Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.


5.3. Специальные (отдельные) личные неимущественные права физических лиц

5.3.1. Личные неимущественные права физических лиц, возникающие в сфере интеллектуальной деятельности

Изменения, которые в последнее время проходят в Украине, обуславливают необходимость качественно нового подхода к вопросу правового регулирования отношений в сфере интеллектуальной деятельности, соответствия его норм мировым и европейским стандартам, а также сбалансированности интересов государства, общества и индивида в этой сфере. Однако несмотря преимущественно должное законодательное обеспечение этой сферы на конституционном (ст. 54 Конституции Украины), международной (ст. 27 Всеобщей декларации прав человека, ст. 15 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах и т. п.) и национальном уровнях (Книга Четвертая ГК Украины , законы Украины «Об авторском праве и смежных правах» 1, «О распространении экземпляров аудиовизуальных произведений и фонограмм» 2, «Об охране прав на изобретения и полезные модели» 3, «Об охране прав на промышленные образцы» 4, «Об охране прав на топографии интегральных микросхем »5,« Об охране прав на сорта растений »6,« О племенном деле в животноводстве »7,« Об охране прав на знаки для товаров и услуг »8,« Об охране прав на указание происхождения товаров »9 и др..), все же остается ряд проблем, которые требуют соответствующего научного и дальнейшего законодательного решения. Одной из таких проблем, по нашему мнению, является проблема системы личных неимущественных прав в сфере интеллектуальной деятельности.

При этом нужно отметить, что в литературе нет единого мнения относительно места личных неимущественных прав в сфере интеллектуальной деятельности, в системе прав на интеллектуальной собственности. Так, подавляющее большинство авторов отстаивает за ними качество отдельного структурного элемента. Это означает, что они занимают ведущее место в структуре прав в сфере интеллектуальной деятельности вместе с имущественными правами1. Однако такое мнение не является единственной в литературе. Зато некоторые авторы считают, что такое разделение прав в сфере интеллектуальной деятельности на имущественные и неимущественные невозможен, поскольку личные неимущественные и имущественные права неразрывно переплетены друг с одним2, или такое разделение достаточно условно и является скорее делом удобства, чем принципу3. По нашему мнению, разделение прав на имущественные и неимущественные несмотря на свою условность целесообразно, поскольку позволяет более глубоко на научном уровне проанализировать признаки, содержание, правовую природу и особенности осуществления каждой из указанной группы прав.

То же время, подход к рассмотрению личных неимущественных прав в сфере интеллектуальной деятельности только как к составляющей общей системы прав в сфере интеллектуальной деятельности, является однобоким и неправильным. Ведь особенность личных неимущественных прав как раз и заключается в том, что они существуют в двух основных аспектах: а) как элемент системы личных неимущественных прав физического лица, б) как элемент системы прав в сфере интеллектуальной деятельности.

Рассматривая личные неимущественные права в сфере интеллектуальной деятельности как составляющей системы личных неимущественных прав, следует отметить, что, учитывая определенную выше специфику этой категории личных неимущественных прав по сравнению с общими личными неимущественными правами, мы все основания отнести их к специальным (отдельным) личных неимущественных прав, то есть, как уже отмечалось нами выше, к личным неимущественным правам, присущих физическим лицам только в результате выполнения определенных действий (поведения), выделяемого обществом как социально ценная или вследствие специального правового статуса этого лица. Данная категория личных неимущественных прав наделена рядом особенностей по сравнению с другими субъективными гражданскими правами. К основным из них можно отнести: а) специфическую сферу их существования, а именно, они тесно связаны со сферой интеллектуальной деятельности (преимущественно авторства) и существовать вне ее не могут б) принадлежность этих прав не всем физическим лицам, в отличие от общих личных неимущественных прав (п. 1 ст. 269 ГК Украины), а тем, которые занимаются интеллектуальной деятельностью и создателями объектов интеллектуальной собственности (п. 2 ст. 423 ГК Украины), в том числе и объектов авторского права в) особенность момента их возникновения, который определяется не с момента рождения, а с момента четко связывается с созданием объекта интеллектуальной собственности или иным юридическим фактом по данному объекту г) особенность момента их прекращения, поскольку вследствие того, что они существуют бессрочно, могут перерождаться в порядке «посттанативних» личных неимущественных прав, о которых речь пойдет ниже.

Кроме этого, следует также отметить, что система личных неимущественных прав в сфере интеллектуальной деятельности в подавляющей своей части основывается на личных неимущественных правах в сфере авторства, поскольку именно данная категория личных неимущественных прав была наиболее часто объектом научных дослиджень1, которые имеют широкую правовую регламентацию . Именно поэтому в этом структурном подразделении мы будем исследовать личные неимущественные права в сфере интеллектуальной собственности.

Важным вопросом общего понимания понятия личных неимущественных прав в сфере интеллектуальной собственности является вопрос системы этих прав. В то же время в литературе нет единого мнения по этому вопросу. Анализ действующей литературы дает нам основания утверждать, что по поводу включения тех или иных прав к системе личных неимущественных прав в сфере интеллектуальной деятельности наиболее часто речь идет о: право авторства и право

23

на авторское имя2, право на использование псевдонима или анонима3, право противодействовать указанию мнимого авторства4, право на неприкосновенность твору1 и сохранение его цилисности2, право на защиту репутации автора3, право препятствовать посягательству на свое авторское право, способном наносить ущерб чести и репутации автора4, право на обнародование и отзыв твору5, право на опубликование твору6, право на помощь автору со стороны издательства и право на регистрацию произведения, устанавливает дату его выхода в свит7, право на депонирование рукописи, право на перевод и право на посвящение произведения, право выполнения и право на защиту репутации виконавця9 т. п.. Однако такой надрозширений подход к определению личных неимущественных прав существенно нивелирует их значение. Дело в том, что определенная часть данных прав охватывается другими личными неимущественными правами, в результате чего их правовая природа определяется как личные неимущественные полномочия, а некоторые из указанных прав имеют четко выраженный имущественный характер.

Поэтому, по нашему мнению, система личных неимущественных прав в сфере интеллектуальной деятельности включает в свою систему такие личные неимущественные права: а) право на признание человека творцом (автором, исполнителем, изобретателем и т. п.) объекта права интеллектуальной собственности, б) право на имя 'я создателя (авторское имя) и других способах индивидуализации создателя (автора) в) право на титулизацию, номинализация и сакрарезацию объекта права интеллектуальной собственности г) право на неприкосновенность объекта права интеллектуальной собственности д) право на репутацию создателя объекта права интеллектуальной собственности. Остальные личных неимущественных прав не соответствуют определенным выше признакам, или по собственной малозначимость и случайность могут охраняться в режиме неимущественного интереса.

Право на признание человека творцом (автором, исполнителем, изобретателем и т. п.) объекта права интеллектуальной собственности является одним из наиболее важных личных неимущественных прав, возникающих у создателя в связи с созданием объекта права интеллектуальной собственности. Данное право находит свое выражение прежде всего в сфере авторских отношений как право авторства. Первенство данного права в системе авторских прав обусловлена тем, что остальные авторских прав на произведение, как имущественных, так и личных неимущественных, предоставляются лицу только вследствие признания ее автором данного твору1 и являются производными от нього2. Исходя из этого, иногда в литературе это право называют как право отцовства (patemite) 3. Положительное регулирования права авторства осуществляется на нескольких уровнях. Первый - это уровень международно-правовых актов. Так, согласно ст. 6bls Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений «независимо от имущественных прав автора и даже после уступки прав он имеет право требовать признания своего авторства на произведение.». Второй уровень - уровень национального законодательства. В частности, ст. ст. 423, 438 ГК Украины устанавливают за физическим лицом право быть признанной автором объекта права интеллектуальной собственности. В то же время ст. 14 Закона Украины «Об авторском праве и смежных правах» закрепляет за лицами право требовать признания своего авторства. Однако ни одна из указанных норм так и не указывает на содержание данного права. Нет единства относительно определения этого права и в научной литературе. Такая ситуация осложняется тем, что отдельные авторы вообще не признают право авторства самостоятельной природы. Так, например, С. В. Ромовская считает, что права авторства как самостоятельного субъективного гражданского права не существует. Свою позицию она аргументирует тем, что, во-первых, лицо, создавшее произведение, вправе считаться автором произведения не потому, что обладает правом авторства, а потому, что она является создателем произведения, и, во-вторых, если применять к праву собственности идеи о наличии права авторства, то получается, что владелец должен обладать и таким правом, как право именоваться власником1. По нашему мнению, такая позиция обладает рядом недостатков, о которых уже говорилось в юридической литературе. Так, в частности, Е. П. Гаврилов считает, что право авторства действительно закреплением и правовым отражением фактической работы автора по созданию произведения, оно является порождением творческой деятельности. И поэтому, опираясь на право авторства, а не каким-то другим правомочность, автор требует защиты своих интересов при присвоении авторства. Авторское право, как верно далее отмечает Е. П. Гаврилов, отличается от права собственности неразрывной связью между автором и произведением, связью, основанный на факте создания произведения автором, проявляется в праве авторства. Вот почему в авторском праве необходимость в конструировании права авторства, а в праве собственности, где такого неразрывной связи между владельцем и его имуществом форуме, отсутствует необходимость в особом праве собственника на рич2. И, как правильно отмечается в литературе, право авторства не означает, что лицо имеет определенный набор прав, оно указывает только на то, что данное лицо является создателем определенного твору3. Развивая указанную мнению, А. П. Сергеев указывает на то, что право авторства является юридически обеспеченная возможность лица считать себя автором произведения и возможность требовать признания этого факта от других осиб4. В принципе, такой подход можно считать правильным по направлению, однако нужно заметить, что наличие только двух полномочий в структуре права авторства является недостаточным. Без возможности автора обратиться к средствам защиты данного личного неимущественного права в случае его нарушения (например путем плагиата), оспаривания или непризнания, данное право не может считаться достаточной юридической возможностью. Ведь именно в случае, когда создается угроза нормальному существованию данного права и возможности его беспрепятственного осуществления, автор должен быть уверен в том, что он сможет использовать любой из предусмотренных законодательством способов для охраны данного субъективного гражданского права, начиная от способов самозащиты данного права и вплоть до обращения в государственный аппарат с требованием о применении к нарушителю юрисдикционных мер защиты.

Проблемным в контексте права авторства представляется нам вопрос определения момента его прекращения. Так, некоторые авторы считают, что право авторства является безстроковим1. Другие авторы убеждены, что право авторства как и любое субъективное гражданское право не может существовать бессрочно. По их мнению, право авторства следует разграничивать как юридический факт и как субъективное гражданское право. В первом варианте - оно объективное, так как объективным является сам объект творчости2. Поэтому, возникнув в определенный период жизни автора и получив общественное признание, авторство на произведение продолжает существовать уже независимо от автора и после его смерти3. Но, если рассматривать право авторства как субъективное право, то оно существует лишь до смерти автора, а после смерти возникает общественный интерес, который, по мнению этих авторов, тесно связан с надлежащим наследникам комплексом авторских прав, поэтому наследники не только могут подать иск о восстановлении (признании) авторства, но и должны быть привлечены к рассмотрению любого спора, касающегося личности автора, наследниками которого они есть, что свидетельствует о возникновении у них особого права на охрану авторства умершего автора4. При этом следует заметить, что правы отдельные ученые, которые утверждают, что автору должна быть предоставлена возможность указать в завещании лицо, на которое будет возложена забота о научной, литературной или художественной «наследия» автора5. По нашему мнению, такой вариант позволит избежать конкуренции интересов, может произойти в случае возникновения двух и более лиц, заинтересованных в защите права авторства умершего.

По аналогичной конструкции должны быть выстроены и другие права на признание человека творцом объекта права интеллектуальной собственности. Речь здесь идет в первую очередь о праве выполнения, право изобретательства т. п.. Будучи по своей природе основным личным неимущественным правом, право о признании человека творцом объекта права интеллектуальной собственности тесно связано с другими личными неимущественными правами, прежде всего, с правом на имя создателя (авторское имя) и других способах индивидуализации создателя (автора). Однако иногда в литературе указывается на нецелесообразность выделения такого права. В частности, С. А. Судариков указывает, что «право на имя вполне тривиальное, поскольку у автора есть Имя и именно автору закон предоставляет право авторства. Этим правом автор может пользоваться как угодно. Он может указать свое имя на экземплярах своего произведения, а может этого и не делать и для этого автору не нужно никакого дополнительного права »1. Данная позиция совпадает с той, что принята во многих законодательствах зарубежных государств, в которых эти два права формируют единое право «the right of attribution» 2. То же время, как представляется нам, отграничения указанных прав носит чрезвычайно важное значение в первую очередь в странах с переходной экономикой. Ведь именно право на имя создателя (авторское имя) и других способах индивидуализации создателя (автора) по своей сути играет двойную роль. Прежде всего, оно дает возможность автору сообщить о том, что именно он как конкретное физическое лицо является создателем данного произведения, или скрыть этот факт от общества. С другой стороны, оно дает возможность обществу знать, кто конкретно считается автором соответствующего объекта интеллектуальной собственности.

Полная регламентация указанного права закреплена на уровне так называемого «права на авторское имя». Положительно это право регламентируется ст. 438 ГК Украины, где указывается, что автор имеет право: 1) требовать указания своего имени в связи с использованием произведения, если это практически возможно, 2) запрещать указание своего имени в связи с использованием произведения; 3) выбирать псевдоним в связи с использованием произведения. Практически аналогичные положения определяются в ст. 14 Закона Украины «Об авторском праве и смежных правах». Как видно, действующее законодательство не дает нам четкого толкования содержания этого права. Именно такое положение вещей, как уже указывалось в общем выше, приводит отдельных авторов к выводу, как право на авторское имя и других способах индивидуализации автора является одним из проявлений права авторства3. Однако подавляющее большинство авторов, указывая на чрезвычайную близость данных прав и их взаимозависимость, одновременно совершенно аргументированно отстаивают их самостоятельный характер4. Основными отграничительных признаками, указываются авторами, есть различие по объему и характеру возможностей, в них включены. Как отмечает В. А. Калятин, «... право авторства. возможность создателя произведения в любой момент определить себя как автора произведения, право на авторское имя, дает возможность автору при его желании выступать под любым именем, связывая ли связывая это имя со своей личностью. таким образом существует связь: произведение - имя - личность »1.

Определенные проблемы возникают также и относительно названия данного права. Так, довольно часто в литературе оно носит название «право на авторское имя». Однако учитывая содержание данного права, находит место в нормах действующего законодательства и учитывая общие положения ГК Украины, где под понятием «имя» следует понимать фамилия, имя и отчество физического лица (ч. 1 ст. 29 ГК Украины), мы можем утверждать, что такое название не соответствует содержанию, что вкладывается в него. Кроме этого, указанное понятие «имени» не охватывает понятие псевдоним даже несмотря на то, что использование последнего допускается законом. Поэтому, учитывая основную цель данного права - осуществить индивидуализацию автора соответствующего произведения, можно утверждать, что она может осуществляться и путем других способов индивидуализации, а не через официальное, государственно зарегистрированное имя физического лица. Следовательно, более целесообразно данное право именовать как «право на авторское имя и других способах индивидуализации автора», а общее право - право на имя создателя и других способах индивидуализации создателя.

Рассматривая содержание этого права, следует отметить, что в литературе обще признанной является позиция, согласно которой данное право включает в себя три основных полномочия: 1) использовать или разрешать использовать авторское произведение под собственным именем автора, 2) использовать или разрешать использовать авторское произведение под вымышленным именем автора (псевдонимом), 3) использовать или разрешать использовать авторское произведение без указания имени автора (анонимно). Соответственно она была отражена и в нормах действующего законодательства. По нашему мнению, с таким подходом можно согласиться, но учитывая определенные замечания. Во-первых, в это право могут быть включены и другие полномочия (например, полномочия ставить подпись под своим произведением), во-вторых, эти полномочия составляют лишь положительный аспект соответствующего субъективного права и в-третьих, в структуру права на авторское имя я и других способах индивидуализации автора, безусловно включается также и право требовать от других не нарушать данное право, а также требовать защиты в случае его нарушения. Поэтому рассмотрим указанные выше позитивные обязательства более подробно.

Полномочия указывать разрешать указания своего имени в связи с использованием произведения является одним из основных полномочий автора в аспекте данного права. Ведь именно оно дает возможность сообщить всем об авторе (создателя) соответствующего объекта интеллектуальной собственности. При этом не важно, идет ли речь о произведении литературный, художественный, научный, или о факте выполнения, изобретение или иной объект права интеллектуальной собственности. В любом случае автор имеет право сообщить другим соответствующим образом о своем авторстве, о том, что он является создателем соответствующего объекта интеллектуальной собственности. Это может быть осуществлено для литературных произведений путем нанесения имени автора на первую страницу, для произведений изобразительного искусства - путем указания на афишах или непосредственно под соответствующими произведениями, для музыкальных произведений - путем объявления автора, для кинематографических произведений - путем указания титрах т. п.. При этом по возможности отметить свое авторское имя несколькими способами, по нашему мнению, что автор имеет право на выбор способа указания его имени.

Возвращаясь к самому полномочия на указание имени автора, следует указать, что важность такого указания заключается прежде всего в том, что в соответствии со ст. 435 ГК Украины вводится так называемая презумпция авторства, которая означает, что при отсутствии доказательств иного, автором произведения считается физическое лицо, указанное обычным способом как автор на оригинале или экземпляре произведения. Именно в этом и проявляется тесная связь между правом на авторское имя и других способах индивидуализации автора и правом авторства. Отмечая свое имя на произведении, автор имеет право указать как полное фамилия, имя и отчество, так и только отдельные из его частей (имя и фамилия, инициалы и фамилия и т. д.). В случае перевода произведения на иностранном языке, автора должно быть согласовано транслитеральний запись его имени языке, на котором осуществлен перевод произведения. Кроме этого, автор, отмечая на произведении имя, может указывать рядом с ним другие индивидуализируя признаки, например, научные звания, ученые степени, государственные награды, другие формы общественного признания, победы в конкурсах, соревнованиях и т. д..

Особое внимание следует обратить и на тот факт, что такое полномочие имеет определенное законодательное ограничение. Так, в соответствии с законодательством такое указание может иметь место только в случаях, когда такое указание «практически возможным». Поэтому следует согласиться с Е. Вакманом и И. Грингольцем, которые считают, что «... ставить имя художника на фарфоровом сервизе, ткани или шпалере просто невозможно »1. Однако в случаях, когда указания имени автора непосредственно на авторском произведении невозможно, то оно должно быть указано, в случае требования автора, другим подобным способом, например, путем помещения и распространение вместе с этим результатом творческой деятельности дополнительных этикеток, табличек, объявлений, на которых указано название данного результата творческой деятельности и имя автора.

Еще одним полномочием, что включается в данного права, есть возможность указывать на объекте интеллектуальной собственности не настоящее имя автора вымышленное, есть псевдоним (от гр. Pseudos - ложь и onoma, onyma - имя). Причем псевдонимом может быть любое слово, которым пожелает себя именовать автор. Согласно способов создания выделяют такие разновидности псевдонимов: а) Эйдон (используется характеристика автора с физической стороны) б) этноним (подчеркивается национальная принадлежность автора) в) геоним (указывает на местность, где родился или живет автор) г) френоним (указывает на определенную черту характера) д) титлоним (указывает на род занятий, звание или общественный статус) е) дубом (как псевдоним избирается имя реального лица) е) гетероним (как псевдоним избирается имя умершего) ж ) латинизм (используется латинское слово), с) хроматоним

(Используется название цвета) и) Фитон (используется название растений и деревьев) и) ентомоним (используется название насекомых), и) ихтионим (используется название рыб) и) орнитоним (используется название птиц) к) Зоонимы (используется название животных); л) гидронимы (используется название водоемов или морей) м) физионим (используется название природных явлений); н) анаграмма (используется перестановка отдельных букв в имени) в) палионим (используется реальное имя в обратном написании) п) инициалы (используются первые буквы имени и отчества), р) фактоним (используются реальные факты из жизни) с) Астрон (используются нелитеральни знаки, звездочки, знаки препинания и т. п.); т) калька (используется перевод имени и фамилии автора на другой язык), в) коллективный псевдоним (если под одним псевдонимом коллективно работают двое или более лиц) 1. Общеизвестно, что, используя право на псевдоним, известная украинская писательница Лариса Косач творила под псевдонимом Леся Украинский, А. М. Пешков публиковал свои произведения под псевдонимом М. Горький и др.. Особенность этого права состоит в первую очередь в том, что оно имеет соответствующее позитивное регулирование. Так, согласно ст. 14 Закона Украины «Об авторском праве и смежных правах» определяется, что автор произведения имеет право выбирать псевдоним, указывать и требовать указания псевдонима вместо настоящего имени автора на произведении и его экземплярах и во время любого его публичного использования. Анализ данной статьи дает нам основания сделать несколько выводов. Во-первых, право на псевдоним является субъективным личным неимущественным правом, а это означает, что данное право лишено имущественного эквивалента и неразрывно связано с лицом носителем этого права. Иногда же на практике встречаются случаи неправомерного использования права на псевдоним другими лицами. Так, в Российской Федерации автор ряда детективных романов Виктория Саломатина, творящей под псевдонимом Виктория Платова, обратилась в суд о незаконном использовании ее псевдонима одним из издательств, которое осуществило ряд публикаций других авторов под этим самым псевдонимом. Издательство же, ссылаясь будто на договор между автором и издательством, утверждало, что все права на псевдоним автора принадлежат ему и оно имеет право использовать этот псевдоним и при обозначении других авторов, с ним спивпрацюють1. Однако, по мнению суда, полномочия на использование псевдонима, по своей природе является личным неимущественным, и поэтому не может быть отделено от физического лица и передано другим лицам. Второй вывод, который следует из легального определения понятия «право на псевдоним», сводится к тому, что право на псевдоним имеет ряд ограничений. Прежде всего, использование права на псевдоним ограничивается сферой авторского права. Кроме этого, другими авторами выделяются еще дополнительные пределы осуществления права на псевдоним. В частности, отмечается, что: а) псевдоним должен реально индивидуализировать его носителя б) наряду с употреблением псевдонима не нужно указывать настоящего имени лица в) пользования псевдонимом должно быть не запрещено закону2.

В целом соглашаясь с указанным перечнем, мы хотели бы дополнить его еще таким важным признаком, псевдоним не должен совпадать с официальным именем третьего лица, если это лицо будет заниматься тем же видом деятельности, что и носитель псевдонима. По нашему мнению, важность введения такого ограничения позволит предотвратить смешивание лиц, осуществляющих деятельность в одной сфере. Когда лица осуществляют деятельность в различных сферах, и одна из них взяла псевдоним соответствует существующему имени другого лица, то мы будем иметь дело не с нарушением права на имя и с осуществлением другим лицом уже указанного выше права на дубом (от греч . гр. alios - другой и onoma, onyma - имя), то есть право использовать как псевдоним чьи-либо реально существующие или заимствованные из литературы имя, отчество и фамилию. Так, например, в конце 1998 года рассматривался в одном из районных судов города Москвы спор, суть которого касалась якобы незаконного использования псевдонима, который совпадает с именем реально существующей физической лица. Так, преподаватель курса литературоведения в одном из московских вузов Игорь Леонидович Волгин обратился с иском к Игорю Валентиновичу Волознева, который был автором ряда детективных романов и использовал псевдоним Игорь Волгин. По мнению истца, ответчик при избрании своего псевдонима выбрал имя и фамилия лица, осуществляющего деятельность в этой сфере. Однако суд пришел к выводу, что читатели детективной литературы редко занимаются исследованием проблем литературоведения как специальной дисциплины в соответствующих высших учебных заведениях и поэтому не могли быть введены в заблуждение относительно того, что автором детективных произведений является известный поэт и литературовед, и на этом основании в иске видмовив1 .

Тесно связано с правом на псевдоним также и право на криптоним. Под понятием криптоним (от гр. Kryptos - тайный, скрытый, и onoma, onyma - имя) следует понимать возможность физического лица использовать для своего обозначения инициалы или другие сокращения, которые даже не совпадают с инициалами автора или вообще одну букву. Действующее законодательство не осуществляет нормативного регулирования права на криптоним, однако в ч. 7 ст. 296 ГК Украины указывается на то, что использование начальной буквы фамилии физического лица в средствах массовой информации, литературных произведениях не является нарушением его права. Подобные мысли встречаются и в современной литературе. Так, отдельные ученые считают, что при подписании лицом текста произведения только инициалами, такое произведение следует считать анонимним2. По нашему мнению, это не так. Ведь действительно, когда лицо использует криптоним в виде инициалов вообще одной буквы, то это не дает возможность индивидуализировать ее ни как отдельную физическое лицо, ни как автора определенного произведения. Однако, когда наряду с указанным криптонимом стоят другие индивидуализируя признаки или с криптониму явно следует фамилия, имя и отчество этого лица, то есть, когда есть потенциальная возможность быть индивидуализированным, то мы должны отметить, что в этом случае криптоним может рассматриваться как средство индивидуализации.

Последней составляющей права на авторское имя является возможность автора требовать не указывать ее имени на авторском произведении, т. е. использовать аноним (от гр. Anonymos - безымянный). Безусловно, что анонимное создания произведения порождает ряд неудобств, связанных с установлением личности автора произведения и соответствующей защиты его личных неимущественных и имущественных прав. Однако анонимность автора перед обществом не тождественна его анонимности перед редакцией, книгоиздательской компанией, кинокомпанией, художественной выставкой или иной организацией, осуществляющей выпуск в свет объекта авторского права. По нашему мнению, в этом случае соответствующая организация вправе требовать от автора информацию о его имени, однако обязана не раскрывать его аноним, кроме случаев, когда это прямо запрещено законом. Однако использование анонима имеет также ряд ограничений в действующем законодательстве. Так, например, в соответствии со ст. 8 Закона Украины «Об обращении граждан» письменное обращение, не подписано автором (авторами), а также такое, по которому невозможно установить авторство, признается анонимным и рассмотрению не подлежит.

Типичными нарушениями права на авторское имя и других способах индивидуализации автора являются: 1) неуказание имени автора, 2) искажение этого имени, 3) указание вместо или рядом с именем автора имени другого лица. Особенно интересным в этом аспекте является последняя разновидность нарушения, поскольку он может быть осуществлен как без согласия автора (плагиат), так и с его согласия (гетеронимство). И если первый случай является явным нарушением права на авторское имя и других способах индивидуализации автора, то второй случай практически не исследуется в литературе. Под понятием гетероним следует понимать автора, пишущего для другого лица, а и выпускает в свет или иным образом доводит до общественности произведение от своего собственного имени. Понятие геторонимство не введенных в одно из законодательств СНГ. Это связано прежде всего с тем, что факт гетеронимного произведения не только трудно установить, но трудно доказать причастность к нему как автора, так и заказчика, учитывая, что и автор произведения, и лицо, под своим именем опубликовала его, осуществляют это по общему согласию. Мотивы этого разные. Это и материальные блага, и карьерный рост, и предоставление соответствующих услуг или выполнения работ, и налаживание межличностных отношений и т. д.. Учитывая такую позаюрисдикцийнисть такая разновидность «академического преступления» сегодня находит свое распространение, это начиная от речей, которые готовят профессиональные спич-райтеры и заканчивая даже некоторыми научными работами, до диссертационных. И здесь нельзя не согласиться с С. А. Судариков, который отмечает, что «... настоящий автор не может по закону уступить свои личные неимущественные права, но он анонимный, т. е. его вроде нет; свои имущественные права он уступил заказчику за большую паушальный сумму. Все вроде по закону, но просматривается явная моральная нечистоплотность заказчика »1.

Интересной также высказана в литературе предложение включить в права на авторское имя полномочия ставить подпись под своим твором1. Аргументированная критика этого была высказана в другой специальной литератури2. В целом, соглашаясь с аргументами, которые были высказаны, мы хотели бы выразить определенное замечание. Даже несмотря на то, что полномочия поставить свою подпись не вписывается в конструкцию права на авторское имя, нельзя утверждать, что данное полномочие обеспечивается правом на неприкосновенность произведения. Ведь довольно часто подпись не связан содержательно с самим произведением. Его назначение состоит в том, чтобы индивидуализировать автора определенного произведения и продемонстрировать его связь с владельцем данного экземпляра произведения. И именно таким образом мы можем сделать вывод, что полномочия поставить подпись под произведением не включается в право на авторское имя, однако вполне может быть включено в право на авторское имя и других способах индивидуализации автора, поскольку способствует индивидуализации автора.

Право на титулизацию, номинализация и сакрарезацию объекта интеллектуальной собственности не имеет своего положительного регулирования в действующем законодательстве, однако они непременно присущими правовой природе права интеллектуальной собственности. Право на титулизацию объекта интеллектуальной собственности (от лат. Titulare - называть) означает возможность автора дать название созданному создателем объекта интеллектуальной собственности или создать его без названия. Важность данного права состоит в том, что объект интеллектуальной собственности должен быть наделен разрешающей способностью от других подобных объектов. И именно этому служит его название, дает возможность индивидуализировать указанный объект и обеспечить его автономность. Однако в литературе по этому поводу существуют разные мнения. В первую очередь они касаются вопросов названия авторского произведения. Так, одни авторы считают, что название авторского произведения является составной частью самого произведения и должна охраняться только как часть произведения, а не как отдельный вид объектов авторского права3. Вторые уверены, что название произведения является отдельным объектом авторского права, но только в случае ее оригинальности4, другие такой требования не ставлять5. По нашему мнению, название произведения не является его составляющей. Она является определенным средством индивидуализации данного произведения. Ведь дело в том, что несмотря на тесное связанность названия с самим произведением, отдельные произведения могут иметь несколько названий (длинную и короткую), а отдельные произведения могут создаваться вообще без названия. И именно поэтому мы можем утверждать, что сам автор произведения имеет право решать вопрос о наименовании произведения или его создания без названия, выбор названия произведения и количество таких названий. Также следует заметить, что несмотря на отсутствие положительного регулирования данного права в действующем законодательстве Украины отдельные нормы ГК Украины содержит положения, которыми закрепляется специальная разновидность данного права. Так, в частности, ч. 1 ст. 458 ГК Украины содержит так называемое право на номинализация, согласно которому автор научного открытия имеет право предоставить научному открытию свое имя или специальное название.

Еще одним личным неимущественным правом в этом аспекте право на сакрарезацию объекта интеллектуальной собственности (от лат. Sacrare - посвящать), т. е. право посвятить данный объект лицу (лицам), события или дате. Данное право также нельзя отождествлять с правом на неприкосновенность произведения и, тем более, с правом на авторское имя. Даже несмотря на то, что «. нередко посвящение связано с творческим замыслом автора помогает лучше понять основное содержание произведения »1, мы убеждены, что в большинстве случаев такого творческого связи нет. Посвящение основном опосредуется стремлением автора отметить свое особое отношение к лицу или даты (события), которой посвящается это произведение. Именно поэтому посвящение произведения должна рассматриваться, как отдельная составляющая, а соответственно право на сакрарезацию - как отдельное личное неимущественное право.

Право на неприкосновенность объекта интеллектуальной собственности на сегодня определяется в п. 4 ст. 438 ГК Украины путем определения этого права именно для произведений. В соответствии со ст. 439 ГК Украины обеспечения неприкосновенности произведения автор может осуществлять путем противодействия любому извращению, искажению или иному изменению произведения или любому другому посягательству на произведение, что может повредить чести и репутации автора, а также сопровождению произведения без его согласия иллюстрациями, предисловиями, послесловиями , комментариями и т. п.. Однако такой подход следует считать несколько суженным. По нашему мнению, основное назначение данного права следует видеть не только в защитной функции, но и в регулятивной. Ведь, как справедливо отмечается в литературе, в содержании данного права необходимо перенести акцент с права автора требовать определенного поведения от обязанных лиц (негативный аспект) на возможность автора самому совершать определенные действия (активный аспект) 1. Так, например, вне правового поля остается возможность автора вносить дополнения, исключения и другие изменения в свой текст самостоятельно, не соответствует содержанию авторского права. Поэтому представляется, что такое право должно в широком смысле определять возможность автора совершать любые действия относительно содержания своего произведения, а также противодействовать любым изменениям его со стороны других лиц. По мнению авторов, такой качественный перенос акцента должен непременно отразиться на названии этого права. И поэтому оно должно именоваться как «право на предоставление произведения конечной формы при использовании» 2. Однако, представляется, что такое изменение названия данного права заставляет нас перейти на другую крайность, ведь подобная редакция выпускает из поля зрения аспект обеспеченности охраны. Поэтому, считаем, что существующее название права на неприкосновенность оправдана. Ведь понятие неприкосновенность не только свидетельствует о невозможности никого не нарушать определенную целостность. По нашему мнению, более точным является понимание неприкосновенности как возможность владельца определенной целостности определять свое господство над ней, а также устанавливать режим доступа к ней других.

Довольно часто в научной литературе делаются попытки отождествить право на неприкосновенность произведения с правом автора на защиту своей репутации3. По нашему мнению, такой подход обладает рядом недостатков. Во-первых, данные права различаются прежде всего за объектным составом, поскольку объектом права на неприкосновенность является целостность самого произведения, а объектом права на репутацию автора является его собственная репутация. Во-вторых, данные права различаются по цели своего осуществления, ведь если при осуществлении права на неприкосновенность основной целью является совершенство произведения и обеспечения его целостности от изменений и посягательств извне, то что касается права на авторскую репутацию, его целью, очевидно, является формирование определенной профессиональной репутации в сфере авторства и ее защиту. Кроме этого, мы можем свидетельствовать и о том, что право на защиту репутации является составной частью субъективного гражданского права на репутацию автора и одновременно является гарантией права на неприкосновенность произведения. Все указанное дает нам возможность убедиться в том, что право на неприкосновенность произведения и право на репутацию автора взаимосвязаны, но нетождественными правами.

Анализируя право на неприкосновенность произведения, следует отметить, что оно принадлежит автору с момента создания произведения и до момента смерти автора. При этом, осуществляя данное право, лицо не может передать полномочия (как активного, так и пассивного типа) по его осуществлению другим лицам. Есть данное право «значит., Что только сам автор вправе решить вопрос о зрелости своего произведения, а значит ему одному должно принадлежать и право вносить изменения и дополнения к произведению.» 1. Исключением из общего правила является возможность перехода данного права в порядке посттанативних прав к другим лицам. Так, в случае смерти автора неприкосновенность произведения охраняется лицом, уполномоченным на это автором. При отсутствии такого полномочия неприкосновенность произведения охраняется наследниками автора, а также другими заинтересованными лицами (ч. 2 ст. 439 ГК Украины).

Отдельно следует остановиться на характере изменений, нарушающих право на неприкосновенность произведения. Почему законодатель говорит лишь о тех изменениях, которые могут нанести вредить чести и репутации автора. Однако, по нашему убеждению, такой подход несколько зауженным. В частности, мы солидарны с авторами, которые считают, что автор имеет право требовать запрета вносить изменения в любые части произведения независимо от характера и качества этих изменений. Это касается и тех изменений, которые по оценке экспертов находятся на более высоком уровне, чем само произведение и, соответственно, улучшают произведение и положительно влияют на репутацию автора2. Поэтому более правильным будет формулировка данной нормы, автор имеет право запрещать искажение или иное нанесение ущерба своему произведению, что нарушает его личные неимущественные права. Другое дело касается тех изменений произведения, которые осуществляются с согласия автора. Наиболее распространенными из них являются корректура, литературное редактирование, монтаж и проч. Однако в любом случае лица, осуществляющие такие искажения первоначального произведения автора, должны согласовывать с ним каждую смену. В конце соответствующей работы автор должен письменно засвидетельствовать согласие на конечный вариант своего произведения.

Следует также заметить, что есть ряд предусмотренных законом случаев, когда закон допускает правомерное нарушение целостности произведения. Так, например, может быть использована цитата из правомерно опубликованного произведения или иллюстрация в изданиях, радио-и телепередачах, фонограммах и видеограммах, предназначенных для обучения, при условии соблюдения обычаев, указания источника заимствования и имени автора, если оно указано в таком источнике, и в объеме, оправданном поставленной целью (п. 1 ч. 1 ст. 444 ГК

Украина). Однако сегодня возникает ряд новых видов нарушения права на неприкосновенность произведения, требующих специального научного осмысления и поиска компромиссного варианта решения, например, пародии на произведения, использование музыкальных произведений в караоке, рингтонах мобильных телефонов и тому подобное.

Право на репутацию создателя объекта права интеллектуальной собственности нет положительного закрепления в гражданском законодательстве. Однако анализ действующего законодательства дает нам основания говорить о возможности защиты нарушенного репутации автора. Так, в частности, п. 2 ч. 1 ст. 423, ч. 1 ст. 439 ГК Украины говорят о возможности автора защищать свою честь и репутацию, т. е. рассматривают такое право исключительно в аспекте защиты возбужденного репутации автора. Однако мы считаем такой подход чрезвычайно суженным. Ведь только функцией охраны авторского репутации мы не можем осуществить эффективного регулирования соответствующих отношений. И именно поэтому данное право следует понимать прежде всего в контексте гармоничного сочетания активного и негативного аспектов.

Активный аспект права на авторскую репутацию должен составлять совокупность разрешенных действий автора, направленные на формирование профессиональной репутации автора. Объектом этого права, как уже видно из указанного, выступает репутация автора, которая, как определялось нами выше, является определенной общественным мнением, сложившейся о чьих-либо достижения или недостатки. Исходя из этого, право на репутацию автора следует размытым как право создателя объекта интеллектуальной собственности на объективную, полную и своевременную оценку его как лица, играет определенную социальную роль в общественной жизни, как специалиста в сфере интеллектуальной деятельности и его деяний ( поведения) по созданию объектов интеллектуальной собственности со стороны общества, определенной социальной группы и отдельных физических лиц, а также право на формирование этой оценки и ее использования.

Итак, учитывая вышесказанное, следует подтвердить тот факт, что личные неимущественные права физических лиц в сфере интеллектуальной деятельности не только наделены рядом специфических особенностей, но и заключены в единую систему, что указывает на их внешнее единство и внутреннюю структурную дифференциацию. Важность такого подхода будет заключаться в возможности выработать единый и единообразный подход к закреплению этих прав и установление гарантий их осуществления, с учетом общих подходов и особенностей, обусловленных разнообразием объектов права интеллектуальной собственности.


Получите за 15 минут консультацию юриста!