Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.

В случае обжалования определения следственного судьи, не предусмотренного действующим уголовным процессуальным законодательством, суд апелляционной инстанции не вправе отказать в открытии производства на основании ч. 4 ст. 399 УПК Укра...

 

– Стоп, давайте с начала!

27 января 2016 года следственный судья одного из районных судов столицы вынес определение, которым удовлетворил жалобу на бездействие прокурора, отменив постановление об отказе закрыть уголовное производство в отношении жалобщика. Кроме того, суд обязал уполномоченного прокурора таки закрыть производство в связи с отсутствием в деянии состава уголовного правонарушения и внести соответствующую информацию в ЕРДР.

Глубоко несогласный с таким решением, прокурор подал апелляционную жалобу, однако судьба ее оказалась довольно короткой. Сославшись на закрепленный ч. 1 ст. 309 УПК Украины перечень определений, подлежащих обжалованию в ходе досудебного расследования, суд отказал в открытии апелляционного производства.

Не стал тянуть и ВССУ. Отметив, что действующее уголовное процессуальное законодательство прямо не устанавливает право (или обязанность) апелляционного суда оценить законность такого определения, суд отклонил жалобу прокурора, оставив все как есть.

 

– Ну, логично же. А где подвох?

Для начала – в п. 2 ч. 1 ст. 445 УПК Украины, воспользовавшись которым, прокурор обратился в ВСУ. В поданном Суду заявлении обвинитель сослался на неодинаковое применение судом кассационной инстанции п. п. 1, 2, 17 ч. 1 ст. 7, ч. 1 ст. 303, ч. 3 ст. 307, ч. 1 ст. 309, ч. 4 ст. 399 УПК Украины, повлекшее принятие разных по содержанию судебных решений.

Несмотря на то, что перечень определений, подлежащих обжалованию в ходе досудебного расследования, установленный ч. ч. 1 и 2 ст. 309 УПК Украины, действительно является исчерпывающим, по мнению ВСУ, суды не учли тот факт, что положения ч. 4 ст. 399 УПК Украины касаются исключительно жалоб на определения, принятие которых прямо предусмотрено законом.

 

Какие определения не подлежат обжалованию во время досудебного расследования

К слову, согласно ч. 1 ст. 303 УПК Украины не подлежит обжалованию во время досудебного расследования и постановление прокурора об отказе в удовлетворении ходатайства о закрытии уголовного производства.

При этом в соответствии с ч. 3 ст. 309 УПК Украины возражения против решения, не вошедших в него, могут быть поданы в ходе подготовительного производства в суде. И это был бы весомый аргумент в пользу решения суда кассационной инстанции, если бы в определении от 27 января 2016 года следственный судья прямо указал на такую возможность.

При этом, – отметил ВСУ, – возможность обжалования не только удобный инструмент исправления судебных ошибок, но также гарантия законности и обоснованности решения, залог соблюдения прав и законных интересов участников уголовного производства.

По мнению ВСУ, в подобных случаях должно руководствоваться положениями ч. 6 ст. 9 УПК Украины, согласно которой при отсутствии законодательного регулирования вопросов уголовного производства или его неоднозначности следует исходить из общих принципов уголовного производства, закрепленных в ч. 1 ст. 7 Кодекса.

К их числу принадлежит и принцип обеспечения права на обжалование процессуальных решений, действий и бездействия (п. 17 ст. 7, ст. 24 УПК Украины), развивающий положения п. 8 ч. 2 ст. 129 Конституции Украины.

Таким образом, ВСУ пришел выводу, что право на апелляционное обжалование определения следственного судьи, постановление которого не предусмотрено уголовным процессуальным законодательством, подлежит обеспечению на основании п. 17 ч. 1 ст. 7 и ч. 1 ст. 24 УПК Украины, а также ч. 6 ст. 9 УПК Украины. Исходя из этого, ВСУ удовлетворил требования прокурора, направив дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

 

– И все-таки что-то здесь не так.

Действительно, не все согласны с таким заключением. Судья-докладчик Г. В. Каныгина даже изложила особое мнение, в котором поддержала коллег из низших инстанций, указав на многочисленные нарушения, допущенные ВСУ.

В частности, она отметила нарушение принципа верховенства права: так, например, Суд не только вышел за рамки требований прокурора, проанализировав положения УПК Украины, не заявленные им, но также использовал законодательные пробелы в пользу государства.

Вместе с тем Г. В. Каныгина указала на то, что ВСУ не стал исследовать положения ч. 3 ст. 307, ч. 4, ч. 6 ст. 399 и ч. 4 ст. 424 УПК Украины, что ставит под сомнение обоснованность его выводов. Проигнорировал Суд и тот факт, что ст. 24 УПК Украины, гарантирующая право на обжалование процессуальных решений, действий или бездействия суда, следственного судьи, прокурора или следователя, не касается представителей прокуратуры.

Впрочем, решение принято, а потому остается лишь гадать о том, насколько выводы ВСУ связаны с тем, что прокурор-жалобщик является заместителем Генерального прокурора Украины.

 

Гадать и пользоваться, пока Суд не передумал.


Получите за 15 минут консультацию юриста!