Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.

Отсутствие на момент сверки у контрагентов необходимого для ведения хозяйственной деятельности количества работников, технических, транспортных, других производственных ресурсов, а также отсутствие по юридическому адресу не свидетельствует о нереальности хозяйственных операций, если имеются необходимые первичные бухгалтерские документы.

Одними из самых распространенных видов споров между фискалами и налогоплательщиками являются споры, связанные с признанием хозяйственных операций нереальными или бестоварными. В таких случаях налоговый орган доказывает факт того, что хозяйственные операции на самом деле не совершались.

Отдельно выделяют категорию дел, в которых фискалы доказывают отсутствие у контрагентов налогоплательщика собственных помещений, материально-технических ресурсов для выполнения хозяйственных операций и их отсутствие по юридическому адресу.

Нельзя сказать, что судебная практика по подобным делам является единой, однако ВСУ и ВАСУ в большинстве случаев становились на сторону налогоплательщика.

Так, ВСУ, рассматривая дело № 21-47а10, установил, что возникновение у плательщика НДС права на налоговый кредит не зависит от соблюдения требований налогового законодательства другим субъектом хозяйствования. Следовательно, при условии неустановления налоговым органом замкнутой схемы движения средств, которая могла свидетельствовать о согласованности действий истца и его поставщиков для получения обществом незаконной налоговой выгоды, последнее не может подвергаться негативным последствиям в результате деяний других лиц, находящихся за пределами его влияния. Аналогичный вывод был приведен и в постановлении ВАСУ по делу № 803/2406/14.

Рассматривая дело № 826/1398/14, видим подтверждение ранее заявленных позиций ВСУ и ВАСУ по защите прав налогоплательщика в спорах о бестоварности Верховным Судом в новом составе.

Так, истец (ООО) обратился в Миндоходов с жалобой об отмене несправедливого доначисления налоговых обязательств. Ведомство не удовлетворило его требование. ООО обратилось в суд с иском к налоговому органу об отмене решения Миндоходов. До начала рассмотрения дела по сути истец изменил исковые требования на отмену налоговых уведомлений-решений о доначислении сумм налоговых обязательств и применении штрафных санкций. Также ООО хотело приобщить к делу первичные бухгалтерские документы. Ответчик в свою очередь доказывал нереальность хозяйственных операций на основе проверки контрагентов истца за последние три года.

Суд не принял заявление истца об изменении оснований иска, поскольку он уже ранее изменил предмет. Соответственно не была принята во внимание и предоставленная первичка. Также было отказано в удовлетворении иска, с указанием на то, что основанием для обжалования НУР должны быть первичные документы.

Истец обратился в апелляционный админсуд, расширив исковые требования (отмена решения Миндоходов и НУР). Апелляционный суд, исследовав предоставленные бухгалтерские документы, не принятые во внимание судом первой инстанции, удовлетворил иск и признал, что истцом был соблюден установленный порядок формирования налогового кредита по хозяйственным операциям. Также апелляционный суд отклонил доводы налогового органа, основанные на актах проверок контрагентов истца.

Налоговый орган обжаловал решение в Верховном Суде. Рассмотрев дело, Верховный Суд согласился с решением апелляционного суда. Он установил, что истцом при проверке и в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции предоставлены все первичные документы, отражающие реальность хозяйственных операций с его контрагентами.

Акты по результатам проведения налоговых проверок контрагентов ООО не являются для ВСУ доказательствами наличия нарушений в действиях истца. Так, даже если в ходе проверки налоговым органом установлено отсутствие у проверяемых необходимого количества работников, технических, транспортных, других производственных ресурсов, а также отсутствие их по юридическому адресу, это не доказывает факт бестоварности операций на момент совершения поставки.

ВСУ отметил, что согласно п. 200.11 ст. 200 НК фискалам следовало бы провести документальную внеплановую выездную проверку налогоплательщика. В таком случае акт проверки воспринимался бы судом как надлежащее доказательство.

 

ВЫВОД:

1. При рассмотрении дела относительно бестоварности, нереальности хозяйственных операций Верховный Суд встал на сторону налогоплательщика. Фискалы доказывали виновность налогоплательщика на основании актов проверок его контрагентов за последние три года. Первичные бухгалтерские документы налоговики не исследовали.

ВС расценил акты проверок контрагентов как ненадлежащее доказательство. Суд указал, что недостаточность материально-технических ресурсов, работников, собственных помещений для выполнения хозяйственных операций, отсутствие по юридическому адресу контрагентов, установленные вследствие проверки за последние три года, не доказывают факт бестоварности или нереальности на момент осуществления поставки.

 

2. Верховный Суд подчеркнул, что для обоснования бестоварности операций фискалам стоит доказывать виновность налогоплательщика на основании выездной документальной проверки.


Получите за 15 минут консультацию юриста!