Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.

Соглашение об ассоциации, подписанное между Украиной и Европейским Союзом, полностью вступившее в силу 1 сентября 2017 года, еще с момента подписания документа в 2014 году возложило на Украину ряд обязательств по приведению действующего законодательства страны в соответствие с требованиями законодательства ЕС.

В частности, Приложение № 34 к Соглашению об ассоциации касалось имплементации положений Директивы № 2004/25/ЕС Европейского Парламента и Совета от 21.04.2004 о предложениях поглощения (далее – Директива).

 

Что такое squeeze-out и sell-out ?

Концепции squeeze-out и sell-out, заложенные в Директиве, давно знакомы мировой практике, однако в Украине прежде не применялись. Если вкратце, то они предусматривают следующее:

– squeeze-out – механизм, согласно которому акционер, владеющий от 90 до 95 процентами акций акционерного общества, может осуществить обязательную покупку акций у миноритарных акционеров (применимо и к акционерам, действующим совместно);

– sell-out – зеркальный squeeze-out механизм, позволяющий миноритарным акционерам требовать обязательный выкуп (продажу) своих акций мажоритарным акционером, обладающим от 90 до 95 процентами акций соответствующего акционерного общества (также применимо к группе акционеров, действующих совместно).

Закон Украины "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины о повышении уровня корпоративного управления в акционерных обществах" № 1983-VIII (далее – Закон), который также называют "законом против "мертвых душ" и который фактически отражает вышеуказанные концепции, вступил в силу 4 июня 2017 года, однако практика его правоприменения за эти три месяца пока еще не сложилась.

 

Особенности процедур squeeze-out и sell-out в Украине

Что касается особенностей процедур squeeze-out и sell-out в Украине, отметим следующее.

Законодатель установил отметку в 95 % – как порог, с которого пакет акций считается "доминирующим контрольным пакетом акций". Приобретая такой пакет акций, акционер уже на следующий рабочий день обязан подать в Национальную комиссию по ценным бумагам и фондовому рынку (далее – НКЦБФР) уведомление о его приобретении. После этого в течение 25 рабочих дней с даты получения уведомления общество обязано утвердить цену выкупа акций. При этом Законом предусмотрено несколько подходов к определению такой стоимости.

Доминирующий контролер может направить обществу публичное безотзывное требование о приобретении акций у всех оставшихся акционеров. В таком случае миноритарии обязаны продать принадлежащие им акции заявителю, подавшему требование. Вероятно, миноритариев, категорично считающих, что их принудительно лишают принадлежащих им акций, должно утешить, что цена обязательной продажи будет в каждом конкретном случае либо определена как наивысшая из рассчитанных согласно Закону, либо установлена оценщиком на уровне рыночной цены (опять же, с учетом того, какая цена выше). Само безотзывное требование публикуется на сайте общества, а его копии направляются всем миноритарным акционерам.

Вместе с тем не исключено, что поскольку многие миноритарии и без того не принимали участие в управлении обществами, держателями акций в которых они являются, они также могут не отреагировать на требование доминирующего контролера продать свои акции. Вот в этом случае особо практичным является использование счета условного хранения (эскроу), через который надлежит осуществлять сделку.

Счет эскроу широко используется в мировой практике и обеспечивает дополнительные возможности по встречному выполнению сторонами сделки своих обязательств. Это счет, который открывается банком клиенту на договорном основании для зачисления на него средств и перечисления их лицу, которого клиент указал как бенефициара, или возврата таких средств клиенту при наступлении определенных договором оснований.

Так, соответствующий мажоритарий размещает на счету эскроу денежные средства, которые будут выплачены миноритарному акционеру – продавцу акций. После того, как акции будут зачислены на счет в ценных бумагах их приобретателя (никаких дополнительных действий от продавца в связи с этим не требуется), денежные средства за них будут разблокированы в пользу лица, продавшего акции.

Несмотря на общий восторг вокруг нововведенных правовых инструментов, отметим несколько спорных моментов:

– срок расчетов с акционерами ограничивается тремя годами, и из-за того, что Законом не определен механизм информирования миноритариев о поступлении средств за акции, которые у них выкупаются, последние рискуют остаться и без акций, и без денег;

– Директивой был закреплен принцип, согласно которому доминирующий контролер может реализовать свое право на приобретение акций оставшихся акционеров только после того, как обеспечит выплату денежной компенсации акционерам в полном объеме (или другой тип компенсации). Поскольку Закон не отражает данный принцип, предполагаем возможные злоупотребления со стороны доминирующих контролеров;

– Закон имеет также и другие недочеты, к которым можно отнести, в частности, отсутствие механизма подтверждения информации о факте перечисления в полном объеме денежных средств, что влечет за собой риск уведомления мажоритарием общества о том, что он перевел деньги на счет эскроу в полном объеме (чего на самом деле не произошло), и после того, как общество передаст эту информацию депозитарию, акции будут переведены на счет доминирующего контролера. 

В то же время процедура sell-out более лояльна по отношению к миноритариям, поскольку тут уже они распоряжаются своим правом требовать выкупа их акций, если им это выгодно и удобно. Так, миноритарий, понимая, что его участие в обществе не является ни эффективным для управления компанией, ни выгодным для него самого (даже совместно с другими миноритариями), может реализовать принадлежащие ему акции по рыночной стоимости и таким образом получить компенсацию за некогда осуществленные инвестиции.

 

 

ВЫВОД:

 

Учитывая все вышеизложенное, отметим, что Закон действительно является большим шагом вперед для украинского бизнеса, однако все же подлежит усовершенствованию в части механизмов реализации предусмотренных в нем процедур.


Получите за 15 минут консультацию юриста!