Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.

Ознакомление с материалами досудебного расследования является безусловным правом подозреваемого (обвиняемого).

И если в ходе расследования это право ограничено принципом "не навредить" уголовному производству и интересам лиц, относительно которых применены меры безопасности, то по его окончанию должен быть предоставлен полный доступ ко всем документам и доказательствам и дано достаточное количество времени для ознакомления с ними. Это необходимо для поддержания баланса интересов в уголовном процессе. Ситуация же, в которой сторона обвинения предоставляет новые материалы уже на стадиях судебного разбирательства, ставит обвиняемого в положение, когда нужно защищаться от новых доказательств, не имея достаточного количества времени и возможностей для их опровержения.

В нормах Уголовного процессуального кодекса Украины механизм реализован не через запрет стороне уголовного производства представлять в суд материалы, о существовании которых было известно на момент обращения в суд, но они не были в установленном порядке открыты другой стороне, а через запрет суду допускать сведения, содержащиеся в них, в качестве доказательств (ч. 12 ст. 290 УПК). Однако на практике случается иначе. Дело № 5-237кс(15)17 тому пример.

В рамках данного дела должностное лицо было осуждено по ч. 3 ст. 368 УК – за получение путем вымогательства неправомерной выгоды. В основу обвинительного приговора легли данные протоколов, содержащих результаты проведения негласных следственных (розыскных) действий – использования заранее помеченных купюр и контроля за совершением преступления.

Адвокат обвиняемого при обжаловании приговора кроме прочего ссылался на недопустимость вышеуказанных протоколов в качестве доказательств в связи с отсутствием информации о получении разрешений на проведение негласных следственных (розыскных) действий. Соответствующие постановления не были приобщены к делу на момент открытия его материалов стороне защиты, они также не исследовались судом первой инстанции.

В судебном заседании апелляционной инстанции прокурор предоставил соответствующие постановления (о проведении контроля за совершением преступления и об использовании заранее идентифицированных (помеченных) средств) и просил приобщить их к материалам уголовного производства. Суды, как апелляционный, так и кассационный, посчитали такие доказательства допустимыми.

Обращаясь в ВСУ, адвокат осужденного заявлял, что суды безосновательно признали допустимыми доказательствами вышеуказанные разрешения на проведение следственных (розыскных) действий. Они были приобщены к делу только в ходе апелляционного производства, хотя об их существовании стороне обвинения на момент обращения в суд было известно. По факту отсутствия в материалах досудебного расследования документы не были открыты стороне защиты в установленном порядке, что является основанием для применения к сведениям, в них содержащимся, ч. 12 ст. 290 УПК.

 

ВСУ в постановлении по делу № 5-237кс(15)17 согласился с доводами стороны защиты, при этом изложил следующие выводы:

1. Информация процессуального характера, содержащаяся в постановлении прокурора или определении следственного судьи о проведении следственного (розыскного) действия, имеет значение при оценке допустимости использования полученных в его ходе фактических данных в качестве доказательств. Такие сведения подтверждают законность или свидетельствуют о незаконности самого процессуального действия, потому должны оцениваться судом с участием сторон в совокупности с его результатами, описанными в протоколах.

2. Неисследование судом первой инстанции информации процессуального характера приводит к тому, что суд фактически оперирует доказательствами, допустимость которых является вероятной, что в контексте презумпции невиновности недопустимо для обоснования решения, так как влияет на справедливость судебного разбирательства в целом и свидетельствует о нарушении права лица на справедливый суд.

3. Потому открытию стороне защиты в порядке ст. 290 УПК, кроме непосредственно протоколов, в которых зафиксированы ход и результаты проведения следственных (розыскных) действий, подлежат также и документы, являвшиеся правовым основанием для их проведения (определения, постановления, ходатайства). Так как они в том числе дают возможность стороне защиты проверить допустимость результатов таких действий как доказательств. А их неоткрытие является отдельным основанием для признания всех материалов, касающихся конкретного следственного (розыскного) действия, недопустимыми в качестве доказательств.

4. Открытие отдельных материалов уголовного производства на стадии апелляционного рассмотрения не означает их автоматическую допустимость, так как критерием допустимости является не только законность получения, но и предварительное открытие информации другой стороне до ее непосредственного исследования в суде. Так, ч. 12 ст. 290 УПК фактически является процессуальной санкцией стороне за неисполнение своей обязанности, в результате которого уменьшается доказательная база, доступная другой стороне, и, как следствие, вызывает сомнения законность и обоснованность принятого судом решения.

Кроме того, ВСУ обратил внимание на позицию ЕСПЧ, согласно которой сокрытие стороной обвинения от обвиняемого материалов, которые находятся у нее или доступны ей, в любом случае нарушает принцип равенства сторон.

 

 

ВЫВОД:

Итак, ВСУ в постановлении по делу № 5-237кс(15)17 высказался весьма однозначно: суд не имеет права допускать в качестве доказательств сведения из неоткрытых в установленном порядке материалов.

 

И не имеет значения характер процессуальных и фактических данных, в них содержащихся, как и возможные причины их неоткрытия. Соблюдение процессуальной формы в уголовном процессе должно быть превыше всего.


Получите за 15 минут консультацию юриста!