Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.

Не удивительно, что принятые 3 октября новые редакции процессуальных кодексов, к которым уже достаточно давно приковано внимание всего юридического сообщества, не смогли остаться вне обсуждения. Особенно с учетом того, что изменения носят не формальный, а глобальный сущностный характер.

В частности, это касается подходов к доказыванию, что (в этом эксперты сходятся единогласно) несомненно отразится на практике судебных экспертиз.

 

Суд должен устанавливать не объективную, а юридическую истину

Главный месседж новых процессуальных кодексов: судья должен перестать быть следователем в поисках истины, – считает Арсен Милютин, заместитель главы Комитета АЮУ по процессуальному праву, адвокат, советник судебной практики ЕПАП Украина. Судья должен помогать сторонам, а не решать за них, что произошло и что они имели в виду, вступая в правоотношения. То есть помогать в установлении вероятности фактов на основании имеющихся доказательств и их оценки, а не докапываться до истины. Что касается выводов эксперта, то наличие у него специальных знаний придает им большую вероятность по сравнению с другими доказательствами. Однако лишь в том случае, если эксперт использует научные методы исследования, признанные профессиональным сообществом.

Исходя из положений новых процессуальных кодексов, суд должен устанавливать не объективную, а юридическую истину, и это полностью соответствует принципу состязательности, – поддержал позицию г-на Милютина Виктор Москаленко, судья Высшего хозяйственного суда Украины в отставке. Однако полный переход к установлению только юридической истины он считает преждевременным. В первую очередь в связи с тем, что в новом ХПК предусмотрена возможность участия в хозяйственном процессе органов власти, и при этом отсутствуют необходимые нормы, регулирующие особенности рассмотрения таких дел.

С учетом того, что Высший суд по вопросам интеллектуальной собственности будет рассматривать в том числе и споры с публично-правовой составляющей (например, при обжаловании решения об отказе в регистрации объекта интеллектуальной собственности), г-н Москаленко считает, что необходим механизм, по примеру административного процесса, с помощью которого суд мог бы помогать частной стороне в защите своих интересов (путем, например, ограничения принципа равности и состязательности и обязания госоргана доказывать определенные факты).

 

Процессуальные вопросы по делам об интеллектуальной собственности

Среди других проблем, которые подстерегают участников процесса в Высшем суде по вопросам интеллектуальной собственности, спикер особо выделил следующие:

1.  В новом ХПК (к сожалению) не решен вопрос о процессуальном механизме рассмотрения дел о признании торговой марки хорошо известной. Не решена основная проблема данной категории дел – фактическое отсутствие ответчика, а значит, необходимость искусственно его создавать (в частности, путем подачи "фиктивного" иска для того, чтоб "основной" подать уже в качестве встречного).

2. Также не решен и вопрос объединения связанных исковых требований, одно из которых подпадает под юрисдикцию ВСИС. Докладчик считает, что в подобной ситуации приоритет при рассмотрении связанных требований должен иметь специализированный суд.

3. Кроме того, г-н Москаленко считает, что целесообразно было бы ввести обязательный порядок досудебного урегулирования споров, касающихся интеллектуальной собственности, а также ввести в процесс институт специалиста (советника). Такой специалист должен обладать специальными знаниями (не технического характера, а относительно особенностей применения норм права в вопросах интеллектуальной собственности), с помощью которых можно было бы решать определенные вопросы без назначения судебной экспертизы.

4. Что касается регулирования экспертиз новым ХПК, то судья высказал мнение о том, что экспертиза по заявлению заинтересованной стороны – это путь к произволу.

Стоит отметить, что в профессиональной среде есть опасения, что со вступлением в силу новых процессуальных кодексов роль судебных экспертиз может снизиться. Связано это со значительным расширением возможных средств доказывания. Но не все поддерживают такую точку зрения. Так, Николай Потоцкий, начальник отдела способствования защите прав ГП "Украинский институт интеллектуальной собственности (Укрпатент)", считает наоборот. Что, с учетом новых непонятных средств доказывания, из всего их разнообразия судья, скорее всего, выберет наиболее проверенный и зарекомендовавший себя. А значит, роль судебных экспертиз даже имеет все шансы на увеличение.

Что касается института частных судебных экспертов, то ему в Украине быть! Так считает Игорь Лапин, народный депутат ВРУ, автор законопроекта № 6264 "О судебно-экспертной деятельности в Украине". И это одно из тех немногих утверждений, с которыми никто не спорил. Елена Орлюк, директор НИИ интеллектуальной собственности НАПрН Украины, выступила с тем, что институт всецело поддерживает борьбу с монополией государственных институций. Доказательная база должна формироваться на паритетных основах, тут нет места монополии, – считает г-жа Орлюк.

 

И хотя новое процессуальное законодательство, судя по всему, сместит акценты в сторону монополии государства, профессиональное сообщество готово бороться за свободу в экспертной сфере и призывает всех неравнодушных объединиться для доработки профильного закона с учетом уже видимой необходимости внесения изменений в еще и не принятые окончательно процессуальные кодексы.


Получите за 15 минут консультацию юриста!