Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.

31 августа 2015 года чиновник А обвинил другое публичное лицо Т в организации преступления. Расценив слова чиновника как неправдивые, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию, Т подал иск, в котором просил признать распространенную информацию недостоверной и обязать обидчика опровергнуть ее.

Решением от 16 февраля 2016 года суд удовлетворил заявленные требования, а две недели спустя в другом районе г. Киева было открыто аналогичное дело. На этот раз – по иску А к Т, который в эфире одного из телеканалов назвал бывшего ответчика "непосредственным исполнителем тех преступлений".

Суд первой инстанции отказал истцу, указав на оценочный характер высказывания. Однако последний с таким решением не согласился и апелляционный суд его поддержал. Он отменил решение низшего суда и вынес новое, которым удовлетворил иск. Но на этом разночтения не кончились: изучив материалы дела, кассационный суд поддержал коллег из местного суда, оставив в силе изначальное решение.

В марте 2017-го дело попало в Верховный Суд Украины, который 29 ноября вынес окончательное решение.

 

Власть факта: что такое недостоверная информация, оценочные суждения

Европейская конвенция и Конституция Украины провозглашают свободу мысли и слова, а также право на свободное выражение своих взглядов и убеждений, что включает право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию и идеи без вмешательства публичных властей, независимо от государственных границ.

Это не означает вседозволенности – осуществление таких прав сопряжено с ограничениями, которые необходимы в том числе и для защиты репутации и прав других лиц. Более того, ч. 4 ст. 32 Конституции Украины гарантирует судебную защиту права на опровержение недостоверной информации о себе и членах своей семьи, права требовать ее изъятия, а также право на возмещение материального и морального вреда, причиненного сбором, хранением, использованием и распространением такой информации.

Недостоверная информация – это информация, которая не соответствует действительности либо изложена неправдиво, то есть содержит сведения о событиях или явлениях, не существовавших вовсе, или сведения о которых неполны или искажены. А потому главный вопрос – является сказанное Т фактическим утверждением или оценочным суждением?

Согласно ч. 2 ст. 30 Закона Украины "Об информации" оценочное суждение – это критика, оценка действий, а также любое высказывание, которое не содержит фактических данных и не может быть истолковано как таковое, учитывая характер лингвостилистических средств (употребление гипербол, аллегорий, сатиры). Оценочные суждения нельзя доказать или проверить, они не являются недостоверной информацией и не могут быть опровергнуты. Это подтверждает и Европейский суд по правам человека в п. 46 решения от 8 июля 1986 года по делу "Лингенс против Австрии".

Следует учесть, что и А, и Т лица публичные. Согласно Декларации о свободе политических дискуссий в средствах массовой информации (принята Комитетом министров Совета Европы 12 февраля 2004 года) политические деятели и государственные должностные лица апеллируют к общественному доверию и, соглашаясь выставить себя на публичное политическое обсуждение, подлежат тщательному общественному контролю и критике в средствах массовой информации.   Граница допустимой критики в отношении таких лиц значительно шире, что однако не отменяет презумпции невиновности.

Вопрос о том, нарушает ли заявление должностного лица такой принцип, зависит от обстоятельств, при которых оно было сделано. ВСУ ссылается на решения Европейского суда по делу "Грабчук против Украины" и решение по делу "Довженко против Украины", согласно которым презумпция невиновности будет нарушена, в том числе когда заявление должностного лица отражает мнение о вине другого лица до того, как она будет доказана.

В то же время Суд упустил тот факт, что приведенные им решения касаются ситуаций, когда публичное лицо обвиняет непубличное, и малоприменимы к случаям, когда все наоборот или стороны равны в статусе. Рассуждая о границах критики публичных лиц, ВСУ также не учел контекст, характер и способ распространения спорной информации.

 

В итоге: чем закончился спор о клевете

И все же поскольку факт совершения преступления может быть проверен и опровергнут, ВСУ пришел к выводу, что суд апелляционной инстанции правильно квалифицировал высказывание народного депутата как фактическое утверждение. При этом, исследовав материалы дела, ВСУ установил, что в 2015 – 2016 годах А к уголовной ответственности не привлекался, правоохранительными органами не разыскивался, судимостей не имел и никакие подозрения ему не предъявлялись.

 

Исходя из этого, ВСУ отменил определение суда кассационной инстанции, оставив в силе решение апелляционного суда. Таким образом, несмотря на более широкие границы критики публичного лица, принимая решение по делу о защите его чести, достоинства и деловой репутации, суд должен придерживаться основополагающих принципов права, в частности презумпции невиновности.


Получите за 15 минут консультацию юриста!