Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.

Одной из характерных особенностей уголовного процесса стран англо-американского права являются соглашения о признании виновности (plea bargain) между стороной обвинения и стороной защиты.

Наиболее показателен в этой связи пример США, где с помощью указанного института на сегодняшний день решается близко 97 % федеральных уголовных производств и уголовных производств штатов.

 

Зарубежный опыт использования соглашений о признании виновности

Развитие института тесно связано с историей США, в частности с вызванным гражданской войной и волной мигрантов из Старого Света всплеском преступности. В условиях перегрузки судебных и правоохранительных органов соглашения стали действенным механизмом снижения чрезмерного давления, вызванного внезапным увеличением количества уголовных производств.

Впрочем, несмотря на принципиальные отличия правовых систем, встречаются соглашения (хоть и с некоторыми особенностями) и в уголовном процессе стран континентального права, в частности, Франции, Германии и Испании. Наконец, в рамках гармонизации отечественного законодательства с лучшими европейскими практиками вместе с действующим УПК Украины институт соглашений добрался и в Украину.

 

Отечественная практика применения соглашений о примирении и о признании вины

В соответствии со ст. 468 УПК Украины в уголовном производстве могут быть заключены соглашения: а) о примирении – между потерпевшим и подозреваемым или обвиняемым; б) о признании виновности – между прокурором и подозреваемым или обвиняемым.

При этом именно последнее является наиболее точным соответствием заимствованного института. Впрочем, если в США по предмету переговоров соглашения делят на соглашения об обвинении (charge bargaining), соглашения о наказании (sentence bargaining) и соглашения о фактах (fact bargaining) 1, то отечественное законодательство ограничивает усмотрение сторон исключительно видом и степенью наказания. Кроме того, согласно п. 3 ч. 4 ст. 469 УПК Украины независимо от тяжести совершенного уголовного правонарушения обязательным условием для заключения такого соглашения является отсутствие пострадавшего, а значит – причинение ущерба только государственным и общественным интересам.

Учитывая ситуацию, сложившуюся в Украине, есть все основания полагать, что количество соглашений со временем только будет расти. Так что несмотря на то, что указанный институт сегодня все еще воспринимается как нечто чужое и несвойственное отечественному правопорядку, сдвиги в этом направлении все же есть: так, по официальной статистике за 2016 год, было заключено 15,1 тыс. соглашений, что составляет около 19 % от общего количества уголовных производств, рассмотренных за год. Из них 7,3 тыс. – это соглашения о признании виновности, утвержденные в уголовных производствах относительно преступлений в сфере обращения наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров (3,1 тыс.), против общественной безопасности (1,1 тыс.), а также против установленного порядка несения военной службы (529).

 

Cоглашения о признании виновности в уголовном праве: pro et contra

Как и любое нововведение, соглашения о признании виновности имеют как приверженцев, так и оппонентов (доля которых с годами, кажется, только растет). Так, сторонники соглашений утверждают (и небезосновательно), что признание подозреваемым или обвиняемым своей вины выгодно для всех участников уголовного производства: органы досудебного расследования освобождаются от необходимости продолжать расследование, прокурор – от обязанности доказывания вины лица, суд экономит время для решения других дел, а подозреваемый или обвиняемый в обмен на все это получает менее строгое наказание или даже не получает его совсем.

При этом довольно весомым – если не решающим – аргументом в переговорном процессе может стать обязательство подзащитного сотрудничать с правоохранительными органами с целью раскрытия уголовных правонарушений, совершенных другими лицами.

Вместе с тем соглашения о признании виновности позволяют существенно уменьшить бюджетные расходы, что делает их еще более привлекательными для государства (еще один безусловный плюс в копилку соглашений).

Но это только одна сторона медали. С другой стороны, такая "торговля правосудием" не только позволяет преступникам вполне легально избежать справедливого наказания, но и прямо противоречит положениям ч. 1 ст. 62 Конституции Украины и ч. 2 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод, по которым лицо считается невиновным в совершении преступления и не может быть подвергнуто уголовному наказанию до тех пор, пока его вина не будет доказана в законном порядке 2.

 

Принуждение со стороны обвинения на заключение соглашения о признании виновности

Профессор Джед С. Ракофф, бывший судья, прокурор и адвокат, комментируя уголовный процесс США, обращает внимание и на другую, однако не менее важную проблему соглашений – то, что большинство из них заключается за закрытыми дверями, что не исключает давление со стороны обвинения, заинтересованного в как можно более скором решении дела. Так, прокурор может в любой момент и в одностороннем порядке изменить условия соглашения или вообще отказаться от него, а потому защита, которая, как правило, не имеет достаточно времени и сведений для адекватной оценки перспектив судебного разбирательства 3, вынуждена соглашаться на первое попавшееся предложение "чтобы не было хуже". Так что насколько такие соглашения добровольны – вопрос, наверное, скорее риторический.

В связи с этим отметим положение ч. 1 ст. 221 УПК Украины, по которому в ходе досудебного расследования не предоставляются для ознакомления материалы, ознакомление с которыми может помешать досудебному расследованию. При этом "опасность" таких материалов (а значит и объем ознакомления) определяется непосредственно следователем или прокурором, которые могут сознательно ввести защиту в заблуждение относительно имеющихся у обвинения доказательств. В зарубежной практике довольно распространены случаи, когда подозреваемые и обвиняемые, выбирая между призрачной перспективой оправдательного приговора и гарантированным соглашением "легким" наказанием, сознавались даже в преступлениях, которых не совершали.

К сожалению, несмотря на принципиальные отличия в регулировании, это кажется справедливым и для Украины; опосредствованным подтверждением этого может быть тот факт, что, по статистике, в 2016 году 87,4 % соглашений было заключено в ходе досудебного расследования. Таким образом, одной из самых больших проблем института является отсутствие надлежащих гарантий прав подозреваемого и обвиняемого в процессе  заключения и утверждения соглашения. Все это, вместе с существенным ограничением права на обжалование приговора, вынесенного на основании соглашения о признании виновности, значительно удорожает цену судебной ошибки.

Но на этом основания для критики отнюдь не завершаются: довольно активно критикуют соглашения и за уменьшение роли суда и неурегулированность правового статуса защитника (участие которого в заключении соглашений с недавних пор обязательно), и это при том, что привлекательность такого соглашения для подозреваемого или обвиняемого, как правило, зависит от приложенных последним усилий.

 

 

ВЫВОД:

Наконец, преимущества анализируемого института, как и его недостатки, безоговорочны. Но в любом случае, введение уголовного производства на основании соглашений – это движение, но в каком направлении?

Учитывая то, что внедрение процедуры "признания вины" предлагалось Комитетом Министров Совета Европы еще в 1987 году (см. пп. 7 п. "а" раздела ІІІ Рекомендации № R (87) "Относительно упрощения уголовного правосудия"), многие считает внедрение соглашений шагом к европейским стандартам (или, по крайней мере, от советской процессуальной практики). С другой же стороны, зарубежный опыт (в частности США) свидетельствует о том, что производство на основании соглашений совсем не лишено недостатков и в случае злоупотреблений может вызвать немало проблем.

 

Так положительный опыт или дурная привычка? По нашему мнению, судить еще слишком рано. Кроме того, важно понимать, что соглашения – это не панацея и не приговор: следовательно, станут ли они залогом справедливого и гуманного процесса или втянут его в пропасть беззакония, зависит только от нас.


Получите за 15 минут консультацию юриста!