Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.


Проблема соотношения тех или иных понятий и категорий всегда была предметом философских исследований, соответствующим образом экстраполировалась также и на предмет других отраслей науки. Как в свое время отмечал еще И. Кант, «дело философии - расчленить понятия, данные в смутном виде, делать их развитыми и определенными» 2. Поэтому, мы попробуем определить смысловую нагрузку таких понятий, как «лицо» и «личность», а также их соотношение между собой и с другими фундаментальными философско-правовыми категориями

«Субъективного характера». Однако перед тем, как перейти к проблеме соотношения этих основополагающих методологических категорий, определим общие принципы понимания указанных понятий.

Определяя понятие «лицо», в первую очередь следует отметить, что с этимологической точки зрения этим понятием первоначально охватывается «человек» 3. Вместе современное толкование данного понятия носит уже определенную полисемантичность и включает в понимание «лица» как понятие отдельного человека, индивида, индивидуума, человека, занимающего определенное, преимущественно высокое, положение в обществе, в коллективе и т. д.., Так и понятие человеческой индивидуальности, личности; человека как воплощение индивидуального начала в суспильстви1. То есть оно уже определенной степени рассматривает понятие «лица» не только с внешней точки зрения, но и раскрывая определенный ее внутреннее содержание, поскольку касается некоторой внешней стороны предмета или индивидуальности, определяет отграничительных черты кого-либо или чего-либо небудь2.

Тесно связано с понятием «лица» связано также и понятие «личность», под которым понимают конкретного человека с точки зрения ее культуры, особенностей характера, поведения и т. д..; Индивидуальность, особу3, в том числе и самостоятельно обособленную истоту4. Как видно из указанного этимологического толкования, связь между данными понятиями настолько тесная, что иногда дает основания считать эти понятия как синонимични5. Однако даже учитывая близость данных категорий мы не можем утверждать об их тождестве, поскольку они существенно различаются по содержанию и объему.

Даже такой поверхностный взгляд дает нам все основания утверждать, что оба указанных понятия неразрывно связаны с таким фундаментальным понятием, как «человек». Само понятие «человек» является общим, общим и объединяющим для обоих из указанных категорий. Поэтому для полного понимания понятий «личность» и «личность», выявление их общих и отличительных признаков с целью установления их понятия и сущности нам необходимо выйти на исследование первичного объединяющего понятия, с которым в науке связывают указанные категории, а сбме - понятие «человек».

Исследуя вопрос понимания понятия «человек» как первичной категории в понимании понятий «личность» и «личность», отдельные ученые приходят к выводу о том, что под понятием «человек» следует понимать существо, хотя и является наиболее известна сама себе в своей эмпирической фактичности, одновременно является и наиболее трудно уловимой в своей сущности средствами обычного формального дефинурування6. При этом, как отмечают указанные авторы, до сих отсутствует сформировано единой науки о человеке (человекознания), которая бы предложила универсальное понятие человека, зато каждая наука или определенная ее область в зависимости от исследуемого ней предмета может предлагать свое понимание человека или его аспекта. Это и приводит к тому, что, к сожалению, ни одна из современных наук не отражает полностью сущности и значения понятия человека. И как отметил еще в середине ХХ века Э. Кессирер: «... наша современная теория человека утратила свой интеллектуальный центр. Зато мы достигли полной анархии мысли. Реальный кризис проблемы определилась с того момента, как перестала существовать центральная сила, способная направлять все индивидуальные усилия. Тем не менее, первоначальная важность проблемы была прочувствована во всей совокупности различных ветвей познания и исследовательской работы, но при этом сама возможность апелляции к какой-то авторитетной инстанции. Теологи, ученые, политики, социологи, биологи, психологи, этнологи, экономисты - все подходили к проблеме с собственной точки зрения. Согласовывать или сочетать все эти частные аспекты и перспективы не было никакой возможности. Такая странная ситуация, в которой находится наша философия »1. Однако несмотря на такой пессимистический подход следует признать, что именно в начале XXI века начал происходить новый процесс познания человека и его сущности. Общие признаки этого процесса очевидны, и, как определяет известный философ П. С.Гуревич: «... они проявляются в остроконечной интересе к проблеме человека, в возрождении антропоцентрической по своему содержанию вариантов исследовательской мысли, в выработке новых путей философского познания человека »2.

Один из таких инновационных философских подходов к формированию представления о человеке заключается в том, что человек начинает рассматривается как проблема. С учетом этого следует заметить, что в философии есть немало подходов к проблеме человека. При этом, как считает В. С. Бегун, рассматривая указанную проблему, философия стремится понять природу человека, его сознания, установить определяющие свойства человека, объяснить природу и ее сущность, обосновать человеческое достоинство, способствовать развитию человека, его свободы, и в целом сформировать представление о человеке. Согласно многообразие проблематики сопровождает многообразие подходов к пониманию человека. Вследствие их применения и формируется философская мысль о человеке, где понятие человека становится проявлением определенного взгляда на человека, обусловленного характером конкретного философского подхода к постижению человека. Результатом этого является индивидуальные представления, взгляды, концепции человека и т. п. в рамках определенной философской традиции, которые в своей совокупности, хотя и не систематизированы, представляют мозаичную, впрочем многоаспектную философскую концепцию человека загалом1.

То же время, анализируя философские взгляды, которые доминируют сегодня, следует согласиться, что в наиболее общем смысле под понятием «человек» нужно понимать определенный результат развития природы, этап и форму этого розвитку2. Безусловно, что в основе такого подхода лежит философское учение К. Маркса, согласно которому человек считалась не просто частью природы, а определенным образом обособленной от нее частиною3. И вследствие этой обособленности возникает особая связь и взаимодействие между человеком и природой, который выступает не только как абсолютная предпосылка существования и развития человека, но и способен осуществлять определенное влияние на проявление социального життя4. То же время, важным аспектом в природное начало человека является не только его биологическое существо, но и психическое начало. Ведь, как правильно заметил М. С. Малеин: «. в отличие от животных, которые также наделены психикой, человеку (и только ей) присуща высшая форма развития психики - сознание, способность познавать сущность как внешнего мира, так и свою собственную природу »5. Это все и определяет понятие человека, как разумного существа (кото зариепз), наделенная даром мышления и речи, способна производить орудия труда и сознательно пользоваться ими в своих целях. Этим человек и отличается от других живых организмов, поскольку формируется как выше их степень.

Однако, как подчеркивается в литературе, человек является существом не только биологическим, но и социальною6, она находится в сложной системе отношений с другими людьми, осознает и аккумулирует в себе действительность, что его окружает, способна изменять или хотя влиять на нее. А это означает, что сущность человека естественно-общественная, она является сложной биосоциальной структурой, выступает и функционирует в единстве двух начал7. Человек одновременно является и «ребенком природы" и "ребенком общества», выступает в двух качествах: как биологическое существо и как социальный индивид1. При этом достаточно важной задачей является определение связи социального и природного в человеке. По нашему мнению, правыми есть авторы, которые утверждают, что биологическое в человеке есть не как «рядом положено» с социальным, а таким, что находится в самой сфере социального, поскольку социализация биологии человека пронизывает все ее життя2. Ведь, несмотря на то, что становление человека невозможно без биологических предпосылок, его содержание и дальнейший прогресс определяются социальными закономерностями. Более того, вследствие доминанты социального фактора эволюции генетические предпосылки развития человека все больше приобретают черты необходимого соответствия социальным потребностям.

Вместе, характеристика человека как обще-философского понятия, по нашему мнению, не может быть полной без еще одной составляющей, а именно духовного начала. Феномен духовности

как составляющей структуры человека, по нашему мнению, заключается в том, что она формируется на стыке предыдущих двух составляющих, а именно биологического и социального. И формирование духовности, то

нравственного уровня человека происходит вследствие психического переосмысления ее социального бытия, формирование единой системы внутренних (духовных) ценностей, незыблемых святынь,

формируются в результате психически мыслительного процесса. О проблеме духовной составляющей в общефилософской сущности человека говорили как дореволюционные вчени1, так и современные науковци2.

Важность указанного аспекта для права состоит в том, что как правильно еще в 1918 году отмечал В. Н. Дурденевський «корни субъективных прав в нравственных переживаниях, в глубине психики

человека, в его духовной природе »3. Поэтому, по нашему мнению, духовный (моральный) аспект является чрезвычайно важным и в первую очередь это проявляется в формировании общей теории прав человека.

В последнее время все чаще в научной литературе начинает доминировать мнение, что наличие указанных составляющих общего понятия человека является необходимым, но недостаточным. Природа человека должна, по их мнению, включать еще одну, чрезвычайно важную составляющую - юридическое. Так, по мнению французского ученого Ж. Карбонье, человек разумной юридическим существом, есть Ното ^ и ^ Миси8, поскольку лишь она одна из других живых существ обладает способностью создавать нормы и соблюдать их, принимать решения и подчиняться им4. Поддерживая указанную позицию, российский ученый Н. И. Матузов утверждает, что только человек ». наделена правовыми чувствами, обладает естественными правами и свободами, может воспринимать юридическую справедливость и несправедливость. Кроме того, она прочно детерминирована правовой системой, связанная с ней тысячью нитей - вертикальных и горизонтальных. Все это и определяет ее правовые качества. »1. Такую позицию бело разделены многими учеными и указанные положения были положены в основу науки «юридическая антропология» 2.

Несмотря на разное отношение среди ученых до последнего аспекта следует признать, что для общего понимания понятия «человек» ее юридический аспект чрезвычайно важливим3. Вместе о сложности правового определения понятия «человек» отмечал еще Г. В.Ф. Гегель, в свое время писал: «Каждая дефиниция в праве - опасная (отпиз гиеиипШоп ш,) иге с ^ иии регисииоза) ... и действительно, чем не повьязаниши и непослидовниши условия определенного права, тем меньше возможность дефиниций, поскольку дефиниции имеют выражать в основном общие определения, тогда как непоследовательность приводит к противоречию, неправовое становится видимым в своей наготе. Так, например, для римского права была бы невозможной дефиниция человека, ведь раб не подпадал бы под это определение, для его состояния такое понятие было бы изрядно искаженное »4. Возможно это и обуславливало то состояние, в период Древнего Рима срок человек не использовался в правовых тестам, а возник значительно позже.

Несмотря общепринятую точку зрения, что термин «человек» впервые появился в правовых документах (конституциях, декларациях, актах) во французской Декларации прав и свобод человека (1789 года) 5, мы все же хотели бы обратить внимание, что это понятие в тех или иных вариациях (например, люди значительные, заслуженные, поместные, посполитые, военные, нищие, бедные и т. д.) до этого активно употребляется в Конституции Пилипа Орлика1. После этого понятие «человек» переходит из конституции в конституцию, по декларации в декларацию, в результате чего становится универсальным понятием в первую очередь конституционного права2. Однако со временем понятие «человек» перекочевывает и сферу международного права3, а также используется и в отдельных национальных отраслях права.

Что касается Украины, то понятие «человек» в определенной степени укоренилось в первую очередь на конституционном уровне. Так, в Конституции УССР (1929) 4 понятие «человек» употребляется только в аспекте определения общих принципов Конституции, основа которых состоит в необходимости уничтожить эксплуатацию человека человеком. Аналогичный подход оказался и при формулировке Конституции УССР (1939 года) 5. Дело в том, что, как правильно отмечается в литературе, в конституциях государств, найменувались социалистическими, понятие «человек» практически полностью охватывалось понятиями «гражданин» и «трудящийся» 6.

Была существенно «очеловечено» текст Конституции УССР (1978 года) 1. Количество упоминаний о человеке уже было гораздо больше, однако касались они в основном не прав человека, а указывали на то, что государство направляет свою деятельность на удовлетворение жизненных, материальных, духовных потребностей советского человека.

Впервые в период независимого Украинского государства, термин «человек» в понимании соотношения с его правами был использован в Декларации о государственном суверенитете Украины2, где отмечалось, что одним из оснований вынесения является необходимость всестороннего обеспечения прав и свобод человека. В дальнейшем термин «человек» активно внедряется в новых, принятых в то время нормативно-правовых актах. Однако почти во весь период нормотворчества в период становления украинской государственности термин «человек» в основном ассоциируется с понятием «прав человека», что обусловлено в первую очередь становлением общенациональных стандартов в этой сфере.

Учитывая приведенное следует сделать вывод, что именно человек выступает как первичный и основной субъект права. Отстаивая этот взгляд, С. И. Архипов считает, что, рассматривая человека как первичного субъекта права, следует отметить, что указанная первичности в первую очередь связана не столько с человеком, сколько с «правовой личностью человека» 3. Первичность в этом случае оговаривается, по его мнению, в первую очередь генетическими факторами, обусловливает происхождение всех субъектов права именно от правовой личности человека. Во-вторых, все субъекты права не просто ушли от правовой личности человека, но и продолжают поддерживаться ее сознанием, волей, деяниями, они субстанционально связанные с ней, она их «плотью и кровью», остается их материальной (в смысле правовой материи) основой. И в-третьих, первичность правовой личности в отношении с другими субъектами права, по мнению С. И. Архипова, определяется ее особой правовой ценностью, значимистю4. Соглашаясь с автором, мы считаем, что на сегодняшний день срок-понятие «человек» в смысле первичного субъекта права не только стал общеупотребительным, но и широко применяется при законотворчестве в Украине. Более важным является то, что он приобрел совершенно нового системообразующего значения, создало фундаментальные основы внедрения антропоцентрической правоспрямування в национальном законодательстве.

Вместе указанный новый подход к роли и значения человека в праве основывается на признании человека высшей социальной ценностью (ст. 3 Конституции Украины1). Важность указанного положения, как верно отмечается в литературе, состоит в том, что «. человек является ценностью не только для самой себя, но и для всего общества, для социума. Причем, поскольку эта ценность является самой, то никакое другое явление не может поциновуватись обществом выше, чем человек. Все социальные ценности должны быть подчинены, субординированные ценности человека »2. Вместе признания человека высшей социальной ценностью имеет не только исключительно определенное корпоративное значение. Оно сегодня справедливо считается одним из основных (базовых) принципов правового статуса человека, а также, как подчеркивается в литературе, «. определяет содержание и структуру второго раздела Конституции, посвященного правам и свободам человека и гражданина ». 3, а также определяется как« ... ориентир в дальнейшем совершенствовании правового статуса личности, демократизации социальных процессов на концептуальной основе »4.

Осознание принципа признания человека высшей социальной ценностью как философского постулата в первую очередь зависит от того, что мы вкладываем в понятие «ценность» 5. Сегодня в научной литературе есть несколько подходов к определению понятия «ценность»: 1) как способность вещей и явлений окружающего мира влиять на субъекта таким образом, что они воспринимаются как блага, побуждают стремиться к ним и добиваться обладания ими, 2) как общие принципы целесообразности деятельности, отталкиваясь от которых человек придает тем или иным объектам практическую значимость, что побуждает его действовать (вести) себя определенным чином6. С учетом этого следует сделать вывод, что ценность не является определенным предметом (материальным или духовным, природным или общественным), а скорее определенным субстратом с точки зрения его значимости для человека. И поэтому, как отмечал И. Кант «... предметы, существование которых хотя и зависит не от нашей воли, а от природы, имеют, однако, если они не наделены разумом, только относительную ценность как средства и называются поэтому вещами, тогда как разумные существа называются лицами, поскольку их природа выделяет их как цели сами по себе, то есть, как нечто, что не следует применять только как средство, следовательно, вне как ограничивает любой произвол (и составляет предмет уважения) »1. Как видно, понятие ценности по Канту возможно лишь в соотношении с человеком как целью, ее развитием. Основное внимание он обращал на субъективный аспект ценности, хотя отмечал и наличие объективного аспекта. И поэтому праве есть авторы, которые подчеркивают, что ценность характеризуется известной диалектической двойственностью, что она равнодействующая субъекта и обьекта2.

Важным в понимании понятие ценности является не только определение их сущности и установление роли и значения в обществе. В первую очередь важность ценностей заключается в соотношении поведения по ней как к ценности. Так, в литературе высказывается мнение, что «. ценности «вплетены» в жизнь в большей или меньшей степени так, что траектория жизни личности демонстрирует их через поведение постоянно, постепенно и проявляет при этом их обновления. Ценность выражается в практике в тех ее формах, развитию которых она способствует и требует поведения, демонстрирует эту ценность »3.

Учитывая все выше сказанное, следует согласиться с мнением, что ценность - это существенное, значимое для человека (социальной общности) в предметном и идеальном мире для удовлетворения потребностей людей. Ценность - это одновременно и субъективное, и объективное явление, поскольку существенное, значимое для человека может содержаться и в ней самой как существу живой, сознательной, действующей, а, как и в окружающей действительности - в природной и социальной среде, в материальной и духовной культуре, создана многими поколениями людей. Представление о ценности - это основа мотивации действий человека, социальности спильности4. Именно поэтому, по нашему мнению, высшая социальная ценность - это не просто человек как существо биологическое, а в первую очередь человек как существо социальное, духовное. Поэтому в ст. 3 Конституции Украины понятие человека как высшей социальной ценности не определяется отдельно, а только в сочетании с ее внутренними благами, такими как жизнь, здоровье, честь, достоинство, неприкосновенность и безопасность - теми ценностями, без которых мы не можем представить себе современного человека , без которых не существует ее духовный мир, без которых не людини1.

Возвращаясь к вопросу человека как высшей социальной ценности, нужно отметить, что благодарить в выработке и внедрении антропоцентрической принципа в национальное законодательство нужно в первую очередь философским вченням2. Исследуя этот вопрос, С. С. Алексеев считает, что первоисточники антропоцентрической философской мысли кроются в русской философской мысли, среди которых значительную роль сыграли работы М. А. Бердяева, который в свое время писал, что священным является не общество, не государство, не нация , а человек, а принцип личности - это принцип личности как высшей ценности, ее независимости от общества и государства, от внешнего середовища3. Хотя такой вывод, по нашему мнению, является не совсем верным, поскольку именно философское учение получило разработку еще в творчестве античных софистов и особенно в гуманизме эпохи Возрождения, который противостоял средневековому теоцентризму. Именно в этот период создаются первые мировоззренческие учения, согласно которым рассматривается место человека в мире не с точки зрения грехопадения и спасения, а как проблема достоинства человека. Анализируя такие изменения в философских взглядах того времени, М. С. Каган писал, что «альтернативой техницистичний высокомерия человека в его отношении к природе и ее религиозной самоуничтожению может быть только такое к ней отношение, основанное на дружеской уважении и бескорыстной любви - есть моралистических и эстетических чувствах. такая позиция и есть «антропоцентризм». »4. Именно поэтому следует признать, что основу такого философского учения были заложены еще в период возрождения, а особую роль в ее развитие сделали труда, в том числе и выдающегося украинского философа Г. С. Сковороды. Понятно также и тот факт, что до сих указанный философский подход прошел определенную идеологическую трансформацию и, перейдя через фазу «законодательного осмысления», стал скорее принципом «правового антропоцентризма», согласно которому уважение к человеку определяется через систему предоставленных ему прав. Рассматривая сегодняшний «законодательный антропоцентризм» А. И. Ковлер прогнозирует необходимость внедрения общего антропологического подхода, считая, что «... наша правовая наука. созрела для более серьезной постановки проблемы человека не только как высшей социальной ценности, но и как ценности социально-правовой »1. Вместе ученый считает, что здесь дело остается за малым, а именно по признанию личностью своей цинности2. И с таким положением можно согласиться.

Вместе с тем нужно отметить, что закрепление принципа антропоцентризма на уровне Конституции Украины не может дать должного результата без его соответствии и гармоничного законодательного отраслевого развития. Рассматривая указанную проблему А. А. Пучков отмечает, что существующему сегодня законодательству редко удается учесть значение биопсихической основы человека в сочетании с закономерностями социальных структур, поэтому первоочередной задачей должно стать признание человека как центра правового регулирования. Формулируя ценностный ориентир он считает, что необходимо создавать такое законодательство ». которое бы в полной мере соответствовало природе человека и его ценностям и свободе »3. Соглашаясь с такой позицией концептуально, И. Л. Петрухин считает, что необходимо признать за каждым человеком абсолютную ценность или, как писал И. Кант, «статус самоценности». Но при этом автор предостерегает, что личность не должна быть инструментом осуществления чьих бы то ни было планив4. В иерархии ценностей общества интересам человека он отводит первое место, при этом допуская возможность осуществления государством мер, которыми ущимлюються интересы конкретного человека при условии, если это «делается на благо общества», а «цели, которые ставит перед собой общество и государство, должны соответствовать принципа гуманизма »5.


Получите за 15 минут консультацию юриста!