Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.

Давным-давно, в те времена, когда налоговое законодательство Украины еще не было кодифицировано, Закон "О порядке погашения обязательств плательщиков налогов перед бюджетами и государственными целевыми фондами" отделял порядок применения санкций за нарушение валютного законодательства от общего порядка, предусмотренного на случай нарушений налогового законодательства. С принятием Налогового кодекса указанный Закон утратил силу, но благодаря постановлению ВСУ по делу № 21-469а14 его призрак все еще бродит на просторах судебной практики.

В указанном постановлении ВСУ пришел к выводу о том, что нарушение сроков расчетов в сфере внешнеэкономической деятельности не содержит признаков состава налогового правонарушения. А потому такое нарушение валютного законодательства влечет за собой применение административно-хозяйственных санкций в порядке, предусмотренном ст. 238 ХК, и с учетом сроков, установленных ст. 250 ХК (максимум 1 год со дня нарушения).

То ли Налоговый кодекс был не до конца изучен, то ли были другие причины для таких "странных" выводов... Но это недоразумение было исправлено совсем недавно новым Верховным Судом в постановлении по делу № 808/2535/17.

 

Коллегия судей Кассационного административного суда посчитала неприемлемой существующую практику применения порядка и сроков, предусмотренных для административно-хозяйственных санкций, к правоотношениям, связанным с расчетами в иностранной валюте.

Суть дела заключалась в следующем. Истец (налогоплательщик) пытался в судебном порядке признать противоправным и отменить налоговое уведомление-решение, которым ему была начислена пеня за нарушение сроков расчетов в иностранной валюте по внешнеэкономическим операциям. Свою позицию он обосновывал невозможностью применения положений НК к данным правоотношениям, апеллируя вышеупомянутыми умозаключениями ВСУ на эту тему. Факт нарушения валютного законодательства истец не отрицал. Основной вопрос заключался в сроках. С момента нарушения прошло больше года, а значит ст. 250 ХК должна была освободить его от ответственности за них. Но не тут-то было.

Верховный Суд разъяснил, что в рамках данных правоотношений имело место валютное правонарушение, а потому спор должен решаться на основании норм валютного и налогового законодательства. Допущенное истцом правонарушение подпадает под регулирование в части контроля сроков расчетов в иностранной валюте налоговым органом в соответствии с пп. 19 1.1.4 п. 19 1.1 ст. 19 НК. Им же применяются штрафные санкции и пеня за нарушения в сфере внешнеэкономической деятельности в соответствии с пп. 54.3.3 п. 54.3 ст. 54 НК.

В соответствии со ст. 4 ХК не являются предметом его правового регулирования административные и другие отношения управления, в которых орган государственной власти или местного самоуправления не является субъектом, наделенным хозяйственной компетенцией, и непосредственно не осуществляет организационно-хозяйственных полномочий относительно субъекта хозяйствования.

 

Потому пеня, начисленная налоговым органом за нарушения при расчетах в иностранной валюте, не является административно-хозяйственной санкцией в понимании ст. 238 ХК. Соответственно и сроки, предусмотренные ст. 250 ХК, к спорным правоотношениям не применяются.

Также стоит отметить, что в ситуациях, подобных рассматриваемой, очень важным является правильное определение момента начала течения срока, предусмотренного для расчета по конкретной внешнеэкономической операции, поскольку от него будет зависеть день возникновения задолженности. А именно к нему согласно ч. 1 ст. 4 Закона "О порядке осуществления расчетов в иностранной валюте" привязан валютный курс НБУ, по которому будет пересчитываться в гривну сумма неполученной выручки (стоимость недопоставленного товара) в иностранной валюте для целей начисления пени.

Что касается экспорта, ч. 1 ст. 1 упомянутого Закона связывает его с датой таможенного оформления (выпиской вывозной грузовой таможенной декларации).

Относительно импорта: Верховный Суд в постановлении по делу № 808/2535/17 разъяснил следующее. Согласно ст. 1 Закона "О внешнеэкономической деятельности" моментом осуществления экспорта (импорта) является момент пересечения товаром таможенной границы Украины или перехода права собственности на указанный товар от продавца к покупателю. Поскольку статья содержит ссылку исключительно на первичный момент перемещения товара через границу – физическое ее пересечение, и такой момент не ставится в зависимость от необходимости прохождения всех процедур таможенного оформления, определяющим является именно начальный момент нахождения товара под таможенным контролем – момент физического пересечения товаром таможенной границы государства.

 

Итог. Все написанное выше изложено исключительно в позитивном ключе, и с точки зрения соблюдения законности и устранения правовой неопределенности – есть за что поблагодарить Верховный Суд. Но для субъекта, который нарушил сроки расчетов в иностранной валюте, изменения не к лучшему. Срок, в течение которого налоговый орган может применить санкцию, составляет 1095 дней.


Получите за 15 минут консультацию юриста!