Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.

Пока новый Верховный Суд только начинает работу, обращаем внимание на правовое заключение, изложенное в постановлении старого от 1 ноября 2017 года № 6-1620цс17. Неожиданные повороты, криминальный сюжет и интрига в конце точно не дадут заскучать.

 

Обстоятельства дела

Осенью 2013 года в один из районных судов столицы поступил иск; заявитель просил признать недействительным выданное ответчику свидетельство о праве собственности на нежилое здание и истребовать спорное имущество у добросовестного приобретателя – третьего лица.

В ходе судебного разбирательства было установлено, что в феврале 2012 года по договору купли-продажи истец приобрел нежилое здание. Через год по результатам публичных торгов, проведенных в рамках исполнительного производства по делу о взыскании кредитной задолженности с истца, нотариус выдал свидетельство о праве собственности на него ответчику.

Тот продал его третьему лицу, и в результате цепочки договоров купли-продажи собственником недвижимости стало юридическое лицо, общество с ограниченной ответственностью.

Между тем оказалось, что дела, в результате которого было реализовано имущество, не существовало, а сами торги – не проводились. В результате суд пришел к выводу, что спорная недвижимость выбыла из собственности истца вопреки его воле, и удовлетворил исковые требования в полном объеме.

Хватило сюрпризов и апелляционному суду. Выяснилось, что лицо, у которого истец приобрел здание, – как и ответчик – стало собственником на основании несуществующего решения по несуществующему делу. Исходя из этого суд признал ничтожным договор купли-продажи, заключенный между ними, и отказал в иске.

Сделав разворот в суде кассационной инстанции, дело, наконец, добралось до ВСУ.

 

Мнение ВСУ

Если иное не следует из закона или не установлено решением суда, право собственности считается приобретенным правомерно. Даже когда отчуждатель имущества не имел на то прав, оно может быть истребовано у добросовестного приобретателя лишь в ограниченном количестве случаев, установленных ч. 1 ст. 388 ГК Украины: если имущество было утеряно собственником или лицом, которому он передал его во владение, украдено или выбыло иным путем из владения таких лиц вопреки их воле.

Отметив, что таким правом наделен исключительно собственник, ВСУ признал необоснованность заключений судов первой и кассационной инстанций о том, что им является именно истец.

Последнее опровергается в том числе и решением суда о признании ничтожным договора купли-продажи, по которому истец приобрел спорное имущество и которое согласно ч. 3 ст. 61 ГПК Украины (в редакции до 15 декабря 2017 года) имело преюдиционное значение.

Не все гладко и в решении апелляционного суда. Кто собственник земельного участка, на котором возведен спорный объект, было ли его согласие на строительство и принят ли объект в эксплуатацию в установленном законом порядке, – все это, по мнению ВСУ, следовало установить суду.

Кроме того, суд апелляционной инстанции заключил, что договор купли-продажи, по которому истец приобрел спорное имущество, нарушает публичный порядок, поскольку направлен на незаконное завладение имуществом государства. Но, как подметил ВСУ, имущество, которое было предметом указанного договора, в собственности государства не пребывало.

Исходя из этого, а также в виду отсутствия возможности исследовать все необходимые обстоятельства и принять новое решение ВСУ направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

ВЫВОД:

 

Поскольку таким правом закон наделяет только собственника имущества, при рассмотрении дел о его истребовании из чужого незаконного владения (в том числе – у добросовестного приобретателя) уделите особое внимание подтверждению права собственности на спорное имущество.


Получите за 15 минут консультацию юриста!