеет определенное значение и при анализе механизма осуществления правомочности, определенных реквизитный состав ценных бумаг. В содержании ценной бумаги не всегда текстуально отражается весь комплекс основанных на его оформлении и выдачи правомочности, подлежащих реализации управоможеною лицом. Удостоверенные ценными бумагами имущественных прав всегда стандартизованы и содержательно компонуются из совокупности базовых, универсальных нормативно определенных для всей их совокупности (типовых, модельных) правомочности. Их круг может определяться не только нормативно определенным реквизитный состав ценной бумаги. Правомочности, что правообладатель по ценной бумаге, могут конкретизироваться в уставе акционерного общества (в отношении акций или облигаций предприятий, выпускаемые им или Положениями об условиях их выпуска и обращения). Кроме того, управоможена по ценной бумаге лицо имеет право осуществлять правомочности, конкретизированы в других локальных актах эмитента, однако при условии, если это не противоречит ее сущности и требованиям действующего законодательства Украины.

Комплексный характер надлежащего правообладателю по ценной бумаге субъективного права обосновывается также следующим. Правовому режиму ценных бумаг свойственно включение в содержание ценной бумаги соответствующего имущественного права (например, пос-видченого облигации права требования возврата по истечении срока ее обращения денежной суммы, составляющей ее номинальную стоимость, и определенных условиями ее выпуска процентов). Аналогичное имущественное право, но когда оно не воплощено в реквизитах ценной бумаги, потенциально может возникнуть на основании договора займа, также подчиняясь Регламентационный влияния механизма правового регулирования имущественных отношений. В таком случае отношения субъектов, участвующих в этих правоотношениях, иметь обязывающий характер, а должное кредитору право требования возврата денежной суммы и процентов составит предмет обязательства и подлежит рассмотрению отдельно от основания его возникновения - договора займа. При таких обстоятельствах договор займа в механизме правового регулирования соответствующих имущественных отношений играет лишь роль основания их возникновения. Ценные бумаги выполняют в механизме правового регулирования эмиссионно-удостоверяющих отношений более универсальную роль. Из-за тесной правовая связь удостоверенного ценной бумагой имущественного права и способа его фиксации (выраженного в докумен-тарной или бездокументарной форме) составляют неразрывное единство, а правовые возможности в отношении них приобретают характер правомочности единого комплексного субъективного гражданского права. Необходимость предъявления документарного ценной бумаги для осуществления выраженного в нем права (по М. М. Агарковым) также является аргументом, который можно привести в обоснование вывода о том, что выраженное в нем имущественное право в течение всего периода его циркуляции в гражданском обороте составляет одну с правомочности единого комплексного субъективного гражданского права. Комплексный характер этого права заключается в одновременном применении в пределах регламентационного воздействия механизма правового регулирования исследуемых отношений правовых средств, применяемых в сфере благоустройства вещных и обязательственных отношений, а также в возможности трансформации имущественного права, удостоверенного ценной бумагой, в зависимости от вида и формы его выпуска. Комплексный характер основанного на оформлении и выдаче ценной бумаги субъективного гражданского права наполняет правомочности управоможенои лица качественно новым содержанием, по - заяк позволяет комбинировать и осуществлять правовые возможности, составляющие содержание различных категорий имущественных прав.

Этот вывод вполне соответствует мировым тенденциям развития гражданского законодательства и уровню цивилистических исследований специфики правового регулирования имущественных отношений. В литературе по этому поводу отмечается, что до недавнего времени в гражданском обороте доминировали исключительно или преимущественно вещественные объекты, определило и вещный характер всех существующих концепций собственности. Основу этих концепций составляют следующие теоретические посылки. Предметом правового регулирования имущественных отношений является прежде правовые связи, складывающиеся по поводу материальных них объектов - вещей. Под вещами в науке гражданского права сегодня понимают предоставленные природой или созданные человеком ценности материального мира, выступающие в качестве объектов гражданских прав. Они характеризуются соответствующими свойствами, обеспечивающими их ограниченность в пространстве и возможность отделения для осуществления всех правомочности владельца субъектом присвоения. Основой имущественных отношений является право собственности на вещи как материальные объекты. Термин «имущество» при изложенном подходе отождествляется с понятием вещей или их совокупности, включая имущественные права. Такой взгляд на природу имущественных отношений получил название концепции вещественной собственности.

Двойственность (дуализм) правовой природы ценных бумаг заключается в сочетании прав на документ как объект прав (прав, основанных на функционировании бездокументарных ценных бумаг в Национальной депозитарной системе) и правомочности, составляющих его содержание. ГК Украины и другие акты гражданского законодательства не содержат норм, предусматривающих возможность разграничения «права на бумагу» и «права с бумаги» относительно рассматриваемых документов. Отсутствие в национальном законодательстве положений о возможности разграничения прав, выражающих двойную природу ценных бумаг, позволяет методом исключения заметить их взаимосвязь и неразрывное единство.

Управоможеною по бездокументарном ценной бумаги является лицо, указанное в совершенном хранителем учетной записи как правообладатель. Лишенный вещественно-правовых элементов правовая связь между удостоверенным бездокументарных ценных бумаг имущественным правом и способом его фиксации имеет свои особенности. Правообладатель по бездокументарной ценной бумагой имеет определенные правомочности, реализуемых им путем обращения к участникам Национальной депозитарной системы Украины и задействование необходимой мерой информационных возможностей совершенного хранителем учетной записи, их заверяет. В частности, он в любой момент может потребовать предоставления ему возможности убедиться в самом существовании такого аккаунта, убедиться в надлежащей фиксации объема удостоверенных им имущественных прав и т.п.. Например, по требованию правообладателя по бездокументарной ценной бумагой хранитель обязан предоставить ему возможность путем обращения к тексту аккаунта получить информацию о количестве принадлежащих ему (учтенных на его счете) эмиссионных ценных бумаг, а также получить другие сведения. Кроме того, без осуществления хранителем учетной записи согласно определенному законом порядку невозможно не только зафиксировать имущественные права в безу - кументарний форме, но и передать или осуществить их. Прекращение удостоверенного бездокументарной ценной бумагой имущественного права надлежащим исполнением или других установленных законом оснований также вызывает обращение к совершенному хранителем учетной записи, в этом случае с целью его аннулирования. Таким образом, и управоможена по бездокументарной ценной бумаге лицо имеет определенные правомочности, касающихся непосредственно учетной записи, а также правовые возможности, которым удостоверяются. В совокупности эти правомочности также могут рассматриваться как единое комплексное субъективное право лица, на имя которого открыт счет в бездокументарных ценных бумагах.

В бездокументарных ценных бумагах право «на бумагу» вместе с потерей материального носителя теряет вещественно-правовой характер. При этом они признаются объектами гражданских прав с распространением-нием на них общего правового режима ценных бумаг. Итак, бездокументарная ценная бумага также предоставляет несколько правоможнос-тей. Право «на бумагу» в этом случае по сравнению с документарными ценными бумагами является трансформируемым и состоит из комплекса правомочности, которые составляют содержание обязательственных право-отношений между управоможеною лицом и соответствующими участниками Национальной депозитарной системы Украины - хранителями или депозитарием. Передача права на бездокументарная ценная бумага управоможеною лицом другому субъекту гражданского права осуществления изменяется за счет совершения хранителем комплекса предусмотренных законом юридически значимых действий. Как относительно документарного цен-ного бумаги право на документ само по себе не имеет самостоятельного значения, так и бездокументарные ценные бумаги процедура фиксации прав и необходимые действия хранителя приобретают смысл и правового значения только в связи с удостоверением им правомочности имущественного характера, составляющих его содержание. Право, основанное на оформлении и выпуске документарного или бездокументарного ценной бумаги, как и любое другое субъективное гражданское право, в случае его нарушения подлежит защите. Право на защиту является одним из правомочности, определяющие его содержание. Выбор способа защиты рассматриваемого права обусловливается характером нарушения и формой его фиксации (документарной или бездокументарной).

Таким образом, особый характер инструментальной зависи-мости правомочности, удостоверенных ценными бумагами, позволяет рассматривать их в рамках содержания единого субъективного права май-новое содержание. Основанное на оформлении и выдачи документарного ценной бумаги субъективное право состоит из нескольких, базовых правомочности обязательственного и вещного характера одновременно. Некоторые из них могут иметь в гражданском праве самостоятельное значение при условии, если формой их правового выражения альтернативный инструмент фиксации имущественных прав, например договор, а другие - нет. Долговые права, могут удостоверений - чуватись, например векселем, облигацией, сберегательным (депозитным) сертификатом, могут быть закреплены в договоре и приобретать содержания договорных правоотношений займа или кредита. То же время специфика правомочности, составляющих содержание акции, делает невозможным их существование в отрыве от акций и функционирования акционерного общества, которое их выпустило. Самостоятельность, хотя бы гипотетическая, права «на бумагу» совершенно исключается, поскольку ценность ценной бумаги и, в соответствующих случаях, инвестиционная привлекательность, что вызывает правовой интерес к нему участников гражданских отношений, обусловленная характером удостоверенного им имущественного права. Невозможность самостоятельного существования прав «на ценные бумаги» подчеркивает их инструментальную зависимость и подчиненность правам «с бумаги», выраженную в неразрывности их юридической связи, которая в цивилистике никем не оспаривается. При закреплении в документе (как бумажном, так и электронном) соответствующих имущественных прав они теряют потенциально возможно самостоятельное значение и предстают как правомочности единого комплексного субъективного права имущественного характера, воплощенного в конструкции ценных бумаг.


Получите за 15 минут консультацию юриста!