Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.

После вступления в силу в 2013 году новой редакции Закона "О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом" внимание специалистов привлекло одно из новых полномочий арбитражного управляющего – возможность инициировать признание недействительными сделок, ранее заключенных должником. Многие эксперты расценивали эту новеллу как достаточно действенный механизм для противодействия схемам с сознательным отчуждением наиболее лакомых активов должника в пользу дружественных структур. Другие эксперты указывали на то, что эти полномочия также могут быть использованы для злоупотреблений путем опротестования вполне правомерных сделок. Однако все сходились на том, что в значительной мере влияние данного нововведения будет определяться позицией судов.

На данный момент можно констатировать, что суды достаточно единообразно применяют нормы ст. 20 Закона (в частности, ВСУ до сих пор не вынес ни одного решения по этому вопросу) и ВХСУ даже не приходится издавать разъяснения. Впрочем, есть и исключение, которое, возможно, рано или поздно станет основанием для обращения в ВСУ. Касается оно позиции ВХСУ относительно возможности обжалования на основании ст. 20 Закона принудительной реализации имущества должника в рамках исполнительного производства.

В первом случае (постановление ВХСУ от 05.12.2013 по делу № 911/673/13-г) ссылка на норму законодательства о банкротстве появилась лишь на этапе кассационной жалобы. До этого в рамках спора относительно законности реализации недвижимого имущества должника банк-ипотекодержатель мотивировал свои требования исключительно законодательством об исполнительном производстве, об ипотеке и об ипотечной деятельности. В рамках первой инстанции это принесло ему успех: определением хозяйственного суда Киевской области от 03.06.2013 иск был удовлетворен в полном объеме и результаты торгов отменены. Однако с этим не согласился суд апелляционной инстанции, который постановлением от 06.08.2013 отменил решение первой инстанции и прекратил производство по делу в части требований банка.

Следовательно, ВХСУ пришлось рассматривать кассационную жалобу, в результате чего суд пришел к выводу о невозможности в данной ситуации применить ст. 20 Закона. Мотивирован он был следующим образом: соответствующая норма дает возможность признать недействительными сделки или имущественные действия именно должника, а не третьих лиц. Поскольку ответчиками были указаны организатор торгов и покупатель, то иск не подлежит удовлетворению.

Второе дело (№ 5015/4299/12) изначально заключалось в попытке арбитражного управляющего, опираясь на нормы ст. 20 Закона, опротестовать результаты публичных торгов, на которых было реализовано имущество должника. Торги проводились в рамках исполнительного производства, открытого до начала производства по делу о банкротстве.

Заявление о возбуждении дела о банкротстве было подано в октябре 2012 года, а торги проводились в марте 2013 года. Предметом торгов было недвижимое имущество должника, которое к тому же (вследствие неоднократного признания торгов несостоявшимися из-за недостаточного количества участников) продавалось за 50 % оценочной стоимости. В результате победителю торгов чуть более чем за 160 тыс. грн. отошли несколько производственных зданий, причем стартовая цена была превышена лишь примерно на 1 %, а вырученная сумма практически полностью ушла на погашение задолженности по зарплате, для взыскания которой и проводилось исполнительное производство.

Все это заставило арбитражного управляющего предпринять меры по опротестованию данной сделки. Впрочем, Львовский хозяйственный суд определением от 5 ноября 2013 года в удовлетворении заявления отказал, указав на то, что в данном случае ст. 20 Закона применена быть не может, поскольку она предусматривает право арбитражного управляющего инициировать признание недействительной сделки, одной из сторон которой является должник. В рассматриваемой же ситуации имела место реализация имущества через публичные торги, которая не является сделкой, заключаемой должником.

С такой точкой зрения согласился и Львовский апелляционный хозяйственный суд, который постановлением от 16.12.2013 оставил в силе предыдущее решение. При этом в очередной раз был сделан акцент на том, что ст. 20 Закона касается исключительно сделок и имущественных действий должника. В то же время реализация имущества через публичные торги в рамках исполнительного производства не может считаться сделкой должника. Одновременно апелляционный суд обратил внимание и на то, что реализация имущества проводилась в целях погашения задолженности по заработной плате, то есть удовлетворение таких требований не подпадало под действие моратория.

Однако ВХСУ в постановлении от 05.02.2014 полностью опроверг аргументацию судов предыдущих инстанций, указав на неправильное понимание ими сути правоотношений. По мнению суда кассационной инстанции, реализация имущества через публичные торги является сделкой должника в понимании ст. 20 Закона, поскольку исполнительная служба в такой ситуации действует от имени должника (то есть, по мнению ВХСУ, имеет место представительство интересов должника на основании закона в понимании Гражданского кодекса).

Также во внимание были приняты следующие обстоятельства: реализованное имущество является, по сути, единственным имуществом должника, за счет которого могут быть удовлетворены требования кредиторов, а цена его реализации составила чуть более 50 % оценочной стоимости, что однозначно нанесло ущерб интересам кредиторов. Именно эти особенности дают возможность утверждать, что арбитражный управляющий получил основания для инициирования вопроса о признании сделки недействительной.

Дополнительно указано, что в силу положений п. 1 1 Заключительных и переходных положений Закона ко всем отношениям по реализации имущества должника после 19.01.2013 применяются исключительно нормы Закона. Следовательно, принудительная реализация имущества должника даже в рамках удовлетворения требований, не подпадающих под действие моратория, возможна исключительно по решению хозяйственного суда. Таким образом, ВХСУ признал приоритет норм законодательства о банкротстве в подобных ситуациях над нормами законодательства об исполнительном производстве.

  

ВЫВОД

ВХСУ считает, что продажа имущества должника на публичных торгах может быть опротестована в порядке ст. 20 Закона о банкротстве. Основанием для этого может быть, в частности, реализация значительной части ликвидного имущества должника по существенно заниженной в сравнении с оценочной стоимости. Однако в данной ситуации необходима именно подача заявления арбитражным управляющим, в котором бы обосновывалось, что публичная продажа является сделкой должника, заключенной от его имени исполнительной службой.

 


Получите за 15 минут консультацию юриста!