Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.

Предприятие хочет обратиться в хозяйственный суд с иском к контрагенту. Но срок исковой давности пропущен. Причиной пропуска срока стали обещания генерального директора контрагента "урегулировать ситуацию", в подтверждение чего есть электронная переписка. Как предприятию лучше поступить в данной ситуации?


Статья 256 ГК определяет исковую давность как конкретный срок, в рамках которого лицо может обратиться в суд для защиты своего нарушенного права или интереса. Однако, исходя из норм ГПК и ХПК, окончание (истечение) срока исковой давности само по себе не является основанием для суда вернуть исковое заявление без рассмотрения.

Так, согласно ст. 267 ГК независимо от истечения исковой давности суд принимает заявление к рассмотрению. Основанием же для отказа в удовлетворении требований истечение исковой давности может быть лишь в случае, если об этом заявит сторона в споре и суд при этом не признает причины ее пропуска уважительными.

 

Таким образом, в ситуации, описанной автором вопроса, возможны следующие варианты.

1. Просто подать исковое заявление, без любого упоминания об исковой давности в принципе. Возможно, контрагент не заявит об истечении ее срока.

В абз. 9 п. 2.1 постановления Пленума ВХСУ "О некоторых вопросах практики применения исковой давности в решении хозяйственных споров" (далее – постановление Пленума) разъяснено, что судья не должен по собственной инициативе указывать на истечение исковой давности. В случае же если одна из сторон ссылается на данный факт, судья вправе предложить каждой из них подать соответствующие доказательства.

Так, если контрагент все же заявит об истечении исковой давности, истец в процессе подготовки к рассмотрению или рассмотрения дела не будет лишен возможности доказать, что, например, причины пропуска ее срока были уважительными.

2. Сразу в исковом заявлении просить суд признать причины пропуска исковой давности уважительными и защитить нарушенное право. В частности, согласно абз. 4 п. 2.2 постановления Пленума вопрос относительно уважительности таких причин решается хозяйственным судом в каждом конкретном случае с учетом имеющихся фактических данных.

Однако стоит отметить, что в данной ситуации доказать уважительность причин пропуска срока исковой давности будет крайне непросто. Законодательство перечня подобных причин не содержит. А исходя из общих основ гражданского и хозяйственного права и судопроизводства, к уважительным причинам должны быть отнесены такие обстоятельства, которые по объективным, независимым от истца основаниям затрудняли своевременную подачу иска.

3. На основании ч. 1 ст. 264 ГК заявлять о том, что имело место прерывание срока исковой давности в связи с совершением ответчиком действий, свидетельствующих о признании им своей обязанности, ссылаясь на электронную переписку.

 

В п. 4.4.1 постановления Пленума разъяснено, что действиями, свидетельствующими о признании лицом своего долга или другой обязанности, с учетом конкретных обстоятельств дела, могут быть:

- признание предъявленной претензии;

- изменение в договор или предложение должника о внесении таких изменений, из которых усматривается признание существования долга;

- письменная просьба отсрочить уплату долга;

- подписание акта сверки, подтверждающего наличие задолженности;

- письменное обращение должника к кредитору относительно гарантирования уплаты суммы долга;

- частичная оплата долга.

 

Так, можно говорить о том, что электронная переписка с обещаниями генерального директора ответчика "урегулировать ситуацию" является доказательством признания претензий относительно оплаты долга, а также гарантией его уплаты после проведения всех необходимых мероприятий по "урегулированию ситуации" (например, сверок). Конечно, при условии, что такая переписка действительно является "содержательной" относительно сложившейся ситуации.

Что касается электронной переписки как надлежащего доказательства для суда, то тут, безусловно, могут возникнуть некоторые сложности, связанные в первую очередь с отсутствием конкретного регулирования в процессуальном законодательстве. При этом стоит отметить следующее.

В ст. 5 Закона "Об электронных документах и электронном документообороте" определено, что электронный документ – это документ, информация в котором зафиксирована в виде электронных данных. Его юридическая сила и допустимость как доказательства не может опровергаться исключительно на основании того, что он имеет электронную форму (ст. 8 Закона).

Согласно ч. 1 ст. 32 ХПК доказательствами по делу могут быть любые фактические данные, на основании которых можно установить наличие и отсутствие определенных обстоятельств. Таким образом, электронный документ не исключение.

И так как хозяйственный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, которое основывается на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности (ст. 43 ХПК), то в конкретной ситуации ничто не мешает суду как принять электронную переписку в качестве надлежащего и допустимого доказательства, так и отклонить. Однозначной судебной практики по подобным вопросам пока нет.

 


Получите за 15 минут консультацию юриста!