Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.


Определив по личными неимущественными правами правовую природу субъективных прав, следует заметить тот факт, что сегодня в литературе нет единого подхода к пониманию количественного состава личных неимущественных прав. Существующие в литературе позиции дают нам основания утверждать, что на сегодня существует два подхода к решению этого вопроса, которые условно можно охарактеризовать как монистическая и плюралистическая концепции.

Монистическая концепция в своем самом общем виде исходит из необходимости существования единого личного неимущественного права. Эта идея впервые была разработана еще в 30-е годы ХХ века и получила распространение в отдельных странах Западной Европи1. Ее сущность сводилась к тому, что законодательство должно охранять отдельные разнообразные личные неимущественные права физических лиц, а скорее единственное личное неимущественное право. В поддержку этого тезиса С. И. Аскназий свое время писал: «Вряд ли представляется возможным путем особого перечня в ГК исчерпать эти своеобразные личные интересы, которые могут требовать гражданско-правовой охраны» 2. Вместе с тем он отмечал, что для охраны даже тех, что известны судебной практике личных прав, вследствие сравнительно редкого их нарушения и малозначительности нарушенного интереса нецелесообразно специально упоминать в кодексе, недостаточно только «перечисление всех возможных видов этих личных прав», по мнению автора, их следует охватить «общей формулой охраны личных прав, под которую можно было бы подвести все различные случаи, когда охрана личности должна быть обеспечена» 1. Еще одним поборником концепции общего личного неимущественного права была К. А. Флейшиц, которая в своей работе «Личные права в гражданском праве Союза ССР и капиталистических стран» отстаивала идею защиты единого личного права, а также предлагала установить в общей форме охрану личных интересов гражданина. Это, по ее мнению, позволило бы защитить те разнообразные интересы, которые невозможно поименовать и перечислить в законе и которые вследствие своей нетипичности не могут вылиться в объект особых субъективных прав. В результате автор пришел к выводу, что именно такой механизм позволил бы предоставить судебную защиту каждому, «... чьи интересы. нарушены действием другого лица, противоречит закону. »2.

Указанные положения представителей монистической концепции подверглись существенной критике со стороны представителей плюралистической концепции личных неимущественных прав, методологически исходят из необходимости закрепления множественности личных неимущественных прав. Так, например, С. Н. Братусь в свое время указывал, что «. право берет под свою охрану не любой, пусть даже непротиправний интерес данного индивидуума, но те личные блага, которые признаны социально ценными, и поэтому подлежат с точки зрения государства юридической защите »3. Это и приводит его к мысли, что целесообразнее было бы отразить в гражданских кодексах некоторые общепризнанные конкретные виды личных прав и разрешать суд расширять их по мере создания соответствующих общественных умов4. Близкую позицию занимал и А. С. Иоффе, отмечал, что гражданский кодекс может содержать нормы, которыми регламентируются отдельные личные неимущественные права, однако лишь такие личные неимущественные права, подлежащих восстановлению после их порушення5. При этом сторонниками плюралистической концепции вносится целый ряд предложений по нормативному решения вопроса закрепления множественности личных неимущественных прав. Так, в частности, Л. А. Красавчикова считает, что целесообразно было бы осуществить кодификацию норм, регулирующих личные неимущественные отношения, при этом развивая как уже существующие правовые конструкции, так и создавая новые правовые модели, которые выполняют как регулятивную, так и охранной функцию1 . Для достижения указанной цели М. М. Малеин предлагает объединить нормы, посвященные регулированию личных неимущественных отношений в специальную главу (главы, разделы, части), которая могла бы начинаться с общей (генеральной) нормы об охране прав личности. Ее положения конкретизировались бы в следующих статьях, предусматривающих регулирование отдельных личных прав2. При этом, как отмечает К. Б. Ярошенко, необходимо было бы включить в эту главу нормы, отражающие специфические способы защиты отдельных личных неимущественных прав3, что в свою очередь объясняется тем, что в большинстве своем личные неимущественные права не могут быть восстановлены средствами экономического характеру4. А это ставит задачу закрепления в гражданском законодательстве новых санкций, направленных как на предупреждение следующих правонарушений, так и на эффективную защиту нарушенных прав5. Если внимательно присмотреться ко всем этим предложениям сторонников плюралистической концепции, то следует признать, что большая часть их успешно воплощена в ГК Украины и будет рассмотрена нами ниже.

Анализируя указанные концепции, В. Л. Суховерхове основания утверждает, что «. если концепция множественности личных прав не обеспечивает всесторонности охраны интересов личности и опасна образованием «моря» правовых норм, то идея единого личного права открывает широкий простор для судейского усмотрения »6. Указанные мысли побуждают автора к выводу о необходимости дальнейшего развития гражданско-правовой охраны личных неимущественных интересы не столько путем дифференциации правовых норм, сколько путем интеграции присущих некоторым правовым нормам наиболее общих черт и унификации правовых норм таким образом, чтобы они охватывали собой круг однородных, объект объединенных единым коренным интересом отношений, регулируемых гражданским законодательством, и тех, которые могут быть урегулированы в дальнейшем. Такой путь, считает ученый, позволит не только обеспечить гражданско-правовой охраной наиболее широкий диапазон разнообразных личных неимущественных интересов, но и избежать нормативного дублирования, сократить объем правовых норм, регламентирующих однородные отношения, а также устранить правоприменительные трудности, вызванные чрезмерной диференциациею1 . Поддерживая такой подход в принципе, мы все же считаем, что в этом направлении более правильным был бы законодательный подход, согласно которому нормативная база по личных неимущественных прав, во-первых, содержала общие консолидированные положения относительно личных неимущественных прав физических лиц, по - Во-вторых, предусматривала широкий каталог конкретных личных неимущественных прав физических лиц, чем осуществляла их положительную регламентацию, а в-третьих, создавала реальную возможность охраны личного неимущественного интереса физических лиц, а не конкретизируя их в определенное субъективное гражданское право. Такой подход, по нашему мнению, мог бы наиболее полно создать надлежащий гражданско-правовой механизм осуществления и охраны личной неимущественного сферы физического лица со стороны гражданского права, поскольку только в таком сочетании указана совокупность норм, регулирующих соответствующие отношения, может составлять институциональную еднисть2.


Получите за 15 минут консультацию юриста!