Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.


Находясь в системе социальных связей, физическое лицо стремится не только индивидуализации от других, но и за счет своей индивидуализации занять определенное место в социуме, достичь определенного социального статуса. Ведь несмотря гарантированную государством равенство в достоинстве и правах (ст. 21 Конституции Украины), социальный статус физических лиц, определяет положение (положение), занимающий соответствующее физическое лицо в социальной системе, является неровным, определяется оценочно, включая систему социальных, экономических, профессиональных, культурных, этических и других характерных признаков, и предопределяет отношение к данному лицу со стороны представителей той или иной социальной групи.5 Важность социального статуса физического лица в обществе трудно переоценить. Стремление физических лиц занять надлежащее их чаяниям и стремлениям социальный статус имеет как свое психологическое основание (мы уже частично указывали на важность потребности в адекватной оценке со стороны общества в иерархии потребностей человека), так и может влиять на состояние здоровья человека в цилому1. При этом следует выделять два основных социальных статусы: приписан (врожденный), т. е. тот, который предоставляет человеку группа или общество независимо от его способностей и усилий (пол, раса, национальность, отношение к различным семей, семей, происхождений, состояний и т. п.) и приобретенный (достигнутый), то есть тот, который личность достигает благодаря собственным способностям и усилиям (студент, юрист, банкир, врач, профессор и т. д.). В отличие от предписанных статусов, приобретенные находятся под контролем физического лица, приобретает их по собственному желанию. Учитывая это важность обеспечения равной возможности доступа к адекватному формированию своего приобретенного социального статуса и соответствующего его защиты является чрезвычайно актуальной для современной правовой системы. И именно гражданское право, с присущим ему частно ¬ правовым механизмом обеспечивает выполнение этой задачи, в первую очередь через закрепление в своих положениях ряда личных неимущественных прав физических лиц, обеспечивающих ее социальное бытие, в частности, право на честь и право на репутацию, а также создание надлежащих условий для их осуществления и защиты. То же время, перед тем, как исследовать указанные права, следует определить понятие «чести» и «репутации» как фундаментальных этических оценочных категорий, которые влияют на определение социального статуса физического лица, и как объектов гражданско-правового регулирования (личных неимущественных благ) 2 .

Рассматривая термин-понятие «честь», нужно отметить, что по своему содержанию оно полисемантическим и включает в себя, по крайней мере, две стороны чести: объективную и субъективную. Под объективной стороной чести нужно понимать оценочную категорию, которая направлена от общества к личности, и пока существует коллектив (общество), его члены будут подвергаться определенной оценке со стороны других лиц. Источником данной оценки является факты (информация) о конкретных деяниях лица и его поведение в целом, поскольку его внутренний мир, который не имеет объективированной формы выражения (слова, письменная форма, действия и т. д.), не может расцениваться как источник информации. При этом во внимание должны приниматься только социально значимые факты. Полученная информация сопоставляется в сознании информации об общественных потребностях критерии добра и зла, справедливости, совести, долга, общественного идеалу1, на основе чего возникает отметка о правильности или неправильности (честность или нечестность) действий или поведения индивида в целом. Субъективная же сторона чести неразрывно связана и формируется на основании обьективнои2. Она является самооценкой лица своего поведения, своих действий, на основе собственного внутреннего духовного мира, мировоззрения, ценностей и убеждений. Однако, учитывая субъективный характер данного понятия, оно не может быть объектом соответствующих общественных отношений, ведь субъективная сторона чести (как и достоинства), правовому воздействию не поддается, она недостижима для постороннего вмешательства. И поэтому по чести, именно как личного неимущественного блага и объекта соответствующего субъективного гражданского права соответствующую роль должна играть именно объективная сторона чести. Отношения только по внешней (объективной) стороны чести должны подлежать правовому регулированию и охране. Между прочим, такое видение соответствует и общеевропейским стандартам, в частности, ст. 17 Международного пакта о гражданских и политических правах. В то же время нельзя согласиться с авторами, которые считают, что для юридической науки выделения субъективного аспекта чести является абсолютно важливим3. Необходимо разделить мнению М. А. Придворова, который считает, что субъективная сторона чести определяется не волей самой личности, а находится в зависимости от господствующих отношений, сложившихся в суспильстви4. В развитие этой мысли хотелось бы добавить, что честь лица зависит от того состояния, в котором находится общество или определенная социальная группа, от их приоритетов, убеждений и добродетелей.

Итак, по нашему мнению, под термин-понятие «честь» надо понимать личное неимущественное благо, что является положительной социальной оценкой личности в глазах окружающих, которая основывается на соответствии ее деяний (поведения) общепринятым представлениям о добре и зле и осознание лицом этой оценки .

Близким к понятию «честь» является термин-понятие «репутация» 1. Репутация (от лат. Reputatio - обдумывание, размышление) - как общественное мнение, сложившейся о чьих-либо достижения или недолики2, сегодня является наименее исследованной категории как в философском, так и в правовом смысле, что приводит к тому, что некоторые авторы неправомерно смешивают данное понятие с честью. Так, существует мнение, что понятие репутации в определенной степени совпадает с понятием чести в ее внешнем объективированном смысле как моральная оценка поведения человека другими людьми3, или фактически признается идентичным с честю4. Как видно, в этих и в подобных случаях авторы неправомерно отождествляют понятия «чести» и «репутации». Да, действительно, в силу своего общественный оценочный характер они якобы и достаточно близкими по своему содержанию, однако далеко не тождественными понятиями. По нашему мнению, между указанными срок-понятиями существует целый ряд существенных отличий, в частности:

JJ. Честь определяет человека именно как личность, гражданина, индивида без указания на определенный род занятий, профессию или иную социальную роль в обществе, тогда как репутация напрямую зависит от того, как лицо выполняет возложенные на нее профессиональные, служебные или иные ролевые обязанности, а не вообще придерживается нравственно-моральных норм как член общества;

Честь может быть только положительной, а ее объем может варьироваться в промежутке от нуля до бесконечности, тогда как репутация может быть как положительная, так и отрицательная. При этом под положительной репутацией в литературе понимают такую устоявшееся мнение о качествах, преимущества и недостатки субъектов, в которой преобладает их положительная, с точки зрения данного общества, характеристика, а мысль о недостатках - нивелюеться5. Согласно отрицательная репутация является коррелятом положительной. При этом трудно согласиться с авторами, которые считают, что закон защищает только положительную репутацию1. Такой указания закон не содержит. Да, конечно, судебная практика подобных случаев еще не знала, однако, гипотетически, такие случаи возможны. Ведь учитывая провозглашение свободы мысли в Украине есть организации, которые не воспринимают определенных устоявшихся норм общежития, например, хиппи, панки и т. д.. Их внутренняя философия соответствует принципу «чем хуже, тем лучше». Так что в случае, если в отношении них распространяется информация, что он является образцовым гражданином своего государства, то в принципе он вправе требовать защиты своего негативного, с точки зрения общества, репутации.;

3. Субъектом носителем чести является только физическое лицо, тогда как репутация, как благо, характерная как физическим, так и юридическим лицам.

Из вышеприведенного может следовать один вывод: понятие чести близок, но одновременно отличным от понятия репутации. Учитывая все сказанное, следует признать, что под понятием «репутации», как личного неимущественного блага физического лица следует понимать устойчивую оценку физического или юридического лица в любой сфере профессиональной или иной общественно-полезной деятельности, основывается на имеющейся информации о ее положительные и негативные общественно-значимые действия (поведение), которая известна окружающим, и в силу этого отражена в общественном сознании как мысль о личности с точки зрения морали данного общества или социальной группы.

Определяя правовую природу «чести» и «репутации» как личных неимущественных благ следует определить их правовой режим, преимущественно опосредуется через понятие соответствующих правовых возможностей по чести и репутации. Прежде всего, что касается наименования данного права, то как и в случае рассматриваемого выше понятия «право на личное достоинство», понятие правовых возможностей по указанным личных неимущественных благ должно четко отражать наличие в их структуре положительных правомочий. При этом указанные правомочия должны носить четко определенный аспект юридического прикрепления указанных благ и возможность их использования. Именно поэтому, как уже отмечалось нами выше, предусмотрено законом понятия соответствующих правовых возможностей в виде «право на уважение чести» (ст. 297 ГК Украины) и «право на неприкосновенность деловой репутации» (ст. 299 ГК Украины) представляются нам неполными и недостаточными. Соответственно, более целесообразным здесь было бы закрепить на нормативном уровне два отдельных гражданских прав: «право на честь» и «право на репутацию».

Анализируя содержание указанных прав, следует отметить, что в литературе нет единой точки зрения относительно понимания тех правомочий, составляющих соответствующее субъективное гражданское право. Так, некоторыми авторами выделяется преимущественно негативный аспект указанных прав, сущность которого в той или иной степени сводилась к тому, что под правом на честь и репутацию нужно понимать юридическую возможность, позволяющая лицу требовать, чтобы ей не приписывали совершение действий, порочащих, которых она не совершала, и, соответственно, не распространяли несоответствующих действительности сведений, порочащих честь и репутацию уповноваженого1. Продолжая указанный подход О. С.Иоффе писал, что право на честь и репутацию есть не что иное, как право индивида или коллектива на охрану надлежащих условий формирования их общественной оценки, право требовать, чтобы в основе этой оценки лежали поступки и действия, ими совершенные , и чтобы они не складывались под влиянием фактов, реально не иснували2. В целом среди указанных ученых доминировало мнение, что, кроме как требовать от всех и каждого соблюдения и соблюдение собственного субъективного гражданского права, а также его защиты, указанные правовые возможности чести и репутации не имеют других активных полномочий на собственные действия. Но такая точка зрения на сегодня утратила свою силу. Зато появляется целый ряд подходов, согласно которым ограничения исключительно отрицательной функцией правовых возможностей по чести и репутации считается недостаточным, а игнорирование положительной их стороны - безосновательным. Так, А. В. Белявский считает, что право на честь и репутацию своему содержанию включает возможность пользоваться соответствующим социальным благом, т. е. заслуженной хорошей репутацией, которая складывается на основании сопоставления сведений о поведении человека с сведениями о моральные требования общества, моральные принципы, а с другой стороны - возможность субъекта требовать, чтобы любое третье лицо содержалась от сообщений о ней (человека) неверных, и таких, порочащие сведения и, наконец, в праве обращения за помощью к принудительной силы держави1. В. А. Жакенов, в свое время отмечал, что право на честь и репутацию имеет положительную сторону, которая связана с ведением достойного образа жизни и позитивного морально-политической оценки личности, ее репутации, профессиональной квалификации и т. п. со стороны общества. Даже в защите этих благ автор видит не только восстановление доброго имени (репутации), но и создание правильной социальной оценки личности в соответствии с тем, как она выполняет требования закона, моральные нормы, правила общежития, относится к своим обязанностям в колективи2. Некоторые другие авторы считали, что положительная сторона права на честь и репутацию должна состоять из двух моментов: во-первых, право на то, чтобы сведения о действиях субъекта, влияющих на репутацию, соответствовали действительности, а во-вторых, право на то, чтобы его публичная моральная оценка соответствовала тому, как он в действительности выполняет требования закона, правила общежития и морали3. Достаточно интересную позицию занимает М. А. Придворов,, признавая право на честь и достоинство положительный аспект, видит его в других правовых нормах, в частности, нормах, регулирующих право собственности, жилые нормы тощо4. Указанная точка зрения была подвергнута критике со стороны некоторых авторов. Так, например, С. В. Ромовская считает, что честь формируется на основании того, как лицо относится к своим правам и обязанностям, а не на основании того, использует или не использует принадлежащее ей право. При этом автор, признавая положительное и отрицательное полномочия данного права, отметила, что круг положительных полномочий заключается в гарантированной лицу законом возможности, согласно которой она вправе свободно чувствовать себя в обществе, спокойно жить и работать и с этой целью требовать признания ее заслуг перед суспильством1. Подобную точку зрения высказала и Л. А. Красавчикова, которая отметила, что нормы права не могут и не должны содержать каких-либо конкретных указаний относительно порядка владения, пользования и распоряжения честью и достоинством, а гражданское право лишь констатирует наличие названных благ и признает свободу индивида определять свое поведение по своему усмотрению в пределах, предусмотренных закону2. Однако, в современной юридической литературе встречаются и более радикальные позиции относительно понимания содержания права на честь и репутацию. В частности, М. М. Малеин включает в содержания права на честь и деловую репутацию полномочия по владению, пользованию и изменению чести и деловой репутации. При этом полномочия владения определяется им как возможность фактического обладания честью и деловой репутацией без обращения за содействием третьих лиц и требовать от любого и каждого не нарушать эти блага. Полномочия пользования дает возможность использовать воображение, сложившейся в обществе, о себе в личной, трудовой, общественной и иной сфере деятельности. Полномочия по изменению содержания чести и деловой репутации может реализовываться путем заключения соглашений, которые направлены на формирование определенного имиджу3. Бесспорно, что данная точка зрения такова, что наиболее приближена к истине и соответствующей современным реалиям. Что же касается нашей позиции, то она сводится к следующему. Право на честь и право на репутацию являются двумя разными личными неимущественными правами, подобные по содержанию их полномочий и направленные на обеспечение социального статуса физического лица. К их содержания включается ряд полномочий активного и пассивного типа. Активные полномочия включают в себя возможность благоволодиння соответствующими благами и возможность их благовикорситання. Благоволодиння соответствии честью и репутацией означает, что физическое лицо признается субъектом носителем этих личных неимущественных благ. В свою очередь благо использование дает возможность физическому лицу, признана носителем указанных личных неимущественных благ, совершать поведение, направленное на формирование, изменение и использование в общественных отношениях для достижения собственной цели существующих у нее чести и репутации в пределах, определенных чиним законодательством или не противоречат моральным основам общества. Так, например, сегодня хорошая репутация в сфере кредитования, которая изложена в соответствующей кредитной истории1, является залогом того, что лицо может получить кредит фактически под «хорошую репутацию» или «честное имя». В то же время такой подход никак не влияет на то, что якобы указанные понятия носят определенный имущественный характер. Ведь нет никакой зависимости между вложением средств в различные PR-акции и имидж общественно-известных лиц (политиков, бизнесменов и т. д.) и степени их чести и репутации. Отдельно следует отметить, что часто уровень существующей чести и репутации человека подтверждается и соответствующей политикой в области поощрений, которая находит свое отражение в системе поощрительных правовых норм, под которыми в литературе понимают систему обособленных юридических норм, носящих регулятивный характер и направлены на формирование положительно-стимулирующих механизмов социально активного правомерного поведения и содержат предписания о мерах поощрения за его дотримання2. Система указанных норм достаточно разветвленной и распространяется от уровня локальных норм юридического лица (благодарность, грамота, доска почета) и до общегосударственного уровня (государственные награды, награды, звания, степени и т. д.) 3. Такой подход побуждает отдельных ученых к выделению отдельного личного неимущественного права физического лица - право на звания, степени, знаки, награды, призы, символы (право награжденного) 4. Несмотря прогрессивность указанной мысли, мы все же считаем, что сегодняшнее состояние законодательства Украины в этой сфере не может дать достаточно оснований для выделения этого права, ведь затруднена иногда процедура по осуществлению указанного права, отсутствие четко определенных обязанностей государства в этой сфере и определенная публичность указанных отношений являются существенными препятствиями на пути легитимации указанного права. Поэтому, скорее следует считать, что такая возможность получения указанных поощрений является одним из компонентов по формированию собственной чести и репутации. Но и здесь нет четкой зависимости, поскольку получение отдельных наград, степеней, званий и других знаков отличия иногда может дискредитировать личность и занизить ее общественную оценку.

Учитывая вышесказанное, под правом на честь физического лица следует понимать личное неимущественное право физического лица на объективную, полную и своевременную оценку ее и ее действий (поведения) по соблюдению морально-этических и правовых норм со стороны общества, определенной социальной группы и отдельных физических лиц, на формирование этой оценки, ее изменение и иное использование, а также требовать защиты этого права в случае его нарушения, непризнания или оспаривания. В то же время под понятием право на репутацию физического лица следует понимать личное неимущественное право на объективную, полную и своевременную ее оценку как специалиста в любой сфере профессиональной или иной общественно-полезной деятельности, ее действий (поведения) со стороны общества, определенной социальной группы и отдельных физических лиц, на формирование этой оценки, ее изменение и иное использование, а также требовать защиты этого права в случае его нарушения, непризнания или оспаривания.


Получите за 15 минут консультацию юриста!