Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.


5.2.2. Личные неимущественные права, обеспечивающие социальное бытие физического лица

5.2.1.1. Личные неимущественные права, обеспечивающие индивидуализацию физических лиц в обществе

Уникальность и неповторимость каждого физического лица как представителя человеческой семьи является неоспоримым. Люди различаются друг от друга по целому ряду признаков. В первую очередь это конечно признаки внешние, которые напрямую связаны с биологической природой человека, в частности пол, возраст, рост, вес, цвет кожи, внешние данные, наличие или отсутствие тех или иных органов и / или тканей и т. д.. И поэтому вопрос дифференциации физических лиц обусловлено в первую очередь на биологическом уровне. Кроме биологического уровня, потребность в дифференциации возникает и на уровне психико-психологическом, так физическое лицо как отдельный биопсихосоциальный организм стремится к собственной идентификации в суспильстви1. Но, как верно отмечает Н. Х. Бузаров, физическое лицо индивидуальная не только в смысле наличия или отсутствия в ней тех или иных черт внешности, уникальных дактилоскопических отпечатков пальцев и т. д., но и в правовом смысле, ведь в каждой из них есть уникальный набор юридически значимых признаков, необходимых для участия в отдельных правовидносинах2. Другими словами, даже если нам удастся в результате тех или иных биомедицинских манипуляций получить две совершенно одинаковые с биологической точки зрения физические лица, все равно перед лицом права они будут признаваться как две уникальные и самоценны личности.

Важность индивидуализации физических лиц в сфере права обусловливается в первую очередь тем, что благодаря ей за физическим лицом признается способность быть участником гражданских правоотношений (ст. 2 ГК Украины). Ведь законодатель заинтересован в четкой дифференциации этих участников. При этом такая дифференциация участников гражданских правоотношений возможна только в результате их индивидуализации. То есть, только индивидуализувавшись в обществе, физическое лицо может полноценно вступать в общественные отношения и требовать правовой защиты предоставленных ему субъективных гражданских прав и охраняемых законом интересов. Как в свое время метко заметил И. А. Покровский:

«... перед лицом современной правосознания общество не стадо однородных человеческих лиц, величин заменимых, а союз самоценных личностей, имеющих право на индивидуальность »1. И действительно, ценность физического лица в его индивидуальности, незаменимости, тождественности с другими субъектами, ведь в противном случае, если бы право не ставило целью осуществить индивидуализацию физических лиц, определить и закрепить за каждой из них присущ им правового статуса, то бы имели дело с неперсонифицированной безличной массой, которая не позволила государству и обществу осуществлять эффективное регулирование общественных отношений и обеспечить охрану прав и свобод человека в отдельно взятом правовом порядке.

Вопрос индивидуализации физического лица на сегодня является предметом научного исследования преимущественно представителей публичных отраслей права (уголовного права в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния, налогового права по уплате общеобязательных налогов, платежей и сборов и т. д.) 2. Что же касается научных исследований в области частного права, то вопрос индивидуализации физического лица как участника соответствующих правовых отношений фактически остались за бортом отечественных научных исследований и существующих на уровне общих напоминаний в отдельных изданиях преимущественно учебника характера. То же время, такое игнорирование является несправедливым, поскольку именно гражданское право создает возможность для индивидуализации физических лиц во всех сферах. И прежде всего это происходит благодаря закреплению за физическими лицами целого ряда личных неимущественных прав, направленных на индивидуализацию гражданина в обществе.

Одним из наиболее важных среди личных неимущественных прав, индивидуализирует физическое лицо - право на имя. Имя физического лица является древнейшим способом индивидуализации людей в обществе. Когда человек впервые почувствовала свое внутреннее «эго», свою индивидуальность, тогда она и впервые попробовала выделить себя среди других членов определенной социальной группы с помощью крика, определенного звука, которые в дальнейшем и стали прототипом ее имени. В дальнейшем имя физического лица прошло существенную историческую трансформацию от односложных междометий в племенах, населяющих отдельные регионы Африканского континента, до многословных и достаточно сложных для восприятия конструкций, в которых присутствуют имена практически всех родственников по восходящей линии, как это имеет место в отдельных азиатских странах. Но несмотря на ряд характерных национальных различий имя продолжает выполнять ту важную социальную функцию, которую ему было отведено, еще начиная с момента его возникновения, а именно индивидуализировать (персонифицировать) физическое лицо, выделить ее среди других. И как в свое время отметил И. А. Покровский: «чем богаче внутреннее содержание личности, тем более дорожит она своим именем, и тем не предпочтительнее для нее какое-либо злоупотребление или смешения» 1. О важности имени писал и М. М. Агарков, который указывал, что «... в числе признаков, служат официальным средством индивидуализации гражданина. имя, безусловно, занимает первое место. Оно наиболее сильно связано с личностью. »2 Однако, кроме социального значения имени, оно играет важную роль для самого физического лица, так как дает ему возможность использовать это имя во всех сферах общественного бытия, чем составляет соответствующую ценность для нее.

Определяя социальную природу имени, необходимо заметить, что важную роль играет и его правовой режим. В данном смысле имя носит ярко выраженную гражданско-правовую природу, поскольку, будучи личным неимущественным благом (ч. 1 ст. 201 ГК Украины), дает возможность физическому лицу приобретать права и создавать для себя гражданские обязанности, а также осуществлять эти права и исполнять гражданские обязанности под своим именем (ч. 1 ст. 28 ГК Украины). По общему правилу структура имени физического лица «трехчленная» и состоит из фамилии (родового имени), имя (личного имени) и отчество (патриархального имени). Однако для своей индивидуализации физическое лицо в отдельных случаях может и не применять всех составляющих своего имени. Так, например, лицо может упускать такую составляющую, как по отцу, что соответствует европейскому применению имени, или возможно использование фамилии и инициалов, что более характерно в случаях указание авторства на объекты интеллектуальной собственности и т. д.. Однако бывает, что такое «упрощенное» использование имени может не обеспечить выполнением им своего основного назначения - индивидуализации физического лица. Зато встречаются случаи, когда даже применение всех трех элементов имени не может обеспечить полной индивидуализации физического лица. Так, например, по данным Государственной налоговой администрации Украины в Государственном реестре физических лиц зарегистрировано большое количество лиц, у которых совпадают все три компонента имени. Так, в Украине на имя Шевченко Николай Иванович зарегистрировано 759 человек, Коваленко Николай Иванович - человек, Ткаченко Николай Иванович - 608 человек, Ткаченко Александр Николаевич - 582 человека, Коваленко Владимир Иванович - 522 человека. Кроме этого, выявлено, что 23 человека, которые имеют одинаковые фамилии, имя и отчество: Шевченко Николай Иванович, имеют попарно одинаковую дату рождения, а три из них - родились 1 января 1949 года1. Для этого необходимо согласиться с К. Б. Ярошенко, которая считает, что поскольку набор имен и фамилий, которые обычно присваиваются гражданам, в принципе довольно ограниченным, то в ситуации, когда у разных лиц совпадают все три элемента, одно это обстоятельство не может считаться нарушением интересов физического особи2.

Еще более остро вопрос с индивидуализацией имен стоит в случае наличия у лица так называемого общего (рус. «нарицательно») имени, например, в Российской Федерации - Иванов Иван Иванович. Поэтому основания в литературе высказывается мнение, что значение имени как средства индивидуализации человека в обществе неодинаков, поскольку оно различается в зависимости от своей распространенности. Индивидуализация имени является тем большей, чем меньше оно распространено, и наоборот, чем более распространено имя, тем меньше индивидуализируя нагрузки оно несе3. По нашему мнению, в случаях, когда существует совпадение тех или иных составляющих имени, в результате чего его индивидуализируя составляющая становится довольно размытой, целесообразным представляется или употребление всех составляющих имени полностью или указания каких-либо других идентифицирующих признаков физического лица, например, псевдонима, сферы деятельности, семейного положения, даты и места рождения, индивидуальных особенностей внешности, идентификационного номера, серии и номера паспорта и т. п.. Если же такие лица имеют определенную семейную родство, то допустимым было бы применять дополнительные указания, например, «младший» (jr.), или же вводить нумерационные обозначения, как это было в дореволюционный период, например, Петр, Екатерина II и т. д..

Определение правовой природы имени как личного неимущественного блага не дает возможности полного понимания сущности гражданско-правового регулирования отношений, возникающих по данному блага. Поэтому важным в этом аспекте будет установление правовой природы и содержания права на имя как личного неимущественного права физического лица. На нормативном уровне право на имя впервые нашло свое закрепление в ГК Украины, где в ст. ст. 294-296 определены основные возможности, которыми обладает физическое лицо по отношению к собственному имени. Хотя и в советский период регламентация отношения по имени частично находила свое место в правовой системе, однако они преимущественно считались предметом правового регулирования семейного или административного права, поскольку касались полномочий родителей или других законных представителей ребенка на присвоение имени и порядка такого присвоения или изменения имени1. Сегодня же, несмотря на существенное расширение предмета гражданского права, можно отметить, что созрела необходимость полноценного и всеобъемлющего правового регулирования и охраны общественных отношений относительно имени именно гражданско-правовыми нормами.

Право на имя как личное неимущественное право физических лиц закреплено в ст. 294 ГК Украины. К сожалению, указанная статья не определяет круг полномочий, которые составляют содержание этого права. Нет единого мнения относительно содержания права на имя и в современной литературе. Так, по мнению А. А. Красавчиков, право на имя состоит из: а) права требовать от других лиц, чтобы к владельца этого блага обращались и его называли во всех формальных отношениях в соответствии с именем, которое является объектом права, анализируемого б) права менять фамилию, имя и батькови2. В несколько более расширенном варианте трактуется содержание указанного права С. И. Чернооченко и Л. В. Красицким, которые считают, что в указанных полномочий следует соответственно добавить право требовать от других лиц воздерживаться от нарушения права3 и возможность требовать прекращения незаконного использования фамилии, имени и по батькови4. Иную позицию занимает А. П. Сергеев, который считает, что право на имя включает в себя возможность физического лица: а) иметь определенное имя б) пользоваться им в) требовать от других лиц обращаться к ней в соответствии с настоящим имени г) изменить имя в установленном законом порядку5. Подобно высказанной позиции отстаивает свою точку зрения и М. М. Малеин, которая утверждает, что право на имя состоит из полномочий по владению, пользованию и распоряжению именем1. Отдельные авторы видят в праве на имя только негативный аспект, включая в него: а) право физического лица требовать от окружающих не искажать ее имя б) требовать не использовать имя физического лица без его согласия в) требовать от всех окружающих не использовать имя физического лица, как свое г) требовать, чтобы никто не принуждал к изменению имени2.

По нашему мнению, исходя из того, что право на имя является субъективным гражданским правом, то его содержания уже присуща трехчленная строение его полномочий, в которую включается: полномочия на собственные действия (активный аспект), полномочия на действия других лиц ( негативный аспект) и полномочия требовать защиты нарушенного права. И поэтому, анализируя действующее законодательство, мы можем отметить, что право на имя как личное неимущественное право физических лиц по своему содержанию включает в себя:

A. полномочия на собственные действия, к которым следует отнести полномочия на владение именем, его использование и изменение;

B. полномочия на действия других лиц, которые заключаются в возможности требовать от других не нарушать право на имя физического лица, например, требовать обращаться к физическому лицу в соответствии с его официального имени и т. д.;

C. право требовать защиты нарушенного, оспоренного или непризнанного права на имя, например, в случае законного использования имени физического лица или любого другого его нарушения.

При этом следует заметить, что в отличие от подавляющего большинства ученых мы не включаем к содержанию права на имя полномочия на использование псевдонима или иной связанной с именем индивидуализируя признаки, например, астронима, аллонима, сценического или другого творческого имени, «нику », подписи, фамильного герба т. п.. По нашему мнению, данные права являются близкими, тесно связанными с правом на имя, однако нетождественными ему по содержанию и объему. Основное различие между ними состоит в том, что когда право на имя является общим личным неимущественным правом, которое свойственно всем физическим лицам, то указанные права, хотя и являются личными неимущественными, могут принадлежать физическим лицам только в отдельных случаях, определенных законом, например, право на псевдоним является исключительным правом авторов и т. д..

Возвращаясь к праву на имя, необходимо отметить, что активный аспект его содержания составляет ряд полномочий, связанных с владением, именем, его использованием и изменением.

Так, владение собственным именем как разновидность полномочия включает в себя предусмотренную законом возможность физического лица быть носителем соответствующей фамилии, имени и отчества. При этом полномочия на владение именем не нужно отождествлять с правом на присвоение имени физическому лицу. Данное право, как и право на имя, по своей природе является личным немайновим1. Отличие между ними заключается, прежде всего, в том, что право на присвоение имени является лишь одной из предпосылок возникновения полномочия на владение именем, осуществляется путем предоставления им человеку впервые. Право на присвоение имени осуществляется родителями (усыновителями) или опекунами, а в предусмотренных законом случаях также и органами опеки и попечительства или судом. Так, в соответствии с действующим законодательством родители обязаны безотлагательно, но не позднее одного месяца со дня рождения ребенка, зарегистрировать рождение ребенка в государственном органе регистрации актов гражданского состояния и одновременно присвоить ей фамилию, имя и отчество (ст. 144 СК Украины ).

При присвоении имени новорожденному ребенку необходимо придерживаться следующих правил:

1. Имя ребенка (личное имя, оному) определяется с согласия его родителей, а в случае, когда ребенок рожден женщиной, которая не находится в браке, при отсутствии добровольного признания отцовства, то определяется матерью ребенка.

Важным аспектом данного полномочия является то, что в отличие от других составляющих имени (фамилии и отчества), именно личное имя ребенку присваивается родителями произвольно, исходя из собственных предпочтений, которые могут основываться на различных факторах, например, ассоциации с близкими людьми, литературными героями, героями кинофильмов и сериалов, политическими или общественными деятелями и т. д.. При присвоении имени родители могут использовать ряд словарей (справочников) в которых содержится перечень специальных имен2. По мнению отдельных авторов, этот перечень является исчерпывающим и таким, что не подлежит расширительному толкованию и управомоченные на присвоение имени ребенку имеют право выбирать его только в пределах данного перелику1. По нашему мнению, такой перечень не может считаться исчерпывающим и неизменным, и родители вправе выбирать своим детям имена, как те, которые указаны в этих справочниках (используя все возможные производные словоформы, например варианты уменьшительно-ласкательное имени (Ивасик, Никитка, Наташа, Олесик т. д.)), так и те, которые не указаны в них. Как правильно отмечается в литературе, в сущности любое слово может стать именем, если с его помощью можно обратиться к лицу, или говорить о ней с другими. Однако имена не являются случайные слова, поскольку они столетиями придирчивым образом отбирались людьми и отражают историю народа, его быт, верования, фантазии, художественное творчество и международные связи, складаються2. При этом периодически Министерство юстиции Украины публикует перечень наиболее употребляемых имен, которыми именуются новорожденные дети. Так, в частности, на протяжении 2006 года в Украине популярными женскими именами были София, Дарья, Дария, Кристина, Анна, Мария, Виктория, Екатерина, Анастасия, Елизавета и Валерия. Мальчиков очень часто называли Вадимами, романами, Глебами, Владиславами, Максимами, Данилами, Денисами и Андреями. В зависимости от региона были распространены также имена Богдан, Назар, Арсен, Тарас, Зоряна. В свою очередь, самыми необычными случаями регистрации имен новорожденных в 2006 году были - Принцеза, Черешня, Царица (в Закарпатской области), Принцесса (в Днепропетровской области), Золушка (в Полтавской и Днепропетровской областях), Атлантида (в Ивано-Франковской области) , Мадагаскар (в Запорожской области), Таймер (в Луганской области), Сервер (в Запорожской области), Космос (в Донецкой области) и Лимон (в Закарпатской области) 3. Не изменилась практически ситуация и на начало 2007 года. Иностранные имена составили около 20 процентов от имен, которыми называли новорожденных украинского. Причем среди них много имен западноевропейских (Роберт, Эрик, Генрих, Феликс, Кристиан, Альфред, Рональдо, Оскар, Вильям, Стивен, Доминик, Рауль, Герман, Эмиль, Анри, Арман, Эмилия, Сильвия, Агата, Моника, Николь, Патриция, Ванесса, Франческа, Каролина, Люси, Изабелла, Эвелина, Лолита, Сабина, Шарлотта, Паула, Нэнси, Луиза, Виолетта, Доминика, Католина, Анита, Изабелла, Камила, Рената, Саманта), русским (Варвара, Полина, Арина , Иван, Николай, Мирон, Макар, Родион, Аким) и восточных (Амина, Лейла, Гюнай, Салима, Гюлшура, Санамжан, Халиджа, Гульнар, Хан, Абдул-Рахим, Симбат, Самир, Тигран, Хусейн, Радж, Ибрагим, Измаил, Карим, Омар, Азер, Зияд, Катран, Шота). Все чаще новорожденным детям родители присваивают библейские имена - Адам, Ева, Моисей, Давид, Каин, Самуил, Лука, Авраам, Рувим Рахиль Сара, Магдалина Есфирь. Особенно, по словам министра, эту тенденцию отмечают органы юстиции Закарпатской и Ровенской областей. Сохраняется тенденция увеличения количества имен, которые принадлежат героям популярных телесериалов или звездам эстрады, историческим, мифическим персонажам или книжным героям, в частности, Жасмин (Жасмин), Арианна, Афина, Аврора, Одиссей, Офелия, Тимерлан (Тамерлан), Чингиз, Дарий, Дионисий , Клеопатра, Эсмеральда. Кроме того, с начала года в Украине были зарегистрированы дети, имена которых приобретают неожиданное значение в украинском языке или необычно пишутся или звучат. В частности, девочек называли Лили-эн, Мерседес, Сатаник, Гайналка, Бобби, Дэви, Теленок, Принцесса, Золушка, мальчиков Гаррислав, Алеша, Медуля, Сервер, Грант, Лаша-Никита, Алим-Артем, Кирилл-Неля. А в Крыму ребенка, который родился в День Святого Валентина, назвали именем древнегреческого бога любви - Ерос1.

Однако следует обратить внимание, что несмотря на такую свободу в выборе личного имени ребенку, мы считаем, целесообразным в такой «именной творчества» родителей определить определенные, установленные смыслом, ограничения. Так, нам представляется, что в случае, когда родители проявляют желание присвоить ребенку определенное «экзотическое» имя, вроде, Иуда, Адольф, Усама Бен Ладен, Плуг, Трактор, Дазраперма (сокращенно с рус. - «Да здравствует первое Мая ! "), Ватерпежекосма (сокращенно с рус. -« Валентина Терешкова - первая женщина космонавт ») 2 или другое имя, которое является неблагозвучным или его присвоения может повредить интересам ребенка, органы опеки и попечительства или суд должен, используя принцип разумности (ст. 3 ГК Украины), отказать родителям в регистрации такого имени, руководствуясь при этом интересами ребенка. Иногда в литературе предлагают конкретные предложения относительно ограничения права на присвоение имени. Так, например, Л. А. Ольховик утверждает, что «Следует ограничить родителей в возможности давать своим детям неблагозвучные,« экзотические », несодержательные имена, брать названия предметов, рек, озер, гор, городов и т. д., подчеркнуть, что сочетание имени и отчество должно легко произноситься и не содержать скопления шипящих и звука «р» »1. По нашему мнению, такой подход безосновательны. Решение о невозможности присвоения токо или иного «странного» имени должны принимать органы опеки и попечительства или суд, в каждом конкретном случае, учитывая интересы ребенка.

Интересным относительно ограничения права на присвоение имени может показаться довод Швеции, где Верховный суд запретил родителям называть детей именем «Икс». Такое решение было принято судом по делу, где родители годовалого мальчика хотели дать ему такое необычное для Швеции имя вместе с другим, более общепринятым. Кстати, в Швеции ребенку принято давать, как правило, два имени. Мама ребенка - дочь шведских родителей, которые привезли девочку из Колумбии, заявила, что «икс» - родовое имя, весьма распространенное у ее родственников в Латинской Америке. Однако налоговое управление, занимающееся вопросами регистрации новорожденных, не разрешило молодым родителям использовать «икс» как имя ребенка. Областной суд этот запрет отменил, аргументируя свое решение тем, что если в Швеции живет достаточно граждан, именами которых есть буквы «а», «в», «с» и так далее, то и букву «Х» «дискриминировать» никак нельзя . Однако Верховный суд Швеции отменил решение областного суда, поскольку, по мнению суда, одиночная буква вообще не является именем, и «икс», как правило, воспринимается как символ или сокращение неизвестного людям имени и призвища2.

Учитывая указанное, довольно актуальна проблема присвоения двойного имени ребенку. Как известно, прежнее законодательство не давало четкого ответа на вопрос, может ли ребенку присваиваться двойное или даже тройное имя. Однако отдельные ученые своего времени выражали позицию о недопустимости присвоения двойного имени3. По нашему мнению, присвоение двойного имени свойственно украинским национальным традициям. Двойные имени были известны еще в эпоху дохристианской Руси. В то время ребенок при достижении определенного возраста, становясь членом общины, получал новое имя, которое соответствовало ее характеру или тем качествам, которые были желанными для его родителей. Однако, кроме настоящего имени, известного близким людям, ребенку давалось второе - ложное, которое было для всех инших1. Популярными двойные имена остались и в период казацких времен, вспомним, например, выдающегося украинского гетмана Богдана-Зиновия Хмельницкого. Популярным применения двойных имен было и среди высшего духовенства, например, Иоанн Павел I, Андрей-Роман Шептицкий, Иоанн Павел II и т. д.. Историческое объяснение такой традиции заключается в том, что двойное имя состояло бы из двух имен: светского, которое давали родители, и церковного (крестного), которым сетовал лицо священник во время таинства крещения. Широко известен тот факт, что, например, княгиня Ольга была невесты именем Елена, крестителя Украины-Руси князя Владимира - Василием, а князя Даниила Галицкого - Иоанном. Учитывая это, мы считаем, что применение двойного имени в Украине не только имеет глубоко национальные корни, но и даст возможность родителям назвать ребенка двойным именем в случае, когда они не могут прийти к общему согласию относительно определения одного имени ребенка. И следствием такой важности двойного имени как личного неимущественного блага можно считать легитимацию в ст. 149 СК Украины возможности присвоить ребенку двойное имя. Несмотря на относительную новацийнисть данного положения правом на присвоение двойного имени уже успели воспользоваться некоторые из украинских семей. Причин такой регистрации, по мнению министра юстиции Украины Лавриновича, три: национальная традиция (что более характерно лицам, проживающим на территории западной Украины), брак с иностранцем и страсть к латиноамериканским сериалам. Именно последняя причина стала определяющей в случае, когда две украинские семьи назвали своих детей в соответствии Элисса-Ракель и Милана-Расин2. Отдельно следует отметить, что в случае, когда обычай национального меньшинства, к которой принадлежит отец и / или мать новорожденного ребенка, допускает применение при наименовании ребенка более двух имен, то законодательство Украины позволяет также присваивать имя, которое состоит из трех или более соединенных имен.

2. Фамилия ребенка по общему правилу определяется по фамилии родителей, а это означает, что воля родителей в данном случае играет значительно меньшую роль, чем это имеет место в случае с выбором и присвоением личного имени ребенка. Вместе с тем нельзя утверждать, что воля родителей абсолютно юридически безразличной для определения дальнейшего фамилии ребенка. В подтверждение этого положения законодатель вводит ряд исключений из общего правила и предоставляет в отдельных случаях родителям возможность выбора в фамилии ребенка. Так, например, когда мать, отец имеют разные фамилии, фамилия ребенка определяется по их согласию. При этом законодатель в ст. 145 СК Украины позволяет присвоить как фамилия одного из них, так и двойную фамилию, образованное путем соединения их фамилий, например, Карпенко-Карого, Нечуй-Левицкий, Туган-Барановский, Скадовска-Кюри, Федосеева-Шукшина и др.. Но необходимо учитывать, что иногда устанавливаются и определенные ограничения на использование такого способа создания фамилий. Так, согласно ст. 35 СК Украины в случае бракосочетания, составление более двух фамилий не допускается, если иное не вытекает из обычая национального меньшинства, к которому принадлежит жених или невеста. Кроме этого, если на момент регистрации брака фамилия невесты, жениха уже является двойной, она или он имеет право заменить одну из частей своей фамилии на фамилию другого.

3. «Отчество» ребенка определяется по имени отца. Но в случае рождения ребенка женщиной, не состоящей в браке, при условии, что отцовство относительно ребенка не признано, то «отчество» определяется по имени лица, которое иметь ребенка назвала ее отцом (ст. 147 СК Украины). При этом для установления «отчество» ребенка важно установить юридического отца ребенка. Ведь бывают случаи, что лицо, являющееся юридическим отцом, не тождественна лицу, является биологическим (генетическим) отцом, например, в случаях, гибели или лишения родительских прав биологического (генетического) отца и последующего усыновления ребенка. А это означает, что лицо может иметь только одного юридического отца, и поэтому вопрос о двойном «отчество» закон не ставит.

Еще одна проблема, которая может возникнуть на практике, - это регистрация «отчество» ребенка, отец которого носит двойное имя. Однако в этом случае органы ЗАГСа могут идти на то, чтобы предлагать родителям регистрировать «отчество» ребенка с одним из удвоенного имени отца. По аналогичному принципу нужно решать вопрос и в случае, когда имя отца зарегистрировано в соответствующей уменьшительно-ласкательной или иной производной форме. В этом случае мы считаем целесообразным, с целью не производить ряда непривычных для нашего уха слов, например, Ивасикович, Микиточкович, Миколкович т. д., органы ЗАГСа должны предлагать регистрировать отчество по первоначальному варианту имени. Также следует заметить, что законодатель позволяет лицам, которые следуют национальным традициям и нет обыкновения фиксировать «отчество», записывать в паспорте ребенка только его фамилия и имя (ст. 12 Закона Украины «О национальных меньшинствах в Украине»). Уместным будет отметить, что исторически украинского также не знали такого понятия как «отчество». Изначально казаков звали только по имени и фамилии, которое давалось преимущественно в зависимости от рода занятий (Мельник, Коваль, Шинкарь), определенных внешних признаков (Быстрый, Кривой, Вернидуб), места жительства (Хуторской, Заричанский) и т. д.. Отчество, как необходимый элемент имени, является определенным заимствованием, которое произошло в результате исторического пребывания украинских земель под властью Российской империи.

Важным вопросом, который касается владения именем является закрепленная законом возможность физического лица на транскрибований запись его фамилии и имени в соответствии со своей национальной традицией. Дело в том, что, как правильно отмечается в специализированной литературе, ни один язык или алфавит не приспособлены для того, чтобы передавать транскрипцию другого языка или алфавита. Однако в правописании каждого языка утверждены правила написания иноязычных слов, и поэтому в большинстве случаев нельзя сказать, что написание слов транскрипцией их искажает, ведь порой эти иноязычные слова соответствуют законам благозвучия чужого языка. Однако бывают случаи, когда они остаются нейтрально чужими, иными и экзотическими. Но есть родственные языки или языки, отмеченные национальной неприязнью, для которых транскрибирования одной из них средствами другого чаще всего приводит к сильному искажению на зрительном и слуховом ривнях1. Именно поэтому законодатель дает возможность физическому лицу записать фамилию и имя в транскрибованих варианте, согласно своей национальной традиции. Так, например, транскрибованих следует считать запись выдающейся актрисы Софи Лорен (Sophie Loren), а не Софии Лорен, писателя Джона Грина (John Green), а не Джона (Ивана) Зеленого, футболиста Андрея Воробья, а не Андрея Воробья т. п.. Распространенной в последнее время становится появление в Украине таких имен, как Алена (вместо Елена), Анна (вместо Анна), Алексей (вместо Алексей), Владимир (вместо Владимир), Екатерина (вместо Екатерина) и т. д.. И такой подход законодателя мы считаем оправданным, поскольку физическое лицо имеет право требовать от других обращаться к ней и принимать ее имя так, как это соответствует ее национальным традициям, так, как ее назвали родители и обращались к ней с детства. Но не всегда такое транскрибированное воспроизведения иноязычного имени на украинский язык является корректным и соответствующим законам фонетической благозвучия языка. Вследствие этого в последнее время в юридической литературе основания обосновывается необходимость профессиональным филологам заняться проблемой правильного написания иностранных имен в украинском транскрипции1.

Рассматривая вопрос транскрибованих имени, важно также отметить и то, что в отдельных случаях право лица на запись такого имени может быть ограничено. По нашему мнению, это может касаться записи транскрибованих варианта имен, которые либо не имеют украинского варианта произношения, или в украинском транскрибованих варианте означают какое-то неблагозвучное слово или слово, которое относится к ненормативной лексике, например, отдельные из имен и фамилий физических лиц восточных национальностей . В этом случае, по нашему мнению, достаточным основанием такого ограничения могут считаться моральные устои общества.

Следует также заметить, что присвоение имени, право на которое предоставлено родителям ребенка, не является единственной предпосылкой возникновения и владения именем. Лицо может обладать также и именем, которое она себе выбирает сама, путем изменения своей фамилии, имени и отчества. И поэтому изменение имени имеет двойственную правовую природу, поскольку с одной стороны выступает как один из возможных вариантов действий, включается в активного аспекта права на имя, а с другой - она является основанием возникновения иного полномочия - полномочия по владению именем.

Итак, рассматривая изменение имени2 как одно из полномочий, включается в активного аспекта права на имя, нужно отметить, что физическое лицо имеет право изменить любую из составляющих своего имени. По общему правилу, изменение имени по инициативе физического лица допускается с момента достижения им 16 лет. Однако законодатель позволяет осуществить смену имени и фамилии и с достижением физическим лицом 14-летнего возраста. Однако в этом случае необходимо согласие родителей или одного из родителей, с кем она проживает, или опекуна. Оснований для изменения имени законодатель не определяет, а это означает, что лицо имеет право менять свое личное имя при достижении соответствующего возраста при любых обстоятельствах.

Что касается фамилии физического лица, то действующее законодательство определяет следующие основания его изменения:

а) государственная регистрация брака путем изменения своей фамилии на фамилию супругов или присоединении к своей фамилии фамилии другого супруга (ст. 35 СК Украины);

разнообразными. Так, по официальным данным Министерства юстиции Украины правом на смену имени в 2002 году воспользовалось 25956 человек при изменении фамилии, 4448 человек при изменении имени, 4624 человек при изменении отчества. Наиболее распространенными причинами изменения фамилии были, в основном, неблагозвучность и тяжелая произношение фамилий, имен и отчеств. Например, менялись такие фамилии как: козел Могила, Крысько, Шиш, Невмивакин, Бульботкина, Захлюпаний, Колоша, Слюнин, Вырвыхвист и т. п. Кроме этого, причиной изменения имени было желание изменить свою фамилию на фамилию отчима, фактически воспитал физическое лицо, а также переход на добрачную фамилию вследствие прекращения брака. Достаточно часты случаи изменения имени на имя известных личностей (политиков, спортсменов, шоуменов, героев телесериалов, литературных произведений и т. д.). Так, например, житель Харьковской области, пораженный приключениями Гарри Поттера, изменил свое имя на Поттер Гарри Зах, житель Днепропетровской области Солтис после пресловутых событий с его однофамильцем в Америке не захотел носить фамилию убийцы и стал Колядой, житель Днепропетровской области изменил свое имя 'я на имя своего кумира - Арнольда Шварценеггера, житель Львовской области - на Кличко, жители Житомирской области - на сэра Киплинга и Шумахера, в Луганской области теперь есть свои Путин, Ющенко, Высоцкий, а в Тернопольской - Буш. В свою очередь, органы внутренних дел Львовской области отказали одному лицу в изменении его фамилии на фамилии Кучма, а работники отдела ЗАГС уговорили двух жителей Луганской области не делать перемену фамилий Секретова Секрета Секретовича и Эйзенштейна Вильгельма Кегельбертовича1.

Следующим полномочием, включенное в активного аспекта права на имя, есть полномочия на использование имени. Как уже отмечалось, физическое лицо приобретает гражданские права и создает для себя гражданские обязанности, а также осуществляет эти права и исполняет обязанности под своим именем (ч.1 ст. 28 ГК Украины). А это означает, что физическое лицо, реализуя данное полномочие, может использовать свое имя во всех сферах общественных отношений, в том числе при совершении сделок, указанные своего имени в различного рода удостоверений личности, документах об образовании, требовать указания своего имени как автора и тому подобное. При этом следует отметить, что физическое лицо имеет право пользоваться как полным своим именем, так и его сокращенным вариантом (лишь одним из компонентов имени, фамилии и инициалы, не употреблять какой-то из частей имени и т. д.). Но здесь необходимо иметь в виду, что, используя имя физического лица полностью, нельзя наносить вред другим лицам. Это возможно, например, когда определенное имя может быть закреплен не по одной, а по многим лицами, а уровень известности их различен. Да, иногда «менее известны» однофамильцы выдают себя за родственников «более известных» с целью получения определенных благ или привилегия. Иногда такое сходство используется третьими лицами для обостренного акцентирование внимания на собственной персоне (все мы помним «Детей лейтенанта Шмидта» с нетленного произведения И. Ильфа и Е. Петрова «Золотой теленок»), а иногда - для нанесения вреда своим однофамильцам. Ярким примером может служить ситуация, которая имела место во время парламентских выборов 2002 года, когда лидером одной из политических партий был создан избирательный блок «За Ющенко» 1. На упреки представителей блока «Наша Украина», что такие действия дискредитируют имя их лидера Виктора Ющенко, отмечалось, что в рядах этого блока является другое лицо по фамилии Ющенко. Данный пример лишний раз подчеркивает необходимость указывать полное имя индивидуализации физического лица, а в случае, когда имена двух или более физических лиц полностью совпадают, то необходимо принимать указанные выше дополнительные элементы индивидуализации.

В современных условиях возникает также и ряд новых, возможных ранее специальных способов использования имени. Одним из таких новаторских способов использования, что требует дополнительного нормативного регулирования, является использование собственного имени или фамилии при наименовании домена в сети Интернет2. То есть, тут уже вопрос стоит о соотношении понятий «право на имя» и «право на доменное имя». Доменное имя является самостоятельным средством индивидуализации1, которое по своей правовой природе является объектом исключительных прав (прав интеллектуальной собственности), в форме нематериального блага, имеет исключительно индивидуальный характер и экономическую циннисть2. Однако, несмотря на такую относительно самостоятельную природу данного объекта, мы считаем, что право на доменное имя тесно связано с правом на имя. Ведь, как справедливо отмечается в современной юридической литературе, полномочия индивидуализировать себя в обществе с помощью собственного имени включает в себя и возможность индивидуализировать себя в сети Интернет. И поскольку средством индивидуализации в сети Интернет является доменные имена, то реализовать эту возможность можно путем регистрации доменного имени совпадает с собственным именем особи3. Однако в данном случае возможна ряд нарушений данного полномочия лица на собственную индивидуализацию в сети Интернет путем присвоения доменном имени своего собственного имени или фамилии. Такие нарушения, по нашему мнению, могут быть связаны с двумя основными обстоятельствами: а) наличие лиц, которые имеют аналогичные имена или фамилии и также желают индивидуализировать себя в Интернете б) наличие злоупотреблений получения доменного имени, которое созвучно с собственным именем и / или фамилии публично известной личности, другими лицами с целью его дальнейшей перепродажи указанной публичному лицу.

В первом случае, мы считаем, что правильность принятого решения будет зависеть от того, лицо, которое зарегистрировало домен под фамилией, принадлежит обоим однофамильцам, использует его добросовестно или, наоборот, сделала эту регистрацию без намерения дальнейшего использования своего доменного имени, а исключительно из мотивов недобросовестности и желанием нанести вред своему однофамильцу. Когда мы имеем дело с первой ситуацией, то, по нашему мнению, решение данного вопроса будет лежать в плоскости prior in tempus potior in jus. А это значит, что тот из однофамильцев, изъявивший желание использовать уже зарегистрировано другим однофамильцем доменное имя, которое соответствует их фамилии, не вправе требовать передачи ему прав на это доменное имя. Однако это не лишает его зарегистрировать аналогичное доменное имя, но на другом доменном имени верхнего первого уровня, например, «призвище. сот», «призвище. пеи», «призвище. пате» и т. п., или зарегистрировать подобное доменное имя , которое будет в своем названии, кроме его фамилии включать другие составные части, например, имя этого лица или цифровое сопровождение и т. д.. Несколько иначе будет развиваться ситуация, когда один из однофамильцев зарегистрировал доменное имя, соответствующее их фамилии, но без намерения дальнейшего использования своего доменного имени, а исключительно из мотивов недобросовестности и желанием причинить вред своему однофамильцу. По нашему мнению, в этом случае мы имеем дело со злоупотреблением правом (ст. 13 ГК Украины), и поэтому в лица, осуществляющего эти деяния, должны быть применены соответствующие правовые последствия. Кроме того, согласно § 4 UDRP одним из оснований отмены регистрации и передачи доменного имени является недобросовестная регистрация и использование доменного имени другим лицом. Аналогично последнему варианту должны решаться вопрос и в случае, когда доменные имена с указанием фамилий и / или имен известных политиков, звезд эстрады, спорта, шоу-бизнеса и других публичных людей скупаются другими лицами и предлагаются им для выкупа за значительную сумму. Такая деятельность в мировой практике именуются киберсквоутинг (от англ. Cyber - оснащен компьютером squatting - то, что незаконно вселился на незанятой земле) и определяется как недобросовестная покупка доменных имен, по своему названию совпадают с фамилиями и / или именами публичных лиц или известных торговых марок с целью их дальнейшей перепродажи этим публичным лицам или владельцам торговой марки. Необходимо отметить, что современная судебная практика в этом направлении практически всегда занимает позицию человека, стремящегося восстановить свое право на доменное имя. Так, показательным стал судебный процесс известного певца Робби Уильямса против Говарда Тейлора, который был владельцем сайта www. robbiewilliams. info, а также дела актрисы Джулии Робертс, модели Николь Кидман и певицы Мадонны по возвращению собственных именных сайтив1. Довольно интересен масштабностью случай произошел и в России, когда фирма «Интернет-бюро Well» вместе с ООО «Латруаль» за два месяца зарегистрировали около 5000 доменных имен, тождественных фамилиям известных политиков, бизнесменов, ученых, артистов и других публичных людей, после чего предложили им выкупить эти доменные имена1. И поэтому, для борьбы с таким явлением нужно ввести законодательный запрет на регистрацию доменных имен, тождественных или подобных степени смешения с товарными знаками, либо фамилиями лиц, если такая регистрация осуществляется с целью дальнейшей уступки прав на их використання2.

Еще одним способом использования собственного имени, не был известен ранее, стала возможность указания своего имени на номерных знаках автомобилей. Так, в соответствии с Постановлением Кабинета Министров Украины «О внедрении номерных знаков транспортных средств, изготавливаемых по индивидуальным заказам их владельцев» 3, в Украине было введено введения номерных знаков транспортных средств, которые изготавливаются по индивидуальному заказу их владельцев. Согласно этому физическим лицам было предоставлено право получить индивидуальный номерной знак для транспортного средства, которое могло бы содержать любые слова (в том числе и имя владельца). Однако такое право имеет ряд ограничений, например, лицо может использовать свое имя только при условии: 1) это имя уже используется в номерном знаке другого физического лица, зарегистрировала его в соответствии с требованиями, 2) что это имя я по объему состоит от трех до восьми букв.

Следующим специальным способом использования собственного имени, который нашел свою легитимацию в нормах действующего гражданского законодательства, является предусмотренное ч. 1 ст. 458 ГК Украины право автора научного открытия предоставить ему свое имя. Однако de facto такое право существовало всегда, что и дало возможность увековечить в своих изобретениях имена многим физикам (изобретателю электромагнитного телеграфа и телеграфной азбуки С. Морзе, открывателю Х-лучей В. Рентген, изобретателю двигателя внутреннего сгорания Р. Дизелем и др..) , химикам (открывателю всемирно известной таблицы химических элементов Д. И. Менделееву и др.)., медикам (открывателю болезни тряся паралича Дж. Паркенсона, болезни расстройства высших корковых функций, приводящих к слабоумию, А. Альцгеймера, болезнь вирусного гепатита С. П. Боткину и др.). и представителям других профессий. Но на законодательном уровне такое закрепление впервые введен именно в новом ГК Украины.

Важным при рассмотрении полномочия на использование лицом своего имени является вопрос о возможности предоставления права использовать имя физического лица другим лицам. Рассматривая этот вопрос, следует иметь в виду, что, используя собственное имя как способ индивидуализации в общественных отношениях, физическое лицо пытается осуществлять собственное поведение таким образом, чтобы не нанести вред своему чести, деловой репутации и хорошему имени. И именно поэтому, по общему правилу, имя физического лица может быть использовано только с согласия физического лица - носителя соответствующего имени. При этом необходимо отметить, что физическое лицо может предоставить право использовать собственное имя другим лицам, в том числе, как бесплатно, так и за плату. Примером безвозмездного использования имени физического лица сегодня может служить распространение информации от имени той или иной физической лица публичного права через пресс-службу. Платное же использование имени имеет место в случаях, когда физическое лицо предоставляет право использовать свое имя другим лицам для обозначения, например, соответствующих торговых марок. Примером возмездного использования имени может стать использование имени физических лиц при определении торговых марок «Довгань», «Воронин», «Смирнов», «Давидов» и другие. Однако сам факт платности говорит нам о том, что мы уже имеем дело с имущественными правами в отношении объектов интеллектуальной собственности, а не с личным неимущественным правом на имя. И именно такое видение приводит отдельных ученых к мысли, что в этом случае право на имя приобретает характер нематериального имущественного права1.

В этом контексте довольно интересна возможность присвоения имени физического лица юридическим лицам или отдельным объектам. Частности Кабинетом Министров Украины осуществляется деятельность по присвоению имен соответствующим объектам и только за время независимости Украины более 200 юридическим лицам были присвоены соответствующие имена. Широко распространены они и в юридической сфере, в частности, Института государства и права НАН Украины было присвоено имя выдающегося юриста-международника В. М. Корецкого, Киевский национальный университет носит имя выдающегося украинского поэта Тараса Шевченко, Национальная юридическая академия Украины удостоена именоваться именем князя Ярослава Мудрого и т. п.. Однако до сих пор этот вид деятельности Кабинета Министров Украины не получил своей легитимации. Следствием этого стало распоряжение Правительства «О временном прекращении рассмотрения вопросов присвоения имен» 1, как было принято до законодательного урегулирования порядка присвоения имен прекратить рассмотрение материалов по данному вопросу по объектам, которым присвоения имен производилось Кабинетом Министров Украины. Однако, по нашему мнению, для того чтобы легитимировать данный вид деятельности, мы должны основным из принципов будущего законодательного регулирования этой сферы заложить невозможность нарушения прав физического лица, имя которого присваивается соответствующему объекту. Мы считаем, что это возможно путем получения письменного согласия на такое присвоение от физического лица, имя которого планируется присвоить соответствующему объекту, а после его смерти - с согласия его детей, вдовы (вдовца), а если их нет, - родителей , братьев и сестер. Кстати, аналогичный принцип устанавливается в ч. 2. ст. 296 ГК Украины и по использованию имени физического лица в литературных и других произведениях как персонажа (действующего лица). Когда речь пойдет о физическом лице, которая умерла давно либо нет указанных лиц, которые после смерти могут дать согласие на такое присвоение, но это лицо является выдающейся исторической фигурой, то присвоение имени возможно по представлению соответствующих органов с учетом мнения общественности. Этот же порядок, по нашему мнению, должен быть и в случае присвоения имен физического лица объектам городской среды (топонимам), в частности, адресным объектам (аллея, бульвар, вал, улица, горка, кольцо, линия, площадь, набережная , переулок, проезд, проспект, площадь, тупик, шоссе и т. д.), объектам водной среды (река, канал, озеро, пролив, залив, ручей, коса и др.), проездным объектам (мостам, путепроводам, тоннелям, островам, полям и т. д.), до присвоения имен селам, поселкам и городам.

Тесно с правом на использование имени другими лицами связано также и полномочия требовать остановить незаконное использование своего имени. Как уже отмечалось нами выше, по своей природе оно включается в пассивных полномочий права на имя. В литературе длительное время велись споры, как нужно толковать понятие «незаконное использование имени». Так, М. М. Агарков понимает это как «незаконное ношение чужого имени» 2, К. А. Флейшиц считает, что им охватывается «присвоения имени известного человека литературному герою» 3, М. С. Малеин трактует это как «использование чужого имени в печати, по радио, телевидению ». По нашему мнению, под понятием «незаконное использование имени" понимать любое использование имени физического лица, на которое тот, кто осуществляет такое использование, не имеет соответствующих полномочий.

Следующим видом пассивного полномочия права на имя есть возможность требовать от других лиц не разглашать имя физического лица, прямо следует из решения Конституционного суда Украины по делу об официальном толковании статей 3, 23, 31, 47, 48 Закона Украины «О информации »и статьи 12 Закона Украины« О прокуратуре »(дело Г. К. Устименко) 1. Кроме этого, лицо Может, не разглашая имя (анонимно), сообщать в правоохранительные органы о совершенном, проходить медицинское освидетельствование на предмет заболевания различными болезнями и лечиться от них, предоставлять информацию в СМИ и т. д.. По нашему мнению, следует также было бы установить законодательную презумпцию отсутствия согласия на разглашение имени физического лица, поскольку в противном случае произвольное использование имени физического лица ставит под прямую угрозу его право на личную жизнь. Однако полномочия требовать от других лиц неразглашении собственного имени физического лица имеет свое ограничение. Так, физическое лицо не имеет права запретить использование своего имени, если это угрожает национальной или общественной безопасности (объявление о розыске лица, подозреваемого в преступлении), или связано с выполнением лицом публичных функций (информация о получении физическим лицом публичного права взятки или другое незаконное поведение лица, которая избрана на соответствующую должность). Ограниченным может быть дано полномочия также и при разглашении имени физического лица в случае, если физическое лицо, которое задержано, подозревается или обвиняется в совершении преступления, или физическое лицо совершило административное правонарушение. Однако в этих случаях имя физического лица может быть разглашено (обнародовано) лишь в случае вступления в законную силу обвинительного приговора суда в отношении него или вынесения постановления по делу об административном правонарушении. Такую позицию законодателя считаем правильной и соответствующей установленном принципа презумпции невиновности. Вместе предложение отдельных авторов о возможности обнародования имен лиц, подозреваемых в совершении особо резонансных преступлений2, при этих же обстоятельствах считаем безосновательным.

Кроме ограничения, законодатель вводит также несколько обстоятельств, при которых использование имени физического лица без его согласия не считается нарушением права на имя. К таким обстоятельствам относится, прежде всего, использование имени физического лица с целью освещения его деятельности или деятельности организации, в которой он работает или учится, что основывается на соответствующих документах (отчеты, стенограммы, протоколы, аудио-, видеозаписи, архивные материалы и др.). По мнению законодателя, поскольку такая информация является объективным воспроизведением обстоятельств, находит свою фиксацию на соответствующих материальных носителях, то такое использование имени физического лица допускается без его согласия. Мы же считаем, что такое обстоятельство может иметь место, однако при условии, что такое использование имени физического лица не приводит к нарушению права на личную жизнь. Следующей обстоятельством законодатель определяет использование криптониму (от гр. Kryptos - тайный, скрытый, и onyma - имя) - начальной буквы имени физического лица в средствах массовой информации, литературных произведениях и т. д.. Однако, по нашему мнению, когда отмечается первая буква, но к ней добавляются другие идентифицирующие признаки, например, третий Президент Украины - Ю., всемирно известный украинский боксер - чемпион мира К., украинский поэт, автор бессмертного «Кобзаря» Т. Ш. , то в таком случае превенция законодателя по использованию первой буквы не должна распространяться. Вместе с тем мы считаем, что в случаях использования чужого имени, столь распространенного, что оно перестает быть средством индивидуализации, или имени, которое стало общим для определенной категории лиц (например, сержант Петренко, врач Пилюлькин, почтальон Печкин и др.), при отсутствии умысла лица , которая использовала это имя, на нарушение права на имя, такие действия не должны считаться нарушением.

Еще одним полномочием, которое входит в пассивного аспекта права на имя, является предусмотренная законом возможность физического лица требовать от других обращаться к ней в соответствии с ее имени. Гарантиями этого полномочия, по мнению законодателя, должны стать запрет произвольного искажения в написании или произношении имени, поскольку вводится презумпция, согласно которой любое искажение, например путем искажения имени, является нарушением права на имя. Искажение или искажение имени, по нашему мнению, может происходить не только путем перестановки, невыживания или добавления отдельных букв в имени лица, но и путем неправильной постановки ударения или иного интонационного искажения. Поэтому следует согласиться с мнением, что физическое лицо при записи его имени в соответствующих документах вправе указать правильное ударение в ее имени, чем предупредить возможность нарушения его права на имя со стороны других лицах1. Это позволило бы предотвратить неправильной произношении имени во время публичных выступлений и других видов устного общения. Гарантией этого полномочия является предвидение законодателя о необходимости исправления имени физического лица в случае его искажения или иного искажения. Когда искажение имени было осуществлено в документе, такой документ подлежит замене, а если искажение имени осуществлено в средстве массовой информации, оно должно быть исправлено в том же средстве массовой информации.

Что касается защиты права на имя, то он зависит от способа возбуждения, оспаривания или непризнания этого права. Так, в отдельных случаях, для его защиты могут быть применены и общие способы защиты субъективных гражданских прав, предусмотренных в ст. 16 ГК Украины. Однако иногда может быть применен и определенный специальный способ защиты права на имя, такой, как проведение идентифицировать путем предъявления паспорта или иного удостоверения личности (удостоверение водителя, удостоверение инвалида, участника боевых действий и т. п.) как идентифицирующего документа.

Таким образом, учитывая вышеизложенное, следует сделать вывод, что под правом на имя физического лица следует понимать личное неимущественное право по владению именем его изменения и использования с целью получения гражданских прав и создания гражданских обязанностей, осуществление этих прав и выполнение указанных обязанности 'связей, а также право требовать от других лиц не нарушать право на имя в любой способ, а в случае нарушения, оспаривания или непризнания этого права - требовать его защиты.

В итоге следует отметить, что нет сомнения, что именно имя является древнейшим и наиболее распространенным средством индивидуализации физического лица. Однако несмотря на такую общую важность данной индивидуализируя признаки следует заметить, что имя является далеко не единственным способом индивидуализации физического лица. Кроме имени, физическое лицо может быть индивидуализирована вследствие других присущих ей признаков, свойств и состояний. Рассматривая этот вопрос в научной литературе, авторы выделяют и другие неименные способы индивидуализации физического лица. Так, например, Н. Х. Бузаров к средствам индивидуализации физических лиц, кроме имени, относит: псевдоним, возраст, состояние здоровья, состояние гражданства, места жительства, состояние родства и своячництва, пол, состояние банкротства, состояние наличия специальных знаний, образования, состояния судимости, состояние «гражданского бесчестья», состояние занятости в определенной сфери1. Другие авторы дополняют этот перечень еще и местом постоянного или преимущественного проживания, честью, репутацией, достоинством, наличием определенного специального правового статуса, религиозной и национальной принадлежности, номером и серией паспорта, идентификационным кодом налогоплательщика, доменным именем, электронной подписью, адресу, почтовому ящика другими индивидуализируя ознаками1. Анализируя большое количество индивидуализирующих признаков физического лица, Р. Б. Шишка разделяет их на следующие категории, как: естественного происхождения, бытовые, территориальные, формальные, социальные, личные, профессиональные, медицинские, юридические, публичные, коммуникационные, имущественные, корпоративные, религиозные, родови2. Однако такое большое количество признаков индивидуализации физического лица не может найти свое отражение в праве в полном объеме. И поэтому право охраняет только наиболее важные для человека индивидуализацийни признаки, иногда предоставляя им режим личных неимущественных благ как объектов соответствующих личных неимущественных прав3.

Но несмотря на такую важность личных неимущественных прав физического лица в обеспечении процесса ее индивидуализации, следует заметить, что в науке гражданского права до сих пор не было проведено ни одного монографического научного исследования, которое бы комплексно посвящалось проблеме личных неимущественных прав, способствуют индивидуализации физического лица. Существующее же многообразие научных мнений на указанные проблемы можно условно разделить на две основных концепции: универсальную и специальную. Сторонники «универсальной» концепции считают, что всем личным неимущественным правам присуща признак как индивидуализация физической особи4. Однако такая концепция представляется нам уязвимой. Ведь, как уже отмечалось нами выше, если отдельные личные неимущественные права не только способны, но и призваны обеспечить индивидуализацию физическому лицу (право на имя, право на индивидуальность и т. д.), то другие не имеют права для этого необходимого целенаправленности. Поэтому мы больше склоняемся к «специальной» концепции и считаем, что такой признак как индивидуализация следует признать, что присуща только отдельным личным неимущественным правам.

Кроме права на имя, на индивидуализацию физического лица направлены еще такие личные неимущественные права, как: право на профессиональное (творческое) имя, право на специализированный цифровой код или другой нелитеральний шифр физического лица, право на подпись, право на герб и право на индивидуальность. При этом первые четыре права напрямую тесно связаны с именем физического лица, тогда как последнее право такой привязки нет.

Право на профессиональное (творческое) имя, по нашему мнению, является уникальным личным неимущественным правом, которое дает возможность физическому лицу приобретать гражданские права и создавать гражданские обязанности, возникающие в профессиональной сфере не под своим именем, а под другим вымышленным именем , что отличное от официального. На сегодня нет законодательного закрепления права на профессиональное (творческое) имя, хотя отдельные его составляющие имеют правовую регламентацию и широкое применение. Наиболее распространенной на сегодня формой индивидуализации физического лица через вымышленное имя является использование псевдонима, содержание которого будет рассмотрено нами ниже при характеристике личных неимущественных прав в сфере интеллектуальной деятельности. Однако и кроме псевдонима, на сегодня в сфере профессиональной жизни довольно часто используются другие формы вымышленных имен. Так, в частности, бурное развитие шоу-бизнеса и профессионального спорта в Украине ставит необходимость регулирования и защиты отношений по поводу сценического имени и творческого прозвища (для артистов, шоуменов, телеведущих, спортсменов, диджеев и т. д.), развитие компьютерных технологий - требует эффективной защиты «нике» (прозвище в Интернете) и т. д.

Правильность данных слов подтверждается и существующей практикой. Так, в частности, в январе 2004 года украинская певица Таисия Повалий обратилась в Антимонопольный комитет Украины и суд с просьбой признать неправомерным использование компанией «Украинские макароны» ее сценического имени «Тая» в названии макарон. По результатам проведенного социологического исследования было установлено, что часть украинских потребителей ассоциируют название макарон «Тая» с именем и деятельностью Повалий. Кроме того, рекламный ролик о макаронах принципиально связан с певицей: в ролике были использованы имя Тая и слоган «Мы тоже хорошо поем». Это и стало основанием, в июне 2004 года Хозяйственный суд Киева признал недействительной торговую марку «Украинский производитель« Тая », принадлежащей компании« Украинские макароны ». Однако, компания «Украинские макароны» обжаловала в Апелляционном суде Киева решение о признании Хозяйственным судом Киева недействительным свидетельство на комбинированный знак для товаров и услуг № 31071 торговой марки «Тая», поскольку, по их мнению, основанием для регистрации торговой марки «Тая» стало не использование сценического имени певицы Повалий, а использование в изображении торговой марки имени бывшего директора Хмельницкой макаронной фабрики Таисии Бухтияровой по его письменного согласия, а подобный прецедент является ограничением конституционных прав других женщин на свободное использование собственного имени и развитие своей личности. Эти аргументы, по мнению Киевского апелляционного хозяйственного суда, были более убедительными и поэтому он своим постановлением от 1 февраля 2005 по делу № 20/70 отменил предыдущее решение хозяйственного суда г. Киева, попутно указав на то, что сфера использования имени и сценического имени является ризною1.

Еще одной разновидностью возможности неименной идентификации физического лица есть право на специализированный цифровой код или другой нелитеральний шифр физического лица. Одним из наиболее распространенных способов такого «оцифровки» физического лица является присвоение ему индивидуального идентификационного номера, что предусмотрено Законом Украины «О Государственном реестре физических лиц - плательщиков налогов и других обязательных платежей» 2, которые являются обязательными для использования предприятиями, учреждениями , организациями всех форм собственности, включая учреждения Национального банка Украины, коммерческие банки и другие финансово-кредитные учреждения в случае: выплаты доходов, из которых удерживаются налоги и другие обязательные платежи согласно действующему законодательству Украины; заключения гражданско-правовых соглашений, предметом которых являются объекты налогообложения и по которым возникают обязанности уплаты платежей, открытие счетов в учреждениях банков. Определенным ограничением по данному права случаи, когда физическое лицо, из-за своих религиозных или других убеждений отказывается от принятия идентификационного номера и официально уведомляет об этом соответствующие государственные органи1.

Важным в структуре личных неимущественных прав, связанных с правом на имя индивидуализируют физическое лицо, занимает право физического лица на подпись. Анализ литературы по этому вопросу дает нам основания утверждать, что на сегодня не существует единой точки зрения относительно права физического лица на подпись. Так, в частности, отдельные ученые утверждают, что право на подпись физического лица включается в его права на имя2. По нашему мнению, данные права являются подобными, однако нетождественными, поскольку несмотря на то, что оба этих права направлены на идентификацию личности, подпись может идентифицировать только в отношениях, которые опосредуются письменной или приравненной к ней форме. Кроме того, право на имя физическое лицо может осуществлять с момента его присвоения, практически совпадает с моментом рождения, в то время как право на подпись лицо может полноценно использовать после его государственной фиксации в паспорте или другом документе, удостоверяющем личность.

Иногда в литературе поднимается вопрос о том, что же следует понимать под понятием «подпись». В литературе правомерно разделяют существующие подходы на два основных: «либеральный» и «жесткий» 3. Согласно первому подходу, под понятием подписи понимают роспись или приходов, который является графическим начертанием символа или совокупности символов (знака), что ассоциируется с его именем4. Как правило, такое начертание состоит из монограмнои аббревиатуры в виде сочетания инициалов и фамилии или его части. Указанный либеральный подход, в частности, введен в соответствии с п. 3.4 Инструкции о порядке открытия, использования и закрытия счетов в национальной и иностранных валютах1, где указывается, что для открытия текущего счета физическое лицо должно представить в банк карточку с образцами подписей, заверенные подписью уполномоченного работника банка или нотариально. Зато авторы, которые поддерживают «жесткую» теорию о подписи, считают, что акт подписания документа означает написание гражданином своего полного имени (т. е. имени, отчества и фамилии) и только собственноручно написанное полное имя физического лица, по мнению этих авторов, может считаться подписью в точном смысле этого слова2. По нашему мнению, для таких утверждений нет достаточно оснований. Ведь право подписи является полноценным и в случае, когда подписью является любой графический роспись или приходов, который воспроизведен в документах, удостоверяющих личность. Что касается написания собственноручной имени, то оно не может считаться подписью (если только сам подпись лица, отмечается в указанных документах, не исполнен в виде собственноручной воспроизведения имени). Хотя в отдельных документах, кроме подписи, может потребоваться также и проставления собственноручной надписи имени, но и в этом случае такая надпись не является тождественным понятию подписи.

Что касается содержания права на подпись, то к нему следует относить возможность физического лица быть признанным носителем соответствующей подписи, а также использовать его во всех возможных сферах своей деятельности для индивидуализации личности. Анализируя право на подпись, по нашему мнению, следует выделять несколько возможных составляющих этого права, в частности: а) возможность собственноручной подписи физического лица, б) возможность факсимильной или с помощью средств механического или иного копирования подписи физического лица, в) возможность электронного (электронно - цифровой) подписи физического лица. При этом следует заметить, что в отдельных случаях для осуществления права на подпись физического лица может требоваться исключительно собственноручная вариант подписи. Так, например, только собственноручно осуществляется право на подпись при подписании векселя физическим лицом (ст. 5 Закона Украины «Об обращении векселей в Украине» 3). То же время, если физическое лицо вследствие физического недостатка, болезни или по другим уважительным причинам не может собственноручно подписать соглашение, заявление или другой документ, по его поручению и в его присутствии и в присутствии нотариуса или другого должностного лица, совершающего нотариальные действия, соглашение, заявление или иной документ может подписать другое физическое лицо в порядке, установленном действующим законодательством (ст. 45 Закона Украины «О нотариате» 1). В свою очередь, возможность использования при совершении сделок факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронно-цифровой подписи либо иного аналога собственноручной подписи допускается в случаях, установленных законом, другими актами гражданского законодательства или по письменному соглашению сторон, в котором должны содержаться образцы соответствующего аналога их собственноручных подписей (ч. 3 ст. 207 ГК Украины).

Отдельно следует отметить, что в некоторых случаях подпись может иметь четко выраженный имущественный характер, например, в случае, когда речь идет об автографе, который имеет свою ценность. Так, например, стоимость автографа зависит от ряда причин, например, степени сведения и исторической значимости личности, которая дает автограф, и лица, которому он был дан, «возраста» автограф, количества существующих автографов, предмета, на котором был оставлен автограф. Однако, нам представляется, что такая имущественная стоимостную (товарность) автографа не влияет на неимущественный характер самого права на подпись. Ведь имущественные права по автографа возникают уже после того, как лицо осуществило свое право на подпись. И поэтому дальнейшее использование подписи физического лица, которое находит свое опосредствование на определенном материальном носителе, становится уже чем-то, вроде, объективированного авторского произведения, может отчуждаться и передаваться, в том числе и в имущественном режиме. Однако, это не влияет на неимущественный по сути характер отношений по самой подписи.

Тесно с правом на имя связано также и право на личный герб. К сожалению, сегодняшнее законодательство не регламентирует вид общественных отношений, связанных с созданием и использованием личных гербов. История этого вопроса уходит корнями в глубокую древность и берет свое развитие еще с начала XVII века. В то время, наличие личного (родового, фамильного) герба было свидетельством причастности к определенному знатному роду. Хотя, как утверждают в литературе, возможность получения личного герба не обязательно была связана с принадлежностью к определенному роду. Такие, как их называли «дворянского» (бюргерские) гербы были известны еще со времен Священной Римской империи. Определенное развитие они получили в Германии, где, как отмечали тогдашние исследователи, и низшее дворянство и недворянство имели узаконенное государством право использовать свои гербы, а тот правовой защите, который предоставлялся имени, по их мнению, по аналогии распространялся и на дворянский и гражданский герб2 . Что касается Франции, то там вообще при королевском режиме недворянин (например, аптекарь или судейский чиновник), который не имел герба, вообще считался правонарушителем, а в Италии того времени гербы недворян имели соответствующую регламентацию на уровне королевского указу1.

Соответствующее регламентацию личные гербы имели и в дореволюционный период. Так, согласно тогдашнему законодательству личные гербы признавались полноценными объектами законодательства. Кроме этого, того времени даже выделялось отдельное право - право на личный герб. Так известный дореволюционный цивилист Ю. С. Гамбаров писал, что «прав личности относятся, права личности на имя, включая звание, титул, гербом.» 2. Причем герб в то время мог быть или пожалован от имени государства, или приобретенный лицом самостоятельно. То же время, в то время не было единого мнения относительно правовой природы права на герб среди тогдашних ученых. Так, М. Л. Дювернуа, рассматривая право на герб, тесно связывал его с определенным состоянием лица и рассматривал это право не как общее гражданское, а как специальное право, зависит от состояния особи3. По мнению других ученых, такой тесной связи между гербом и наличием соответствующего состояния (титула) нет, поскольку общий дворянский герб наследодателя и наследника при отсутствии других данных происхождения по тогдашнему законодательству не мог служить доказательством общего происхождения и принадлежности к одному роду4. Однако вопреки всему, роль и значение родового герба в то время была очень большой, что и побудило к созданию «общего гербовника», в котором содержались все основные гербы, существовавшие того времени. Все существенным образом изменилось после событий в октябре 1917 года, когда соответствующим декретом Совнаркома были отменены все, существовавшие в то время, состояния и сословные деления граждан, сословные преимущества и ограничения, а также соответствующие звания, титулы и наименования гражданских чинов. И хотя отмена сословий и титулов, как верно указано в литературе, не означала автоматической отмены гербив5, следует все же признать, что сам интерес к гербам был потерян надолго. Как отмечается в литературе, определенное возрождение интереса к личным гербов произошло еще в Советском Союзе в конце 80-х годов ХХ века. Именно в тот момент поднялся интерес к созданию недворянских гербов »для всех бажаючих1. Также интерес к гербам и законодательного закрепления прав на них на сегодня сформировался и растет и на территории Украины, что дает возможность различным организациям предоставлять услуги по созданию и регистрации личных гербов. Кроме этого, данная деятельность уже приобретает определенных признаков зорганизованости. В частности, украинским геральдическим обществом с целью упорядочения процесса современного герботворення в Украине в области личной геральдики, ведение его на профессиональном уровне и в соответствии с постановлением Восьмой конференции УГТ (1999 г.) ведется Реестр личных гербив2. Кроме этого, следует отметить, что в государствах с республиканским устройством формируются новые подходы к личному герботворення. Прежде всего, это должно касаться отхождения от традиции дарованости гербов от имени государства. Государство должно обеспечить каждому лицу право на герб как личное неимущественное право, содержание которого заключается в возможности создать и быть признанной носителем своего собственного личного герба (геральдического знака), использовать его для индивидуализации в обществе, а также требовать защиты в случае нарушения своего права. И именно на фоне этого должны происходить разговоры о необходимости регламентации данного права3. То же время, несмотря на связь права на герб с рядом прав интеллектуальной собственности, мы все же считаем, что его место именно среди прав, направленных на индивидуализацию физического лица и связанные с именем физического лица.

Кроме права на имя и связанных с именем личных неимущественных прав, индивидуализация физического лица может происходить также и путем ее внутренне и внешней индивидуализации, ставит вопрос о возникновении права на индивидуальность физического лица. Данное право находит свое нормативное закрепление в ст. 300 ГК Украины и является отраслевым развитием конституционного положения, согласно которому гарантируется, что каждый человек имеет право на свободное развитие своей личности, если при этом не нарушаются права и свободы других людей, и имеет обязанности перед обществом, в котором обеспечивается свободное и всестороннее развитие его личности (ст. 23 Конституции Украины).

Под понятием «индивидуальность» как объекта указанного права следует понимать личное неимущественное благо физического лица, которое является совокупностью физических данных, психических свойств, характерных черт и опыта каждой личности, отличающие ее от других физических лиц. Одними из первых, кто высказал предположение о возможности и целесообразности нормирования отношений по собственной индивидуальности, были К. Гуго1 и А. В. Завадський2, которые подняли вопрос о необходимости регламентации отношений по изображение физического лица. Указанная позиция о признании права на собственное изображение как одного из новейших прав физического лица, была частично поддержана и в дореволюционной литератури3.

После революции правовая регламентация отношений по собственной индивидуальности фактически была выведена за пределы гражданского законодательства. Возвращение состоялось в 1963 году, когда к новому в то время ГК РСФСР была введена ст. 511, в которой регламентировалось положения об охране интересов гражданина, изображенного в произведении изобразительного искусства. Однако уже и в то время указанная позиция законодателя подвергалась критике. Так, в частности, Б. Б. Черепахин писал, что «... право на собственное изображение не входит в институт авторского права, хотя и предусмотрено в ГК в связи с этим институтом »4. На аналогичной позиции стоял и М. С. Малеин, который также отмечал, что данной нормой закреплялось право на собственное изображение, которое, будучи субъективным гражданским правом, касается авторского права, однако не является. И поэтому, по мнению ученого, соответствующая норма должна быть перенесена в раздел (группу) норм гражданских кодексов, посвященные регулированию личных прав5. Подобную точку зрения отстаивала и К. Б. Ярошенко, которая считала, что, поскольку в указанной статье речь идет об обычном субъективное право, то и именоваться эта статья должна иначе, а именно: «права гражданина, изображенного в произведении изобразительного искусства »6.

Учитывая указанные обстоятельства, а также принимая во внимание необходимость более широкого воздействия на общественные отношения по собственной индивидуальности, в литературе все чаще стали высказываться мнения относительно формирования иных правовых конструкций, которыми предлагалось осуществлять охрану индивидуальности физического лица, а отдельные из них нашли свое место и в национальных гражданских законодательствах (например, ст. 145 ГК Казахстана «Право на собственное изображение», ст. 17 ГК Туркменистана «Защита права на собственное изображение», ст. 300 ГК Украины «право на индивидуальность» и др.). Так, рассматривая этот вопрос, В. А. Белов, считает, что оно должно включать в себя только право на индивидуальный образ и собственное изображение. Причем, по мнению автора, тесная связь между этими понятиями должен заключаться в том, что «... предметом изображения является именно индивидуальный образ гражданина, изображение - это слепок с индивидуального образа »1. Несколько расширяет указанный подход М. М. Малеин, которая убеждена, что правовое регулирование отношений в сфере охраны индивидуальности физического лица должно происходить в пределах конструкции права на индивидуальный образ (вид) и голос. По мнению автора, понятие «индивидуального образа (вида)» включает в себя внешность, фигуру, физические данные, одежду, тогда как «индивидуальный голос» заключается в звуках, которые произносятся голосовым аппаратом человека в форме слов, мелодий и иной форме, которые характеризуются высотой, диапазоном, силой, тембром, интонациею2. Еще более расширяет понимание возможностей в сфере индивидуальности физических лиц Н. Х. Бузаров, которая убеждена, что наиболее эффективным будет такая индивидуализация в пределах определения права на пол. И именно указанную правовую возможность она планирует именовать как «право на индивидуализацию как лица соответствующей статьи» 3.

По нашему мнению, каждый из указанных выше подходов является несколько ограничен и таким, что не включает всех составляющих понятия «индивидуальности». Ведь понятие «индивидуальность», мы считаем, достаточно разнообразным и, включающим в себя ряд особенностей физического лица, связанные с ее национальной, культурной, религиозной, языковой и иной самобытностью. Учитывая структуру личности, указанные особенности могут выражаться в:

а) внешнему виду физического лица (внешность, рост, фигура, прическа, цвет глаз, физические данные, одежда, другие элементы, а также совокупность всех этих элементов);

б) голосе физического лица (совокупность различных по высоте, силе и тембру звуков, воспроизводимых человеком, в форме слов, мелодий, свиста и т. п.) и языке (система звуков со всеми своими особенностями, например, невимова отдельных звуков, говор, заикание, слова - паразиты, смех и т. д.);

в) манере поведения (поведение в отношениях с другими лицами и особенности в отношении к вещам, наличие моральных принципов, привычек и других особенностей характера);

г) интеллектуальном, культурном и образовательном уровне (умение общаться, знание правил вежливости, остроумие, сообразительность, умение, использование специальной терминологии, сленга, знание и применение иностранных языков и т. п.).

Совокупность всех указанных элементов может создавать определенное целостное восприятие человека как определенного индивидуума, и охватываться общим понятием стиль (имидж), что довольно близко граничит и взаимосвязано с понятием репутации. Вместе индивидуальность физического лица должна иметь четко определенный правовой режим, основной которого является закрепление за лицом носителем ряда активных полномочий по собственной индивидуальности, к которым следует отнести: создание, владение, использование и изменение собственной индивидуальности.

Знание индивидуальностью физическим лицом означает закрепленную законодательством возможность быть признанным носителем данного личного неимущественного блага. Указанная правомочность направления происходит по конституционному праву сохранять свою национальную, культурную, религиозную, языковую самобытность, которая гарантируется ст. 11 Конституции Украины. Кроме того, наличие полномочия по владению собственной индивидуальностью дает возможность лицу-носителю быть управомоченным субъектом по своей индивидуальности и требовать не нарушать ее со стороны других лиц.

Использовать свою индивидуальность физическое лицо может путем произвольного, по своему усмотрению, избрание любой из возможных форм и способов проявления своей индивидуальности, если они не запрещены законом и не противоречат моральным основам общества. При этом физическое лицо имеет право использовать свою внешность как самостоятельно, так и путем предоставления разрешения или запрета на ее использование. По нашему мнению, при использовании индивидуальности другого физического лица существует презумпция запрета на использование его индивидуальности, кроме случаев, прямо установленных законом, например, когда это вызвано защитой ее интересов или интересов других лиц. В частности, независимо от воли лица может быть распространена фотография с ее изображением в случае, когда же физическое лицо пропала или ее исчезновение может тянуть угрозу другим лицам. Во всех других случаях согласие на использование индивидуальности другого физического лица является обязательным.

Важно также отметить и тот факт, что реализация правомочия по использованию индивидуальности физического лица другими лицами возможна, в том числе и на основе гражданско-правового договора. В частности, довольно часто это возможно в случае осуществления возможностей по использованию своей индивидуальности моделями, артистами, актерами, певцами, политиками, спортсменами и т. д.. При этом, как правило, такое использование довольно часто осуществляется с целью определенных материальных благ или удовлетворения других имущественных интересов.

Довольно часто возможность по использованию собственной индивидуальности напрямую зависит от внешних обстоятельств и может быть ограничена на установленных действующим законодательством основаниях. При этом указанные ограничения могут носить различный характер, в частности: профессиональный (например, представители отдельных категорий профессий не могут иметь выбора в выборе одежды, в частности, сотрудники милиции, военнослужащие, судьи и т. д.) территориальное (например, отдельные категории физических лиц могут проявлять свою индивидуальность в специально отведенных для этого местах, в частности, нудисты) темпоральный (например, певцы могут осуществить свое право на громкое пение только в рамках специально отведенного времени) и т. д.. При этом, важно, чтобы данные ограничения носили исключительно законный характер.

Создание и изменение собственной индивидуальности является возможностью самостоятельно определять ее объем и содержание. Нужно отметить, что в последнее время создание и изменение индивидуальности человека подвергается определенной коммерциализации. Так, отдельные лица, занимающие соответствующее положение в публичной сфере, для успешности своей деятельности тратят немалые средства для формирования или изменения своей индивидуальности. Все это осуществляется путем изменения как природных особенностей организма (например, изменение (коррекция) пола, пластические операции, коррекция фигуры, наращивание волосяного покрова и т. д.), так и особенностей, которые являются приобретенными (смена имиджа, отказ от курения или других вредных привычек, нанесения татуировок, коррекция произношения и т. д.).

Как и любая правовая возможность, право на индивидуальность должно быть гарантировано защитой в случае его нарушения, оспаривания или непризнания. Отдельные из способов нарушения данного права уже были предметом рассмотрения в литературе. В частности, это касается вопросов неправомерного нарушения права на индивидуальность другого человека, в частности, лицами - двойниками, которые осознают свое сходство с более именитой физическим лицом, запись и незаконное использование голосу1, а также пародирование голоса другими лицами (пародистами) 2, нарушение права на изображения путем применения колажу1 или в рекламной продукции2, путем использования изображения не тела в целом, а его частин3, нарушение права на изображение в сети Интернет путем размещения на «иконках», баннерах и сайтах4 т. п.. К сказанному мы лишь хотели бы добавить, что вопрос защиты права на индивидуальность имеет специальную законодательную регламентацию в. ст. 307 и 308 ГК Украины, о чем мы уже говорили выше, а также могут граничить с нарушением права на честь и репутацию. Кроме этого, как мы считаем, отдельные аспекты по защите права на индивидуальность должны быть ограничении для физических лиц публичного права, в частности, что касается согласия на использование их голоса и изображения при освещении их публичной деятельности.


Получите консультацию юриста онлайн!