Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.

«Я должен позвонить моему адвокату». «Мой адвокат свяжется с Вами». К сожалению, эти фразы пока не стали для нас обыденными и ассоциируются, в основном, с зарубежными кинофильмами.

Традиция пользоваться юридической помощью – неотъемлемая черта жизни в демократическом обществе. Ведь свобода и демократия немыслимы без возможности защитить свои права. А в правовом государстве защитить свои права немыслимо без помощи профессионального юриста.

Потому норма статьи 59 Конституции Украины «каждый имеет право на правовую помощь» неразрывно связана со статьей 1: «Украина является суверенным и независимым, демократическим, социальным, правовым государством».

Другое дело, что мало написать правильные слова в Конституции. Нужно добиться реализации этих норм, что, как оказалось, отнюдь не легкая задача.

Ведь украинский чиновник сохранил в своей генетической памяти навыки чиновника советского. А советскому чиновнику даже весьма демократические на бумаге Конституции 1936 и 1977 годов совершенно не мешали руководствоваться на практике лишь одной нормой: «органы не ошибаются».

Под правовой защитой: новые возможности для свидетелей в уголовном процессеИ украинский чиновник проявляет чудеса непонятливости, в упор не замечая неудобные для него нормы Конституции и законов. Совершенно не опасаясь прослыть умственно неполноценными, чиновники ссылаются на «несовершенство норм», «неоднозначность формулировок», «необходимость дополнительных разъяснений».

Хотя дело тут, конечно же, не только в формулировках. Например, по мнению некоторых украинских специалистов, наиболее совершенно нормы о праве граждан на юридическую помощь сформулированы в Конституции Республики Беларусь. Потому общественная активность, направленная на защиту своих прав, не менее, а иногда и более важна, чем та юридическая техника, с помощью которой эти самые права формулируются.

Вернемся, однако, к праву на правовую помощь. Многие годы украинские следователи блокировали конституционное право граждан на правовую помощь, ссылаясь на отсутствие соответствующих норм в процессуальных кодексах. В частности – в УПК.

Чтобы разбить эту «стену непонимания», мы добились принятия Конституционным Судом Украины Решения от 30.09.2009 г. по делу № 1-23/2009.

Конституционный Суд Украины растолковал нормы статьи 59 Основного Закона относительно права граждан, в том числе и тех, которые должны быть допрошены в качестве свидетелей по уголовным делам, на правовую помощь.

КСУ решил, что в соответствии с Конституцией государство гарантирует каждому возможность свободно и без неправомерных ограничений получать помощь по юридическим вопросам независимо от характера правоотношений с государственными органами. КСУ также решил, что лицо во время допроса в качестве свидетеля в органах дознания или досудебного следствия, во время дачи пояснений в правоотношениях с указанными и иными государственными органами имеет право на правовую помощь от избранного по собственному желанию адвоката.

Разъяснили, разжевали, только выполняй. Но нет. Следователю подавай текст адаптированный, и обязательно в Уголовно-процессуальном кодексе. Так как другие тексты украинские следователи то ли не умеют читать, то ли принципиально не хотят.

И вот, парламент нашел время принять, а Президент подписать Закон Украины № 2395-VI «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Украины относительно права свидетеля на защитника и другую правовую помощь».

С одной стороны, все вроде бы и неплохо. Было в Конституции, теперь есть и в Кодексе. Но наши парламентарии не были бы сами собой, если бы...

– если бы не поставили свидетеля в один ряд с подозреваемым, обвиняемым и подсудимым, поскольку приглашенный свидетелем для предоставления правовой помощи адвокат теперь будет иметь статус защитника. Хотя было бы логично предоставить статус представителя, как у потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика;

– если бы не ввели дополнительных ограничений. Например, одно и то же лицо по данному уголовному делу не может быть защитником двух и более свидетелей, а также защитником свидетеля и подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, потерпевшего, гражданских истца или ответчика.

У защитника свидетеля появились возможности в объеме даже большем, чем у адвоката подозреваемого (обвиняемого). Впрочем, не обошлось без ограничений...

И еще один интересный момент. Законодатели, вероятно, сгоряча предоставили защитнику свидетеля больше возможностей, чем защитнику подозреваемого и обвиняемого.

Так, защитник подозреваемого или обвиняемого может только присутствовать при проведении следователем допроса. Защитник же свидетеля может:

– предоставлять в присутствии следователя консультации свидетелю, если фактические обстоятельства по делу могут быть использованы для уголовного преследования лично самого свидетеля или членов его семьи или близких родственников;

– задавать с разрешения следователя вопросы, которые подлежат занесению в протокол, для уточнения и дополнения его ответов;

– возражать против незаконных действий следователя относительно порядка проведения им допроса или других следственных действий со ссылкой на норму закона, которая нарушается, что подлежит занесению в соответствующий протокол;

– обжаловать действия следователя в порядке, установленном этим Кодексом, в случае если из характера и содержания вопросов вытекает, что свидетель должен допрашиваться как подозреваемый.

Однозначно упростит жизнь прямо предусмотренное теперь право свидетеля отказаться от дачи показаний в случае отсутствия возможности получить правовую помощь в необходимом объеме и формах, в частности, пригласить защитника.

Позаботились законодатели и о том, чтобы как можно больше адвокатов получили работу. Ведь теперь один и тот же адвокат в уголовном деле не может быть защитником двух и более свидетелей, а также защитником свидетеля и подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, потерпевшего, гражданских истца и ответчика. Хотя в этой норме содержится определенная коллизия. Ведь в соответствии с УПК у потерпевшего, гражданских истца и ответчика защитника нет, а есть представитель.

Так что изменения в УПК предоставляют адвокатам и их клиентам некоторые новые возможности. Однако не следует забывать, что нормы Конституции остаются нормами прямого действия. И никакие изменения УПК не могут препятствовать реализации конституционных норм.

Игорь Головань,

адвокат, кандидат юридических наук,

управляющий партнер Адвокатской фирмы «Головань и Партнеры»


Получите за 15 минут консультацию юриста!