Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.

 


Классификация семейных правоотношений можно проводить по различным критериям. По своей юридической природе семейные правоотношения делятся на личные неимущественные и имущественные. Личные неимущественные правоотношения возникают при заключении и прекращены брака, избрании супругами фамилии при заключении и расторжении брака, при изменении фамилии, при решении вопросов, связанных с материнством и отцовством, с уважением к индивидуальности, распределением обязанностей и решением вопросов жизни в семье 'й, с личной свободой, с обязанностью супругов беспокоиться о семье. К ним также относятся отношения, связанные с реализацией ребенка права жить и воспитываться в семье, на общение с родителями и другими родственниками, на защиту прав и интересов ребенка и др..

Личные неимущественные отношения между членами семьи являются многогранными, разноплановыми, но они регулируются правом лишь в главных моментах. Дореволюционный ученый Г. Ф. Шершеневич отмечал, что физический и нравственный склад семьи создается по праву. Привнесение юридического элемента в личные отношения членов семьи кажется неуместным и таким, который не достигает поставленной цели. Если юридические нормы совпадают с этическими, они кажутся лишними, если они им противоречат, тогда их борьба является неровной ввиду того, что семейные отношения являются замкнутыми и неуловимыми. Юридический элемент необходим и целеустремленным в сфере имущественных отношений членов семьи. Определение внутренних и внешних имущественных отношений в семье составляет единственное возможное задачи права. Право имеет дело только с внешним миром, но не с душевним1.

Имущественные отношения составляют значительную часть предмета регулирования семейного законодательства. Это отношения между супругами по поводу общего и личного имущества, алиментные обязанности супругов (бывших супругов), родителей и детей, других членов семьи и др..

В семейном праве, как уже отмечалось, личные отношения имеют приоритетный характер, имущественные же отношения всегда связаны с ними и вытекают из них. Имущественные отношения в семье, хотя и имеют важное значение, но происходят от личных, поскольку возникают только при наличии последних и обслуживают их.

Исходя из субъектного состава можно выделить такие семейные правоотношения:

0. между: супругами;

1. между бывшими супругами;

2. между родителями и детьми;

3. между усыновителями и усыновленными;

между опекунами, попечителями и подопечными

детьми;

4. между патронатного воспитателя и приемными детьми;

5. между другими членами семьи и родственниками.

Следует отдельно остановиться на таких видах семейных правоотношений, возникающих между усыновителями и усыновленными, между патронатного воспитателя и приемными детьми. То обстоятельство, что усыновленные в правовом отношении полностью приравниваются к родным детям, приводит к неоднозначному определения этого вида правоотношений среди семейных правоотношений. Некоторые авторы утверждают, что не существует отдельного вида правоотношений по усыновлению, поскольку юридический акт усыновления создает связь родства, усыновления порождает родительские правовидносини1.

Мы присоединяемся к тем ученых, которые рассматривают отношения усыновления как отдельный вид семейных правовидносин2. Как отмечает И. М. Кузнецова, семейные отношения - это не только отношения общественные, но и биологические, так естественной связь не может быть искусственно создан. Законодательство не случайно говорит, что права и обязанности между усыновителями и усыновленными приравниваются к правам и обязанностям, которые возникают в результате происхождения (ст. 117 КоБС), т. е. подразумевается равное правовое положение субъектов, а не тождество соответствующих видносин3. Предусмотренная ст. 115 КоБС и ст. 229 СК возможность записи усыновителя в Книге регистрации рождений отцом (матерью) еще не свидетельствует о тождестве соответствующих отношений.

Что же касается патронатной семьи, то следует считать семейными правоотношениями только те, что связывают патронатного воспитателя и приемного ребенка. Субъектами семейных правоотношений являются исключительно физические лица, ими не могут быть органы опеки и попечительства. По нашему мнению, следует дополнить СК Украины положением, согласно которому отношения между патронатного воспитателя и приемными детьми приравниваются к отношениям между опекунами, попечителями и подопечными детьми, а до того на практике применять соответствующие нормы по аналогии.

По характеру защиты субъективных прав В. А. Рясен-цев разделил семейные правоотношения на три групи1. В первую группу входят относительные права, которым присущ относительных характер, но абсолютный характер защиты от посягательств со стороны всех лиц. Таков право лиц на воспитание детей, а в случае, если нет родителей, право других законных представителей. Оно считается относительным том, что обращено только к ребенку. Относительно других лиц, это право носит абсолютный характер, если только родители (иные законные представители) не злоупотребляют этим правом. В то же время и сама личность, которую воспитывают, имеет относительное право на получение воспитания от четко определенных лиц (родителей или иных законных представителей).

Во вторую группу входят абсолютные права с некоторыми признаками относительных правоотношений. Имеются в виду права супругов на их общее имущество, которые являются абсолютными, когда дело касается всех лиц, но имеют и относительный характер, когда они рассматриваются как совместное правообладателей, с которым неразрывно связаны взаимные отношения супругов, осуществляющих это право.

В третью группу входят относительные правоотношения, не имеют признаков абсолютной охраны. К этой группе относятся неимущественные личные права, возникающие у супругов на основе брака и ограничены только относительно другого супруга. В эту группу входят также алиментные обязательства.

Алиментные обязательства является разновидностью семейного правоотношения и характеризуется определенными особенностями. Как уже отмечалось, не все семейные отношения регулируются правовыми нормами. Алиментные обязательства - это разновидность семейных правоотношений и не может существовать вне юридической формой.

В этой монографии мы используем именно термин "алиментные обязательства", хотя отношение ученых к определению этого вида семейных правоотношений не является однозначным.

Некоторые авторы вообще ставят под сомнение использование этого термина, поскольку закон говорит о "Алименты-ный долг" ("обязанность по содержанию"), а не "алиментные обязательства", кроме того, такая терминология связывается с гражданскими зобовьязаннями1. Вместе с тем эти оговорки, представляется, не имеют за собой никакой почвы. Алиментные обязательства существенно отличается от гражданско-правового, и терминология здесь ни к чему. К тому же, например, в СК РФ используется именно термин "алиментные обязательства" 2. Как подчеркивалось в научной литературе, в отличие от термина "обязанность" термин "обязательства" в науке и практике дает возможность учесть, что субъективном алиментные обязанности соответствует субъективное право алиментноуповноваженои лица1.

В юридической литературе по-разному определяется понятие "алиментные обязательства". Так, Е. Н. Ворожейкин понимает под алиментами любую помощь одного члена семьи иншому2. Такая позиция подверглась справедливой критике в литературе, поскольку алименты - это не любая помощь, а предоставленная на выполнение семейно-правового обовьязку3.

В отличие от Е. М. Ворожейкина другие авторы дают наиболее узкое понятие алиментов и рассматривают алиментного обязательства как следствие нарушения нормальных семейных связей, когда добровольно содержания не надаеться4.

Так, М. Г. Масевич обосновывает свою позицию, в частности, тем, что в Кодексе о браке и семье срок алименты не применяется, когда речь идет вообще об обязанности по содержанию членов семьи. Однако следует согласиться с теми авторами, которые указывают на то, что законодатель не разделяет термины "содержание" и "алименты", используя их как синоними5. К тому же, на время выхода в свет статьи М. Г. Масевич уже законодательно предусмотрено добровольный порядок уплаты алиментов, на что обращает внимание и сам автор1. Следует согласиться с Е. М. Ворожейкин, указывающий на ошибочность утверждения М. Г. Масевич, что фактический состав, необходимый для любых алиментных правоотношений, охватывает также, "нарушение естественных связей", поскольку алиментные отношения не всегда связаны с нарушением семейных звьязкив2.

О нарушении семейных связей вообще можно говорить только в социологическом, а не юридическом смысле. Поскольку фактический состав, являющийся основанием возникновения алиментного обязательства, не предусматривает "нарушение семейных связей", то и понятие алиментного обязательства должно определяться в соответствии с этим.

О. И. Пергамент под алиментным обязательствам понимает установленный законом обязанность определенных членов семьи содержать других, нуждающимся, членов семьи3. Это понятие, сформулированное А. И. Пергамент, является наиболее распространенным и общепризнанным. Так, например, Л. И. Пятачок, полностью повторяя в своем исследовании это определение, подчеркивает, что алиментные обязательства возникает и существует безотносительно к тому, нарушены семейные связи или нет, а также и от того, выполняются ли обязательства добровильно4. З. В. Ромовская также подчеркивает, в противовес А. С. Иоффе, что алиментный долг может существовать даже тогда, когда брак между родителями не расторгнут, и когда отец не уклоняется от содержания детей1.

Однако и определения О. И. Пергамент требует уточнения. К содержанию любого правоотношения включаются права и обязанности его субъектов. Не может существовать обязанность как таковой, вне юридической материей семейного правоотношения.

Как подчеркивает З. В. Ромовская, алиментные обязательства - это не только обязанность одной стороны. Это, прежде всего, правоотношение, в котором обязанности одной стороны корреспондирует соответствующее право другого, поэтому алиментного обязательства может быть определено как "правоотношение, в котором одна сторона обязана при наличии условий, предусмотренных законом, содержать другую сторону, члена своей семьи или родственника, а последняя вправе требовать исполнения данной обязанности "2. Определение, дала З. В. Ромовская, на наш взгляд, является наиболее удачным, поскольку не только определяет алиментного обязательства как правоотношения, но и более точно указывает на субъектный состав этого правоотношения. Подобное определение дает АМ. Рабец, который понимает под алиментным обязательствам обязанность одних членов семьи содержать других ее членов добровольно или в порядке и пределах, установленных законом и их право требовать содержания от обязанных членов семьи3.

Алиментные правоотношения относится к относительным, потому что его субъектный состав всегда конкретизированы. Оски-льки в этом обязательстве на одной стороне сосредоточены только права, а на другой - только обязанности, то его можно назвать односторонним4. Как подчеркивает В. Ф. Яковлев, именно личный характер симейноправових связей - причина отсутствия в этой области абсолютных правоотношений, поскольку семейно-правовые связи являются видносними1.

Алиментные обязательства носит личный характер, поскольку субъектами которого могут быть только лица, указанные в законе, связанные определенными связями, носят семейный характер.

Как подчеркивается в научной литературе, правовой статус субъекта семейно-правовых связей характеризуется строгой персональной индивидуализацией, неотчуждаемость прав и обязанностей, а значит невозможностью замены одного субъекта иншим2. Все это характерно и для алиментных отношений.

Большинство авторов, определяющих понятие "алиментные обязательства", исходит из чисто юридического понимания семьи и членства в семье, которое заключается в обрисовке круга лиц, связанных семейными правами и обязанностями. Поэтому большинство определений за исключением того, что принадлежит З. В. Ромовской, указывает на существование алиментного обязательства именно между членами семьи.

Алиментные обязательства не может передаваться другим лицам, а потому смерть или объявление умершим алименты-нозобовьязанои или алиментоуповноваженои лица ведет к прекращению существующего алиментного обязательства. Переход такого права или обязанности к наследникам не соответствует самой сути алиментного обязательства и в связи с этим не допускается законом3.

В отличие от семейного законодательства Украины и других стран СНГ, Гражданский кодекс Франции рассматривает алиментные обязательства как гражданско-правовое, а потому в определенных случаях возможен переход его к другому лицу, а также и переход к наследникам боржника1. В Германии обязательства по содержанию также регулируются гражданским законодательством. Согласно § 1586 Германского Гражданского уложения, со смертью обязанного лица обязанность уплаты алиментов переходит к его спадкоемцив2.

Из личного характера алиментного обязательства следует и такая его особенность, как безвозмездный характер. Есть предоставление содержания не создает для лица, удерживающего алименты, никакого долга по алиментозо-обязательств лица. Это следует из цели алиментного обязательства, заключается в обеспечении получения нуждающимися членами семьи материальной помощи за счет других лиц, находящихся с ними в семейно-правовых видносинах3. Вместе с тем, как отмечает А. Н. Рабец, оно имеет и другие цели, в частности, воспитательную, а вообще институт алиментного обязательства направлен на укрепление симьи4. Однако более точно говорить об укреплении семьи только в тех случаях, когда алименты взыскиваются в браке, и о защите неполной семьи с помощью алиментов, когда брак розпався5.

С вышеупомянутой главной цели следует также, что алиментные обязательства имеют длящийся характер, то есть право на получение алиментов не погашается давностью, поскольку потребность в материальном содержании объективно существует в течение всей жизни человека.

Алиментные обязательства отличаются от других правоотношений своим субъектным составом, их участниками являются только граждане и при том те, которые по общему правилу является в близком кровном родстве между; собой, в отношениях усыновления, находятся или находились в браке. И только в отдельных случаях алиментный долг в отношении несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи может быть возложена на отчима, мачеху, пасынков, падчериц и других лиц.

Алиментные обязательства характеризуется наличием двух субъектов - алиментозобовьязаного и алиментоуповно-моченного. Последний имеет субъективное право требовать предоставления содержания, которому соответствует юридическая обязанность алиментозобовьязанои лица. А. М. Рабец указывает на возможность существования множественности субъектов в алиментных обязательствах на стороне уполномоченного лица, например, в правоотношениях между родителями и несколькими несовершеннолетними детьми. Такое правоотношение представляет собой частичное обязательства. В этом случае, - отмечает АМ. Рабец, - налицо единое правоотношение, а не два или более самостоятельных правовидносин1. Однако следует согласиться с Т. А. Фадеева, которая критикует эту позицию и указывает, что алиментные обязательства возникает между каждым из родителей и каждым из детей, в алиментных обязательствах вообще невозможна множественность осиб2.

Алиментные обязательства имеет в большинстве случаев взаимный характер, отличающийся от взаимных гражданско-правовых обязательств. В последних каждый контрагент обладает одновременно и правами, и обязанностями. Однако в семейном праве не может существовать одновременно обязанность одного лица содержать другую и право получать алиментные платежи от нее. Взаимные алиментные обязательства не есть одночасно1.

Таким образом, взаимность алиментных обязательств существенно отличается от соответствующего признака гражданского правоотношения. В семейных правоотношениях это означает, что один человек, который нуждается в помощи и получает ее, в будущем же при определенных обстоятельствах может стать алименты-обязанным лицом. Так, например, родители содержат своих несовершеннолетних детей, а затем совершеннолетние дети удерживают уже нетрудоспособных родителей, нуждающихся в материальной помощи. Это характерно для регулирования большинства алиментных отношений, однако, как будет указано далее, этот подход нельзя признать справедливым относительно фактических воспитателя и воспитанника. Взаимный обязанность предоставлять содержание касается в первую очередь супругов, родителей и детей, эти лица не могут уклоняться от выполнения своих алиментных обязанностей, ссылаясь на материальные возможности других членов семьи и родственников. Алиментные обязанности последних должны субсидиарный характер2.

Поскольку именно алиментные отношения охватывают наибольшее количество субъектов семейного права, то, по мнению некоторых ученых, именно круг субъектов алиментных отношений должно определить и членство в семье. Так, Н. М. Ершова указывает на то, что хотя законодательное определение понятия семьи отсутствует, закон, устанавливая алиментные обязательства, тем самым косвенно определяет пределы семьи. Принадлежность к семье как основание алиментирования, - отмечает Н. М. Ершова, - связывается или с родством (родители и дети, дедушка, бабушка и внуки, братья и сестры), или с отношениями родства (отчим и мачеха, пасынок и падчерица), или с отношениями, которые фактически сложились по содержанию и воспитанию (фактический воспитатель и вихованець1. Таким образом, Н. М. Ершова перечисляет всех участников алиментных обязательств, что, по ее мнению, являются членами семьи, по крайней мере в семейном праве.

В связи с тем, что ранее в брачно - семейном законодательстве Украины отсутствовало закрепление понятия семьи, важен анализ главы 13 КоБС Украины "Алиментные обязанности других членов семьи и родственников", поскольку о членстве в семьи й законодатель вспоминал только здесь. Правда, в ст. 2 КоБС Украины, которая устанавливала круг отношений, на которые распространялась его действие, упоминается и о регулировании отношений "между, другими членами семьи", однако здесь понималось именно алиментирования. Другие отношения этих участников алиментных обязательств семейным правом не регулировались, за исключением ст. Шестьдесят пятой КоБС Украины, которая предусматривала право деда и бабушки на общение с внуками.

Само название главы 13 КоБС Украины не соответствует распространенной ранее среди ученых мнения, что круг членов семьи определяется субъектным составом семейных правоотношений. Так, из названия указанной главы и положений ее статей молена сделать вывод, что существуют алиментные обязательства между: другими родственниками (дед, бабушка, брат, сестра), которые вместе с тем согласно непосредственным толкованием ст.95 КоБС Украины не являются членами семьи. Однако уже в. 96 КоБС Украины указывает на обязанность внуков содержать своих деда (бабушку), называя последних членами семьи.

Соответствующая глава российского Кодекса о браке и семье 1969 называлась, в отличие от КоБС Украины, "Алиментные обязательства других членов семьи", однако в статьях не использовалось термин "другой член семьи". В новом СК РФ 1996 г. сохранен этот же пидхид1.

В связи с этим В. А. Рясенцев справедливо замечает, что термин "член семьи" й "в семейном праве не всегда свидетельствует, что семья фактически существует. Например, сестра, родилась в одном браке, взыскивает алименты с брата, что происходит от второго брака ее отца. В общей семье - подчеркивает В. А. Рясенцев, - они никогда не жили и не воспитывались, их связывает только родство. Таким образом, закон применяет термин "член семьи" до тех , кто раньше входил в нее, а также к лицам, вообще не входили в состав одной семьи2.

Из этого можно сделать вывод, что алиментные обязательства возникают как в семье, так и вне ее, если понимать под семьей определенную общность, а не просто круг лиц, связанных семейными правами и обязанностями. В связи с этим вообще вызывает сомнение целесообразность использования российским законодателем термина "член семьи" относительно субъектов алиментных обязательств.

Как отмечает Е. М. Ершова, родство порождает юридические последствия и тогда, когда она не связана с фак-ческими семейными отношениями, с общностью быта, и указывает на правильность принципа установления алиментных обязательств на основании факта родства, проводимой в брачно - семейном законодательстве, поскольку содержание должно предоставляться независимо от проживания в одной семье, а факт родства имеет большую вы значенисть1. Факт членства в семье можно дать юридическое значение в отдельных случаях, устанавливая основания возникновения алиментных обязательств, например, по родства, фактического воспитания, однако к этому вопросу мы еще вернемся позже.

Вместе с тем следует отметить, что в действующем СК Украины регулированию семейных отношений других родственников, свойственников, фактического воспитателя и воспитанника уделено значительно больше внимания, чем в КоБС Украины. Положение пятого раздела нового СК Украины позволяют, на первый взгляд, четко различить других родственников и других членов семьи, при этом к последним относятся свояки (мачеха, отчим, падчерица, пасынок), фактические воспитатель и воспитанник.

Вместе с тем на время существования алиментных обязательств последние могут уже не принадлежать к одной семье, в этом случае они являются "бывшими членами семьи". Кроме того, собственно другие родственники могут также быть членами одной семьи, или, напротив, никогда не находиться в составе одной семьи. Мы предлагаем вообще изменить название пятого раздела СК Украины "Права и обязанности других членов семьи и родственников", а также соответствующих глав этого раздела, исключив ссылки на членство в семье. Так, например, глава 22 СК Украины могла бы называться "Обязанность по содержанию других родственников, свойственников и других лиц".

КоБС Украины разделяет других членов семьи и собственно родственников, и, например, по братьев (сестер) нигде не гово-рится, что они являются членами семьи, тогда как в ст. 95 братья (сестры) определяются как "другие родственники". Таким образом, буквальное толкование ст 95-96 Кодекса приводит к выводу, что братья и сестры не включены законодательством к членам семьи. Можно было бы предположить, что законодатель просто связывает алиментные обязательства со сродством по брата (сестры), а не с принадлежностью к семье. Но в ст. 96 закон называет деда и бабушку "другими членами семьи", а в ст. 95 этих же родственников как алиментозобовьязаних - "другими родственниками". Поэтому представляется, что законодатель просто предполагается определенной неточности и непоследовательности, что как раз и объяснялось отсутствием в КоБС Украины собственно самого понятия семьи и членства в семье.

Такой подход законодателя привел к тому, что в литературе стали различать юридическое и социологическое понятие семьи, принадлежность к семье как основание алиментирования и фактическое проживание одной семьей. Так, например, Н. Ершова сначала пишет, что принадлежность к семье как основание материального содержания связывается, в частности, со сродством, а затем отмечает, что родство порождает юридические последствия и тогда, когда она не связана с фактическим семейными отношениями, с общностью быта. Интересы нуждающихся в помощи членов семьи обеспечиваются независимо от того, проживают они с родственниками, обязанными их содержать, одной семьей или НИ1.

В. П. Маслов отмечает, что обязанность отчима (мачехи) по содержанию пасынка (падчерицы) - это обязанность их как членов семьи, то есть он возникает только тогда, когда пасынок (падчерица) являются членами их семьи. Поскольку они не родственники, а свояки, об этом свидетельствует само название главы - "Алиментные обязанности других членов семьи и родственников". Однако позже он связывает семейные отношения с нахождения на воспитании или содержании, а о фактических воспитанников прямо подчеркивает, что воспитание и содержание как члена семьи не означает совместное проживание. Оно может и не сопровождаться вхождением воспитуемых детей к семье вихователя2.

Таким образом, алиментные обязательства возникают не только между членами семьи, но и, например, между родственника мы, никогда не были членами одной семьи, то есть совместно не проживали и не вели общее хозяйство.

Е. М. Ворожейкин, исследуя семейные правоотношения, прямо подчеркивает, что семейные отношения - не всегда отношения между членами симьи1. С этим выводом нельзя не согласиться.

Прекращение существования семьи, - далее подчеркивает Е. М. Ворожейкин, - не вызывает всегда и во всех случаях прекращения семейного правоотношения. Так, например, расторжение брака не влечет прекращения обязательства по утримання2. Таким образом, алиментные обязательства могут возникать и между бывшими членами семьи.

Участники алиментного обязательства не должны быть объединены совместным проживанием и общим бытом, поэтому алиментные отношения могут возникать и существовать вне семьи. Закон связывает возникновение алиментных обязательств не с членством в семье, а с нахождением в браке, определенной степенью родства и родства. С таким подходом законодателя, как уже отмечалось выше, нельзя не согласиться. Однако нельзя было не заметить определенной неточности и непоследовательности в использовании понятия "другой член семьи" в брачно-семейном законодательстве Украины. Поэтому вопрос нормативного определения понятия "семья", "член семьи" требовало своего разрешения.

В КоБС Украины отсутствовало нормативное определение понятия семьи. Нету четко определенного понятия и в между-народно-правовых актах. Следует отметить, что еще при разработке кодексов о браке и семье 1926 предлагалось начать эти кодифицированные акты по определению понятия семьи.

По мнению Васильева-Южина, главным недостатком как украинского, так и российского проектов была отсутствие ность четкого определения понятия брака и сими1. В законодательстве Российской империи тоже не было закреплено понятие семьи, а в юридической литературе под семьей понималась группа лиц, связанных браком или родством, живущих вместе друг с одним2.

В научной литературе по этому поводу сложились две диаметрально противоположные точки зрения. Так, М. В. Анто-польский, Ю. А. Королев, И. М. Кузнецова, Р. П. Мананкова, В. Ф. Маслов, В. П. Никитина, ПО. Подопригора, АА Пушкин. В. Толстой и другие исследователи указывали на невозможность определить в законе понятие семьи, потому что она является сложным и многогранным социальным явлением, которое не исчерпывается лишь признаками, имеющих юридическое значение и могут быть формально визначени3.

По мнению других ученых-правоведов, нужно закрепить именно легальное, а не только доктринальное определение семьи. Так, 3. Ромовская свое время указывала на необходимость начать книгу шестую Гражданского кодекса "Семейное право" определением понятия семьи и на искусственность разграничения правового и социологического подхода в том питанни4. К. Матвеев и П. И. Седугин считают, что нужно дать общее определение семьи в семейном кодексе, на которое бы ориентировались другие отрасли законодательства с учетом своей специфики1.

Л. П. Короткова и А. П. Вихров предлагали дать общее понятие семьи в отдельном законе о симью2. Е. М. Ворожейкин подчеркивает необходимость четкого определения термина в законодательстве, поскольку семья - это основной объект регулирования в семейном праве и законодатель постоянно использует понятие семьи без его четкого визначення3.

Я. М. Пичач, что раскрыл эту проблему в историческом плане, указывает на ошибочность утверждения В. Ф. Маслова и АА Пушкина о невозможности определения понятия семьи в законе. По его мнению, целесообразно было бы в кодексе даты »не универсальное, а общее определение семьи, с которого все отрасли законодательства выходили бы с учетом своей специфики при определении круга лиц, находящихся в семейных отношениях" 4.

Мы присоединяемся к тем авторам, которые считали нужным дать определение понятия семьи в законе, а именно в Семейном кодексе. Однако в научной литературе были высказаны противоречивые взгляды на эту проблему, что затрудняло выработку законодательного определения.

Е. М. Ворожейкин, выступающий за четкое определение понятия семьи в законе, высказал мнение, что в различных отрас лях права есть свое понятие семьи, в связи с чем и возникают трудности в правоприменительной практици1. Другие исследователи также подчеркивают отсутствие единого поняття2.

С Е. М. Ворожейкин не согласны те ученые, по мнению которых разный состав членов семьи еще не свидетельствует о том, что каждой отрасли права присуще свое понятие семьи. Как указывают эти ученые, каждая отрасль выходит из определенных общих основ, которые отражаются в семейном законодавстви3. Таким образом, можно сделать вывод, что они признавали существование общего понятия семьи, хотя в брак-но-семейном законодательстве до недавнего времени отсутствовало его легальное определение.

Наиболее четко эту мысль выражает Р. П. Мананкова, который пишет, что даже с точки зрения формальной логики не может быть разных понятий, определяются одним и тем же термином "семья", потому что когда в каждой отрасли права есть свое понятие семьи, то это разные понятия, должны определяться различными терминами4. Но в данном случае ссылки на законы формальной логики не является убедительным, поскольку, например, залог - это разные вещи в гражданском, налоговом, уголовном процессуальном праве, хотя, конечно, между: этими понятиями есть нечто общее, а именно возможность имущественного обеспечения определенного поведения .

С точки зрения Р. П. Мананковоьи, есть только одно понятие семьи, когда же в том или ином нормативном акте речь идет о членах семьи и определяется их круг, то определенные субъекты не просто перечисляются, решается вопрос об условиях признания этих лиц носителями соответствующих прав и обязанностей, то есть о юридических фактах. В. И. Данилин и СИ. Реутов также рассматривают членство в семье как один из юридических фактов в фактическом составе, что является необходимым для приобретения прав, льгот, обязанностей, предусмотренных нормативными актами, и, как элемент фактического состава это - определенный семейно-правовая связь лица с кругом граждан, предусмотренных в закони1.

Сложность проблемы заключается в том, что семья как нечто целое имеет общие признаки, но она состоит из определенных элементов и круг этих элементов (членов семьи) определяется по-разному в зависимости от целей правового регулирования в определенной области. Интересным в этой связи решение Конституционного Суда Украины по делу о толковании термина "законодательство", которое собственно понимается как совокупность нормативно-правовых актов. Но согласно решению круг этих актов в каждой отдельной норме, различается, есть законодатель не использует общего понятия и термин "законодательство" употребляется в разных значениях.

А в решении Конституционного Суда Украины по делу об официальном толковании термина "член семьи" прямо ука-зывается на объективную отличие его содержания в зависимости от отрасли законодавства2. Следует к тому же отметить, что официальное толкование Конституционным Судом термина "член семьи" военнослужащего, работника милиции, личного состава государственной пожарной охраны (п. 6 ст. 12 Закона Украины "О социальной и правовой защите военнослужащих и членов их семей", ч. 4 ст. 22 Закона "О милиции", ч. 6 ст. 22 Закона Украины "О пожарной безопасности") достаточно широк и ориентировано на ст. 64 Жилищного кодекса Украины, согласно которой членами семьи нанимателя могут быть признаны кроме его супруги, их детей и родителей также и другие лица, если они проживают совместно с нанимателем и ведут общее хозяйство.

Таким образом, согласно решению Конституционного Суда Украины, членами семьи могут быть и фактическое супругов, свояки и другие лица, а потому на них распространяются льготы, предусмотренные вышеуказанными законами. Как отмечал Е. М.Ворожейкин, понятие "член семьи" является более широким в жилищном праве сравнению с симейним1.

Отсутствие четкого легального понятия семьи и круга ее членов составляло значительную проблему как в семейном, так и в других отраслях права Украины. Анализ ситуации, имеющей место в других (кроме семейного) отраслях права, выходит за рамки данной работы, поэтому ограничимся лишь некоторыми примерами.

Так, например, в уголовном процессуальном законодательстве отсутствует определение понятия семьи и членства в семье, тогда как согласно ст. 63 Конституции лицо не несет ответственности за отказ давать показания или объяснения не только о себе или близких родственников, но и в отношении членов своей семьи.

Если же обратиться к трудовому праву, то в Кодексе законов о труде Украины хотя и упоминается о семье, но не дается ее определение. Согласно же постановлению Кабинета Министров Украины от 2 марта 1998 № 255 "О гарантиях и компенсациях при переезде на работу в другую местность" к членам семьи, на которых выплачивается компенсация, принадлежит "муж, жена, а также дети и родители супругов, находящихся на их иждивении и проживающие вместе с ними "2. Более сложной является ситуация, когда законодатель просто указывает на членство в семье без определения круга членов семьи. В этом случае могут возникнуть значительные трудности на практике.

И. М.Кузнецова в связи подчеркивает, что круг членов семьи определяется по-разному в зависимости от целей правового регулирования в различных отраслях права, а потому определение понятия "семья" в семейном кодексе и установлению исключительного перечня членов семьи привело бы к нарушению их прав и свобод или, наоборот, к необоснованному расширению круга членов симьи1.

Мы считаем, что это предостережение неуместно, ибо, как отмечает Р. П. Мананкова, членство в семье как элемент многих фактических составов понимается как определенный семей-но-правовую связь и конкретный вид этой связи (степень родства, например), определяется конкретным нормативным актом (в частности, путем определения круга лиц) 2 . Поэтому при достаточно широкого определения семьи это не может привести к последствиям, о которых предупреждала И. М. Кузнецова.

Следует согласиться с Е. М. Ворожейкин, что главное в определении понятия семьи - это установление круга лиц, ее складають3. Сама семья является коллективным субъектом правоотношений, в правоотношения вступают отдельные лица - члены семьи и нормативное регулирование семейных и других отношений осуществляется путем определения круга лиц, которые могут быть отнесены в состав семьи, установления их прав и обязанности 'язкив4.

Иногда в правовой литературе семью определяют как отношение или совместная жизнь лицах1. Но, как считает Р. П. Мананкова, определять содержание понятия необходимо через родовое понятие, а потому более удачным следует признать понимание семьи как объединения лиц, общность лиц, союза, малого колективу2. На наш взгляд, при законодательном закреплении понятия семьи невозможно ссылка на малую группу, малый коллектив, потому что это более характерно для социологического анализа этого явления.

Что касается определения семьи как союза, то это приводит к тавтологии, так как само слово "союз" является ключевым в понятии шлюбу3. Таким образом, более приемлемым является определение семьи как "объединение лиц" 4.

Однако, как отмечает А. Н. Нечаева, сама по себе общность лиц, не связана предусмотренными законодательством о браке и семье правами и обязанностями, даже когда в ее основе лежит совместное проживание и ведение общего хозяйства, не может рассматриваться как семья с позиции семейного права5. Большинство авторов в определении семьи ссылается на права и обязанности (правовая связь), подчеркивая, что именно в правовом смысле семья - это связь юридичний1. В правовом смысле, как подчеркивают В. А. Рясенцев, И. М. Кузнецова и другие, семья - это круг лиц, связанных правами и обязанностями, вытекающими из брака, родства, усыновлении и других формах принятия детей на виховання2.

Таким образом, с точки зрения этих ученых круг членов семьи в семейном праве можно выделить, если определить лиц, согласно брачно-семейным законодательством наделяются определенными правами и обязанностями. Поскольку наиболее широким по брачно-семейным законодательством был круг субъектов алиментных правоотношений, то именно наличие алиментных прав и обязанностей в первую очередь принималось во внимание. Так, по мнению Н. М. Ершовой, закон, разделяя алиментные обязанности родителей и детей и других членов семьи, тем самым косвенно определяет рамки семьи, которые не совпадают с ее социологическим розуминням3. Е. Ф. Чер-нишевых подчеркивает, что критерием юридического понятия семьи есть алиментные права и обязанности лиц, ее складають4.

Но, во-первых, семейно-правовые отношения - это не только отношения в семье. Так, например, алиментные обязательства существуют и после расторжения шлюбу5.

Во-вторых, собственно термин "член семьи" не всегда означает, что семья фактически существует. Так, КоБС Украины применял этот термин и к тем, кто принадлежит к одной семье, ранее принадлежал, а также к лицам, вообще никогда не входили в состав одной семьи. Например, сестра, родилась в первом браке, взыскивает алименты с брата, который происходит от повторного брака ее брата, однако в общей семье они не жили и не виховувались1.

Таким образом, следует различать понятия "член семьи" и "субъект семейного правоотношения", о чем не раз отмечалось в научной литератури2.

Исходя из вышеприведенного, в науке можно выделить различные подходы к определению понятия семьи. Так, например, В. П. Никитина считает конструкцию Е. М. Воро-жейника о существовании семейных правоотношений вне семьи ошибочной, что является следствием включения в понятие семьи совместного проживания, духовной близости, то есть отождествление социологического понятия с юридическим. "На самом же деле, - отмечает В. П. Никитина, - когда отец бросает детей, уходит из семьи, распадается семья в социологи-ческом смьисле, а комплекс взаимньих прав и обязаннос-тей, связьивающих отца с детьми, остается незьиблемьим, следовательно , семья как явление правовое сохраняет-ся "3. Другие авторы также разделяют понятие семьи в социологическом и юридическом смысле.

Мы присоединяемся к 3. Ромовской, указывающая на искусственность разграничения социологического и правового по-понятие семьи. Что касается правовой связи, то члены семьи мо гут быть связаны не обязательно именно семейно-правовыми отношениями, а потому отсутствие их между определенными лицами, которые совместно проживают, еще не означает отсутствия между ними семейной спильности1.

Большинство авторов прямо указывают на такие существенные признаки семьи, как совместное проживание и ведение общего хозяйства, или вообще на общность жизни, побуту2. Вместе с тем, по нашему мнению, следует все же признать неудачной указание на общность быта, жизни, потому что такая общность является не только материальной, но и духовной, то есть в любом случае находится за пределами правового регулирования. Что касается включения К. Матвеевым, Е. М. Ворожейкин и авторами "действующего законо-дательства в браке и семье" в понятие семьи такого признака, как рождение и воспитание детей, то это тоже; нельзя одобрить. Н. В. Орлова справедливо, на наш взгляд, выступает против ссылки на рождение детей к понятию шлюбу3. Это касается и понятия семьи, ибо конкретная семья может и не выполнять демографических функций.

Ш. Д. Чиквашвили указывает на то, что совместное проживание и ведение общего хозяйства в первую очередь имеет значение для жилищного права, а для семейного права решающее значение имеет брак, родство или свояцтво4. Но это не противоречит попытке дать общее законодательное понятие семьи. СЛЕДУЕТ ТОЛЬКО иметь в виду, что установка слишком узкого круга членов семьи может нарушить их права, о чем уже говорилось выше в этой работе.

В 1926 г. М. Васильев-Южин указывал на такие существенные признаки семьи, как совместное проживание и совместное хозяйство, хотя тут же оговаривался по вынужденной и временной "охраны буржуазной семьи как хозяйственной единицы" 1. Аргументируя свою позицию, он обратился в социальное законодательство того времени, которое понимало под семьей лиц, проходящих военную службу, "родственно-трудовое обьединение лиц разньих степеней родства, живущих вместе и ведущие равно хозяйство или живущих на общие средства" 2. Если оценить это с современных позиций, то определение семьи как "родственно-трудового обьединить-ния" объясняется тем, что в то время преобладала именно крестьянская семья. Что касается такого признака, как "живущие на о-шьет средства", то, например, Р. П. Мананкова пишет, что "субьектьи семейньих право отношений, НЕ связанньие общ-ностью жизни, и в частности проживающие раздельно, членами одной семьи НЕ являются даже и в тех случаях, когда у них общий бюджет" 3.

Вместе с тем совместное проживание имеет определенное значение и в современном семейном праве Украины относительно общей совместной собственности супругов. Некоторые исследователи считаюсь, что для возникновения общей совместной собственности требуется совместное проживание, ведение общего хозяйства. Однако мы присоединяемся к тем авторе, не связывают с этими обстоятельствами возникновения общей совместной собственности супругов, поскольку это не предусмотрено действующим законом.

Совместное проживание и ведение общего хозяйства не производят влияния и на алиментные правоотношения супругов. Вместе с тем в отношении бывших супругов ч. ст. 76 СК Украины предусматривает следующее: если на момент расторжения брака женщине, мужчине к достижению установленного законом пенсионного возраста осталось не более пяти лет, она, он будут иметь право на содержание после достижения этого пенсионного возраста, при условии, что в браке они совместно проживали не менее десяти лет.

Наиболее основательно проблема законодательного определения понятия семьи рассмотрена И. В. Жилинкова, которая предложила три пути решения этой проблемы:

9. Признание существования в праве различных понятий семьи по каждой отрасли права.

10. Включение в общее понятие семьи характеристик, общих для всех отраслей права, а именно: определение семьи как объединение лиц, связанных общностью жизни и юридическими правами и обязанностями. В отдельных же отраслях права определяется конкретный круг членов семьи.

11. Принятие за основное (базовое) семейно-правовое определение симьи1.

Собственно законодатель при принятии нового Семейного кодекса Украины пошел именно третьим путем, поклонницей которого была и И. В. Жилинкова.

Вместе с тем, по мнению И. А. Дзери, в юридическом смысле в новому СК Украины понятие семьи видсутне2. Однако с этим вряд ли согласиться. Ст. С СК Украины содержит понятие семьи в юридическом смысле, приводятся признаки семьи и основания ее возникновения. Другое дело, что это понятие законодателем сформулировано недостаточно вдало3.

Мы поддерживаем законодательное определение понятия семьи с некоторыми оговорками.

Определение понятия семьи в новом Семейном кодексе Украины характеризуется сочетанием социологического (совместное проживание и быт) и юридического аспекта (правовая связь). Однако оно имеет определенные недостатки.

Так, например, членами семьи в соответствии со ст. С СК Украины можно признать, например, двух студенток, проживающих вместе в общежитии и связаны общим бытом. Поскольку в ч. 2 ст. С СК Украины указывается не на семейные взаимные права и обязанности, а лица, совместно проживающие и связанные общим бытом, могут иметь взаимные гражданские, жилищные и другие права и обязанности, круг членов семьи не имеет четких границ .

Эту проблему можно было бы решить, исключив из ч. 4 ст. С СК Украины ссылки на другие основания создания семьи, не запрещенные законом и такие, которые не противоречат моральным основам общества, и, соответственно, дополнив таким основаниям, как свояцтво, другие (кроме усыновления) формы принятия детей на воспитание.

В ч. З ст. 2 СК Украины отмечается, что Семейный кодекс Украины регулирует семейные личные неимущественные и (или) имущественные отношения между другими членами семьи, определенными в нем.

Исходя из положений СК Украины, таковыми следует считать мужчину и женщину, проживающих одной семьей без регистрации брака, лиц, принявших в свою семью ребенка, являющегося сиротой или по другой причине лишенная родительской заботы, лиц, связанных отношениями опеки; патронатного воспитателя и их воспитанников. Первые две группы являются субъектами алиментных правоотношений.

В следующем разделе нашей работе мы подробно рассмотрим (также и с позиции членства в семье) алиментные со-тельства, что по действующему законодательству и СК Украины возникают между супругами, родителями и детьми, другими членами семьи и родственниками, а сейчас остановимся на спорном в науке семейного права вопрос - что именно находится под основанием возникновения алиментного обязательства? НЕ ответив на этот вопрос, нельзя дать определение самому понятию.

В научной литературе по этому поводу были высказаны противоположные и противоречивые взгляды. Так, А. М. Рабец указывает на ошибочность концепции, согласно которой основанием возникновения алиментного обязательства является комплекс юридических фактов. Автор признает основанием возникновения алиментных обязательств факты, с которыми закон связывает существование определенных семейных правоотношений, а именно брак, родство, усыновление, воспитание или (и) утримання1. Такой подход обусловливается и тем, что А. М. Рабец и ряд других авторов рассматривают алиментного обязательства как часть супружеской, родительской правовидношення2.

Мы присоединяемся к М. В. Антокольского, указывающая на ошибочность такого подхода, поскольку упомянутые правоотношения отличаются по времени существования, основаниями возникновения, более того, само существование супружеской, родительской правоотношения входит в фактического состава, является основанием возникновения алиментного обязательства, в качестве одного из елементив3.

Н. А. Шингигина считает основанием возникновения алиментного обязательства совокупность юридических фактов, однако критикует взгляды авторов, включают брак в правопороджуючий фактический состав. Как пишет НА Шишигина, утверждение, что одной из причин, порождающих алиментные обязательства между супругами, является брак - тавтология, поскольку если субъектами обязательства опреде лена супругов, тем самым уже указано, что речь идет о лицах, которые находятся в шлюби1.

Мы разделяем позицию В. И. Данилина и СИ. Реутова, которые считают, что невозможно отрицать необходимость существования конкретных семейных правоотношений для возникновения других определенных семейно-правовых отношений. В таком случае в качестве факта (как одного из элементов фактического состава) будет выступать не само правоотношение, а факт нахождения лица в этом правоотношении. Для подтверждения своей мысли авторы приводят в пример возникновения обязанностей супругов в отношении содержания при наличии фактического состава, одним из элементов которого является нахождение в шлюби2.

М. Г. Масевич выделяет четыре элемента фактического состава, с которыми закон связывает возникновение алиментных обязательств:

0. Факт нахождения двух человек в определенных семейно-правовых отношениях.

1. Потребность в материальной помощи, как правило, в связи с нетрудоспособностью.

2. Возможность алиментнозобовьязанои лица оказывать помощь.

3. Нарушение естественных семейных видносин3.

Однако, как мы уже подчеркивали, алиментные обязательство не связываются с нарушением нормальных семейных отношений, поэтому вызывает возражения наличие последнего элемента фактического состава. В связи с этим нельзя согласиться и с М. В. Антокольского, которая, спи раючись на выводы М. Г. Масевич, считает ошибочной позицию тех авторов (АЙ. Пергамент, В. А. Рясенцев, Н. А. Шишигина), не включают судебное решение в фактического состава. М. В. Антокольский высказывает мнение, что алиментные обязательства возникают только по решению суда, а алиментные обязательства в отношении несовершеннолетних детей также: и на основании другого акта конкретизации - соглашения сторон, одностороннего волеизъявления плательщика алиментив1. После принятия нового СК РФ М. В. Антокольский и другие российские авторы вообще исходят из того, что обязательным основанием любого алиментного обязательства является соглашение сторон или судебное Решение2. Однако с такой позицией нельзя согласиться. Как уже отмечалось, законодатель достаточно четко не различает понятия "содержание" и "алименты". Это касается и Семейного кодекса Украины.

В ч. 2 ст. 75 СК Украины указано: "право на содержание (алименты) имеет жена, муж, если она (он) является несостоятельной, нетрудоспособным, нуждается в материальной помощи, а также если муж, жена, имеет возможность такое содержание предоставлять". Таким образом, термины "алименты" и "содержание" используются законодателем как ривнозначни3.

Если же обратить внимание нач. 1 ст. 107 СК РФ, согласно которой "лицо, имеющее право на получение алиментов, вправе обратиться в суд с заявлением о взыскании алиментов независимо от срока, прошедшего с момента возникновения права на алименты, если алименты не выплачивались ранее по соглашению об уплате алиментов "4, мож сделать вывод, что право на алименты (а не на содержание), или алиментного правоотношения возникает еще до соглашения сторон или решения суда. Поэтому ошибочна позиция тех русских авторов, которые считают, что алименты - это разновидность содержания (то есть более узкое понятие), которая уплачивается определенному лицу по соглашению сторон или решению суду1.

Что касается обязанности супругов по взаимному содержанию, то, как отмечает А. Н. Рабец, эта обязанность является правовым не потому, что входит в состав соответствующего правоотношения, а в силу самого факта законодательного закрепления, хотя если эта обязанность не переходит в алиментные правоотношения, он не обеспечивается принудительной силой держави2.

Мы присоединяемся к этой позиции с определенными оговорками. Во-первых, нельзя согласиться с А. М. Рабец, когда она указывает на декларативность закрепление обязанности супругов материально поддерживать друг од-ного, поскольку этот долг имеет определенное юридическое значение. Тем более сам автор вместе с другими исследователями указывает на то, что отказ от выполнения указанной обязанности даже при отсутствии алиментного обязательства можно расценить как недостойное поведение в брачных видносинах3. Это же согласно ст. 75 СК Украины (ст. 35 КоБС Украины) является основанием освобождения от обязанности по содержанию другого супруга (ограничение этой обязанности сроком). Во-вторых, следует указать на то обстоятельство, что украинский и российский законодатель только по по дружжя используют выражение "обязаны материально поддерживать друг друга", а не "содержание", поскольку последнее является синонимом термина "алименты" (ст. 32 КоБС Украина, ст. 75 СК Украины, ст. 89 СК РФ). Более подробно эти проблемы мы рассмотрим в следующем разделе при анализе правовых норм, регулирующих отношения между супругами по взаимному содержанию.

Мы присоединяемся к тем авторам, которые рассматривают алименты как всякую материальную помощь, предоставляемую в силу закона супругам, родственникам, своякам, фактическим воспитателям (воспитанникам). Решение суда о присуждении алиментов не следует включать в состав правопороджуючих фактов, поскольку оно направлено на защиту уже существующего субъективного права1.

Как пишет Н. М. Ершова, следует иметь в виду, что в условиях нормальной семьи обязанность по предоставлению содержания считается выполняемым, если не возникает каких-либо споров. Если же имеет место спор или сложившиеся, требуют определения алиментов в точно установленных пределах, возникает необходимость применения закона о порядке уплаты средств на утримання2. Следует отметить, что позиция Н. М. Ершовой неоднозначна, поскольку в других своих работах он не связывает возникновение алиментных обязательств по судебным решениям.

Что касается указания М. В. Антокольский о необходимости акта конкретизации (соглашение сторон, одностороннее волеизъявление или постановление), без которого, по ее мнению, алиментные обязательства возникнуть не можуть4, то следует по годиться с А. М. Рабец, которая отмечает, что сущность алиментного обязательства состоит не в обязательной точной фиксации размера денежных средств, а в том, что в предусмотренных законом случаях возникает обязанность по содержанию независимо от того, выполняется он добровольно или принудительно, в нормальной семьи или при нарушении семейных связей, фиксируется или нет точно размер средств, надаються1. Наконец, алиментные обязательства существуют также независимо от того, есть определенные лица членами одной семьи или никогда не проживали вместе и не имели общего быта.

Прежде чем дать определение понятия "алиментные обязательства", следует также отметить, что новый СК Украины значительно расширяет возможности договорного регулирования алиментных отношений. Так, в брачном договоре может быть предусмотрено право на содержание и для супругов, является работоспособным, или, наоборот, обусловлено возникновение права на алименты дополнительными обстоятельствами, не предусмотренные законом, например, продолжительностью общего проживання2.

Проанализировав особенности семейных обязательств, их субъектный состав и основания возникновения, мы считаем нужным предложить также следующее определение алиментного обязательства.

Алиментные обязательства - это правоотношение, возникающее на основании предусмотренных в законе (договоре) юридических фактов, по которому одна сторона обязана содержать другую сторону - супруги, женщину (мужчину) при условии совместного проживания без регистрации брака, родственника или родственника определенного степени родства или родства, лицо, которое взяло в свою семью ребенка, являющегося сиротой или по другой причине лишенная родительской заботы, воспитанника, а последняя вправе требовать исполнения данной обязанности.

Это определение, хотя и большое по объему, имеет, в отличие от других, более четкое закрепление субъектного состава правоотношения. В следующем разделе этой монографии мы более подробно остановимся на особенностях алиментных обязательств, возникающих между: отдельными субъектами семейных правоотношений.


Получите за 15 минут консультацию юриста!