Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.

Проект Налогового кодекса – проект мелких и крупных пакостей. Бизнес-завтрак на тему «Проект Налогового кодекса: ключевые изменения»Принятие Налогового кодекса уже не за горами. И хотя окончательная его редакция по многим положениям будет отличаться от той, что принята в первом чтении, однако ключевые положения, скорее всего, останутся неизменными. Обсуждение этих ключевых положений стало предметом бизнес-завтрака на тему «Проект налогового кодекса: ключевые изменения», организованного компанией «Эрнст энд Янг», на котором побывал и представитель «Pravo UA».

Фискально заточенный

Идеология принятого в первом чтении проекта Налогового кодекса, по словам из первого докладчиков, партнера, главы налогово-юридического отдела компании «Эрнст энд Янг» Владимира Котенко, направлена не на стимулирование добровольной уплаты налогов, а напротив – на усиление контроля за администрированием налогов и увеличение санкций за невыполнение норм налогового законодательства. Именно репрессивный инструментарий будет основным аргументом в пользу уплаты налогов.

Свидетельством тому – явный перекос в правах налоговых органов по сравнению с правами налогоплательщиков. Среди наиболее одиозных полномочий налоговиков: право проведения осмотров помещений и опросов налогоплательщиков, что приведет к смещению отношений с налоговыми органами из сугубо-формальных в более личные отношения.

Кроме того, в проекте Налогового кодекса увеличивается перечень оснований для проведения внеплановых проверок, увеличиваются сроки проведения проверок и полномочия органов налоговой при их проведении. Увеличивается срок, на который может применяться административный арест имущества налогоплательщика, расширяется перечень оснований для приостановления расчетных операций, увеличивается перечень оснований для применения штрафных санкций. Налоговый залог будет иметь преимущество над другими видами залога, а финансовые учреждения из налоговых агентов, по сути преобразуются в агентов налогового контроля.

При таком увеличении полномочий налоговых органов, прав у налогоплательщиков практически не остается. Они, конечно, по-прежнему смогут оспорить решения налогового органа, однако их шансы на успех будут значительно ниже, а риски в случае поражения в споре – значительно больше.

В проекте Налогового кодекса отсутствует концепция согласованного налогового обязательства. Вместо этого предложен общий порядок административного обжалования, который в силу положений проекта фактически теряет смысл. Ведь, во-первых, сроки рассмотрения жалоб высшими налоговыми органами могут быть увеличены с 20 до 60 дней. Во-вторых, отсутствие ответа налогового органа на жалобу налогоплательщика в течении установленного кодексом срока не будет вести к автоматическому признанию правоты за налогоплательщика. А в-третьих (и это самое главное) в случае, если в ходе обжалования налогоплательщик потерпит фиаско, на сумму начисленного ему денежного обязательства будет начисляться пеня за каждый день с момента принятия оспариваемого решения налогового органа. Размер пени составит 120 % годовых учетной ставки НБУ.

Обжалуя решение налогового органа, налогоплательщик будет рисковать возможностью получить пеню на сумму оспариваемого налогового обязательства

Ответственности же налоговых органов, как таковой попросту нет. Зато есть широкое поле для злоупотреблений. Примером тому может служить даже казалось бы безобидный вопрос с предоставлением налоговых консультаций. Согласно п. 16.6 ст. 16 раздела ІІ проекта Налогового кодекса такие налоговые консультации не должны противоречить налоговым разъяснениям. Но кто должен определять, противоречит налоговая консультация налоговому разъяснению или нет, и какие последствия предоставления заведомо неверной консультации – не определено.

Мелко пакостный

Помимо вышеприведенных, очевидных неприятностей, проект Налогового кодекса, содержаться в нем и нормы, которые не столько устрашают налогоплательщика, сколько усложняют его деятельность. Эти нормы, как выразился Владимир Котенко, «наполнены мелкими пакостями», которые могут усложнить деятельность налогоплательщика весьма существенно.

К числу таковых можно отнести, например, запрет на подачу уточняющего расчета за период, который уже был проверен контролирующими органами. То есть, получается, что если налоговая проверила документы, значит они истинно верные, и исправлению не подлежат. Аналогично с другим фактическим запретом: запретом на подачу документов, подтверждающих позицию налогоплательщика после завершения плановой или внеплановой проверки. Обнаружение и предоставление этих документов после завершения проверки, не будет основанием для отмены доначисленного налогового обязательства.

Налогоплательщику запретят предоставлять документы, подтверждающие его правоту, поданные после завершения проверки

Сюда же можно отнести и новый подход к определению обычных цен. В частности, обосновывая уровень обычной цены, нельзя будет ссылаться на различные маркетинговые мероприятия, мероприятия, связанные с продвижением товаров и проч. Правда, при этом можно по-прежнему можно ссылаться на стратегию налогоплательщика. Так что, сущность то останется той же, но называть и обосновывать ее нужно будет по-новому. При этом налогоплательщик, объясняя уровень цены, должен предоставить такое разъяснение, которое налоговый орган удовлетворило бы. Критериев «удовлетворительности» проект не содержит, а потому независимо от убедительности пояснений, налоговые органы могут посчитать себя неудовлетворенными ими, и немедленно применять косвенные определения обычных цен.

Усложнит деятельность многих представителей бизнеса и отмена возможности консолидированной уплаты налога на прибыль головным предприятием. Отныне все обособленные подразделения (понятие которых значительно расширилось) должны будут самостоятельно уплачивать налоги, вести налоговый учет и подавать отчетность. То есть, по сути, они являются самостоятельными налогоплательщика.

Конкретизирующий

Помимо опасных негативных моментов, есть в проекте Налогового кодекса и вполне полезные нормы, совершенствующие налоговое законодательство. Больше всего таких уточняющих норм касается обложения налогом на прибыль, о новых правилах взимания которого рассказал второй докладчик, старший менеджер налогово-юридического отдела компании «Эрнст энд Янг» Игорь Чуфаров.

К положительным новациям можно было бы отнести снижение ставок налога на прибыль с 25 % до 20 %, с последующим ежегодным снижением до 17 %. Но дело в том, что, во первых, в реальности снижение ниже 20 % будет происходить только до 2015 года. А во-вторых, местные советы смогут устанавливать дополнительные ставки налога на прибыль: областные – до 2 %, а районные и городские – до 3 %. В результате, при установлении максимальных ставок налога на прибыль местными советами получаем те же 25 %.

Потому практически весь позитив сводится к конкретизации положений налогового законодательства в части положений, давно вызывавших споры. Это в первую очередь касается более четкого определения даты возникновения дохода. Так, при определении дохода при реализации товаров таковой будет дата перехода права собственности (а не отгрузка, как сейчас), при предоставлении услуг – дата составления акта, подтверждающего их предоставления, при осуществлении операций по договорам комиссии – дата подачи отчета комиссионера, для лизинговых платежей – дата расчета, установленная в договоре, для страховых платежей – дата вступления в силу договора страхования.

Реального снижения ставки налога на прибыль не произойдет

Также, к положительным новшествам можно отнести исключения аванса из перечня налогооблагаемого дохода. Правда, он не будет включаться и в валовые расходы, что разрушает многие схемы налоговой оптимизации путем осуществления предоплаты в конце отчетного периода. Также, в валовые расходы не будут включаться, например, начисления роялти в пользу физического лица, нерезидента или юридического лица, освобожденного от уплаты налога на прибыль или уплачивающего его по иной ставке.

Существенно изменен и налоговый учет, который существенно сблизился с учетом бухгалтерским. Впрочем, конкретной нормы в проекте Налогового кодекса, определяющей привязку к бухучету нет, а потому 100 % унификации с бухучетом нет. К тому же, порой документ вводит отдельные правила, отличные от бухучета.

Среди других новшеств, связанных с налогом на прибыль следует отметить:

– учет курсовых разниц согласно стандартам бухучета;

– учет ценных бумаг по каждой отдельной ценной бумаге и в зависимости от финансового результата;

– отнесение на валовые расходы безнадежной задолженности только после признания ее таковой в судебном порядке;

– возместить за счет страхового резерва часть непогашенной задолженности, обеспеченной залогом, можно будет только в случае продажи имущества, переданного в залог, через аукционы. В ином случае убытки можно будет покрыть только за счет прибыли, оставшееся после налогообложения.

Конечно, изменений, которые несет Налоговый кодекс гораздо больше, нежели было здесь описано, однако обо всех упомянуть в рамках одно мероприятия или одного материала очень сложно. Да и не сильно нужно. Ведь по другим видам налогов, кроме «упрощенки», правовое регулирование изменилось не столь существенно.

ВЫВОД:

Изменений, которые несет с собой проект Налогового кодекса много. Претензий к этим изменением – не намного меньше. Но, несмотря на эти претензии, значительная часть изменений, скорее всего, будет внедрена в жизнь. А потому следует готовиться к существованию в новых, более жестких условиях начисления и взимания налогов.


Получите за 15 минут консультацию юриста!