Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.

На сегодняшний день любой практикующий юрист, ознакомившись с темой статьи, может смело сказать: "пока в Украине не получается с унификацией". И причин тому много – от отсутствия ответственного профессионального подхода судей Верховного Суда Украины и судей высших специализированных судов при подготовке унифицирующих обобщений до, простите за прямоту, решений, которые вызывают сомнения в их обоснованности и законности.

Перед тем как рассмотреть новации судебной реформы в части унификации, хочу сделать небольшой экскурс в прошлое и прокомментировать ситуацию, которая сложилась на начало декабря прошлого года.

Так исторически сложилось, что Украина принадлежит к группе государств романо-германской правовой семьи, которой присуще наличие иерархической системы источников права, во главе которой находится Конституция, далее идут законы, потом нормативные акты Президента и правительства, затем акты министерств и ведомств. Судебный прецедент в романо-германской правовой семье, как известно, имеет второстепенное значение, что нельзя сказать об англосаксонской правовой семье, где судебный прецедент является основным источником права.

Следует учесть, что по сравнению с текущим периодом развития законодательной базы страны 25 лет назад в Украине количество нормативных актов было минимальным, динамика законотворчества практически была сведена к нулю, что позволяло грамотному юристу почти наизусть цитировать нормы действующих кодексов и немногочисленные обобщения в виде постановлений Пленума Верховного Суда Украины.

Ситуация из года в год менялась, темпы роста как количественных показателей нормативных актов, так и их предметной направленности значительно возросли, появились новые отрасли и институты права, были созданы хозяйственные и административные суды, даже "трудолюбивый" юрист уже физически не мог удержать в голове все изменения и новшества.

Сначала стали появляться электронные информационные правовые системы, потом государство позволило всем воспользоваться интернет-ресурсом "Законодательство Украины", затем появился "Единый государственный реестр судебных решений". Масло в огонь подлили решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), которые стали применяться представителями украинской Фемиды иногда и "не по теме". Выборочный подход цитирования одного из абзацев решениях ЕСПЧ без системного анализа с другими частями решения привел к тому, что одно и то же решение суда стали использовать как истцы, так и ответчики, которые видели в таких решениях "юридическую панацею" и считали их (да и до сих пор считают) приоритетными перед всеми иными источниками права в Украине (и неслучайно, если учесть, что спор рано или поздно может быть рассмотрен в ЕСПЧ).

Что же происходило в Украине с унификацией до последней судебной реформы? Отвечу: Верховный Суд Украины и высшие специализированные суды стали принимать одни за другими не только различные письма, рекомендации, постановления пленумов и тому подобные обобщения, но и судебные решения, которые зачастую противоречили друг другу.

Понимая всю проблематику подобного правоприменения, законодатель в процессуальных кодексах вводит новеллу: одним из оснований для пересмотра дела в Верховном Суде Украины является неодинаковое применение судом (судами!) кассационной инстанции одних и тех же норм материального права, что привело к принятию разных по смыслу судебных решений в подобных правоотношениях, а другим основанием пересмотра – несоответствие судебного решения суда кассационной инстанции изложенному в постановлении Верховного Суда Украины выводу касательно применения в подобных правоотношениях норм материального права.

 

В результате юристы часами стали искать в судебном реестре разные по содержанию судебные решения, чтобы хоть как-то оправдать свое обращение в Верховный Суд Украины, так как одного нарушения кассационным судом норм материального права стало уже недостаточно.

Получалось так: смог юрист найти подобное решение – молодец, не смог – значит плохо искал, так как среди более чем 170 тыс. (!) решений Верховного Суда Украины наверняка есть и нужное. Однако даже найденный прецедент не всегда являлся гарантией победы: ВСУ мог пересматривать свои собственные правовые позиции, к которым он ранее приходил. Проще говоря, сколько было судей в Верховном Суде Украины и высших специализированных судах – столько было и мнений.

В практике сложилась ситуация, при которой когда кто-то говорил о правовых выводах Верховного Суда Украины, то обязательно упоминал судебное решение этого суда, т. е. судебный прецедент, в котором он (вывод) был закреплен (впрочем, решения высших специализированных судов цитируются сторонами спора даже чаще, чем решения ВСУ). Думаю, что в среде юристов в Украине произошла подмена одного правового понятия другим – правовой вывод трансформировался в правовую норму, в результате чего у многих судей и юристов сложилось мнение, что романо-германская правовая система в Украине стала претерпевать глубокие изменения. Так, стало казаться, что правовые выводы и прецеденты Верховного Суда Украины стали одним из основных источников права, а судебное толкование фактически интерпретировало норму права, что, в свою очередь, позволило вести дискуссии о том, что суды в определенной степени стали заниматься правотворчеством, а не правоприменением.

Бесспорно, вопрос отождествления правовой позиции суда с нормой права является самостоятельной серьезной темой, а потому не стану сейчас поднимать вопрос о закрепленном в Конституции Украины принципе разделения властей и о месте правовых выводов (унификации решений) Верховного Суда Украины в таком разделении. Но в свою защиту касательно критического отношения к сложившейся практике унификации скажу, что хотя предыдущие редакции процессуальных кодексов и позволяли нижестоящим судам отступать от правовых позиций ВСУ (если, конечно, суды указывали мотивы таких отступов), пример практики такого отступления найти будет крайне сложно.

Не хотелось бы, чтобы меня, как автора статьи, отнесли к группе людей, которые лишь осуждают все, что было ранее сделано другими: нет, я считаю, что сегодняшняя судебная реформа является закономерным результатом долгого пути проб и ошибок. Но хочу обратиться к одному из главных вопросов судебной системы Украины – эффективности правосудия. Все изменения, которые имели место ранее и происходят сейчас, должны быть направлены на установление правовой стабильности и верховенства права. Такая стабильность в аспекте унификации, на мой взгляд, должна была быть направлена на выработку практических подходов в рассмотрении споров в подобных правоотношениях, на предотвращение судебных ошибок, а не на их дальнейшее исправление.

Возможно, как раньше, так и сейчас кассационной инстанции следует заниматься определенной методологией рассмотрения аналогичных дел, своеобразным моделированием спорных ситуаций. Моделируя ситуации, Верховный Суд должен давать рекомендации в части правоприменения. Но лишь рекомендации, а не императивные предписания, которые в понимании многих нижестоящих судов, а также практикующих юристов давно уже приобрели обязательный характер (именно с этой проблемой мы все сейчас и сталкиваемся: согласитесь, редкий иск или решение суда не содержит ссылку на решение Верховного Суда Украины).

 

Надеюсь, что созданный при новом Верховном Суде Научно-консультационный совет в ходе подготовки научных заключений о применении конкретной нормы права будет подробно и всесторонне рассматривать природу правоотношений, будет стремиться к достижению принципа "разумной предсказуемости", о котором говорил ЕСПЧ, и мы не столкнемся с узконаправленными разъяснениями, которые нельзя будет применять в ситуациях, которые хоть сколько-то отличаются от фабулы дела, в связи с которым такое заключение было принято.

Добросовестный подход Верховного Суда к толкованию норм должен заранее предусматривать возможность совершения ошибки нижестоящими судами во время правоприменения.

Однозначно, ранее действующий Верховный Суд Украины не должен был приобретать статус надзорной инстанции, которая рассматривала вопрос о приеме дела в кассационное производство только лишь потому, что решение нижестоящего суда не отвечало ранее принятому правовому выводу ВСУ. Целью пересмотра должно было быть восстановление справедливости, которая была нарушена из-за неправильного применения нижестоящим судом норм материального (процессуального) права. То есть должен был соблюдаться принцип верховенства права, а не верховенства правовой позиции конкретных судей Верховного Суда Украины.

С какой же унификацией судебных решений мы столкнемся в ближайшее время исходя из новой редакции Гражданского процессуального кодекса?

В соответствии с новым законодательством Верховный Суд является наивысшим судом в системе судоустройства Украины, который обеспечивает постоянство, единство (одинаковое применение норм права) и обобщение судебной практики. С целью выполнения вышеизложенного Большая Палата Верховного Суда будет осуществлять пересмотр дел в кассационном порядке, а Пленум Верховного Суда будет обобщать практику правоприменения, систематизировать и опубликовывать правовые позиции Верховного Суда с указанием конкретного судебного решения, в котором они были сформулированы, а также предоставлять разъяснения рекомендательного характера по вопросам правоприменения.

Что касается разъяснений, они, как указано в законе, будут носить рекомендательный характер, что само по себе уже является позитивным, так как подобные рекомендации с точки зрения повышения профессионального уровня знаний будут полезны каждому практикующему юристу.

В свою очередь, выводы по применению норм права, которые будут изложены в постановлениях Верховного Суда, будут являться обязательными лишь для субъектов властных полномочий, которые применяют в своей деятельности нормативно-правовой акт, содержащий соответствующую норму права. Однако нижестоящие суды, как сказано в законе, будут лишь "учитывать" их во время правоприменения.

 

То есть, в отличие от органов исполнительной власти, для которых такие выводы будут иметь императивный характер, нижестоящие суды должны осуществлять судопроизводство, сохраняя объективность и беспристрастность.

В этом аспекте интересны два момента. Первый состоит в том, что, в отличие от практики ЕСПЧ (которая прямо определена как источник права), статья 10 ГПКУ не определяет правовой вывод (судебный прецедент) Верховного Суда как составляющую часть законодательства, в соответствии с которым суд разрешает дела. Второй момент заключается в том, что правовой вывод (судебный прецедент) Верховного Суда не упоминается в ГПКУ, когда речь идет об основаниях для оставления кассационной жалобы без удовлетворения либо отмены ранее принятых судебных решений.

Новые изменения более подробно урегулировали процедуру унификации правовых позиций самим Верховным Судом. Так, в случае если коллегия суда будет считать необходимым отступить от вывода по применению нормы права в подобных правоотношениях, изложенного в ранее принятом решении Верховного Суда в составе коллегии судей из этой же палаты или в составе такой палаты, такая коллегия может передать дело на рассмотрение палаты, в которую входит такая коллегия; в свою очередь суд в составе палаты передает дело на рассмотрение объединенной палаты, а суд, рассматривающий дело в составе объединенной палаты, может передать дело на рассмотрение Большой Палаты.

Подобная передача дела на рассмотрение Большой Палаты Верховного Суда происходит и в случае, если суд придет к выводу, что дело содержит исключительную правовую проблему и такая передача необходима для обеспечения развития права и формирования единой правоприменительной практики. Судья-докладчик, который получает дело в порядке указанной процедуры, в случае необходимости обращается к соответствующим специалистам Научно-консультационного совета при Верховном Суде с целью подготовки научного заключения о применении конкретной нормы права. В результате такой работы в постановлении палаты, объединенной палаты либо Большой Палаты Верховного Суда должно содержаться заключение о том, как должна применяться норма права, с применением которой не согласилась коллегия судей.

 

ВЫВОД:

 

В завершение статьи мне хотелось бы сказать следующее. Уверен, что все мы разделяем идею, согласно которой стабильность прав каждого участника правоотношений напрямую зависит от единой (унифицированной) судебной практики. Но говоря о стабильности, не следует забывать, что каждое дело по-своему индивидуально, а следовательно будем надеяться, что новые подходы в унификации судебных решений дадут свои результаты – решения нового Верховного Суда не превратятся в сборник безликих трафаретов и в каждом случае судебного рассмотрения будет соблюдаться принцип объективности.


Получите за 15 минут консультацию юриста!