Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.

Ситуация, когда электроэнергия потребляется "в обход" счетчика (как минимум по мнению поставщика энергии), возникает на практике достаточно часто. При этом зачастую потребитель не согласен с тем, что нарушение имело место, и даже если согласен – не всегда намерен возмещать ущерб и платить штраф, особенно если есть основания говорить о пропуске поставщиком срока исковой давности.

Поэтому ВСУ пришлось разбирать вопрос о том, с какого момента исчисляется срок исковой давности в ситуации, когда имело место нарушение Правил пользования электрической энергией. Поводом для этого стало постановление ВХСУ от 09.07.2014 по делу №907/1214/13.

В рамках этого дела поставщик электроэнергии зафиксировал повреждение счетчика у потребителя, вследствие чего поставленная электроэнергия не была оплачена в полном объеме. Нарушение было оформлено актом на основании п. 6.41 Правил пользования электрической энергией. Эти события произошли в октябре 2009 года. Однако рассмотрен этот акт комиссией поставщика и вынесено решение о начислении убытков только в апреле 2012 года.

После того как истекли 30 дней на оплату убытков, предусмотренные п. 6.43 Правил пользования электрической энергией, поставщик далеко не сразу обратился в суд с требованием о взыскании. Иск был подан только в декабре 2013 года. Естественно, потребитель заявил ходатайство о применении срока исковой давности, поскольку с момента выявления нарушения до момента обращения в суд прошло более четырех лет.

Суды, включая ВХСУ, стали на сторону ответчика, указав, что в данном случае срок исковой давности определяется ст. 257 Гражданского кодекса и составляет три года. При этом исчисляется он с момента, когда истцу (поставщику электроэнергии) стало известно о нарушении его прав, то есть с момента оформления акта согласно п. 6.41 Правил пользования электрической энергией. Следовательно, по мнению судов, срок исковой давности истек в октябре 2012 года.

В свою очередь, поставщик в своей аргументации указывал, что срок исковой давности еще не завершился, поскольку его отсчет начинается по истечении 30 дней с момента вынесения решения комиссии на основании п. 6.42 Правил пользования электрической энергией. То есть предусмотренный ст. 257 Гражданского кодекса срок в три года, по мнению истца, необходимо исчислять с мая 2012 года, и у судов не было оснований считать его пропущенным. 

При обращении в ВСУ в качестве обоснования этой позиции приводилось постановление ВХСУ от 02.10.2014 по делу № 916/3035/13. В нем срок исковой давности отсчитывался от момента истечения срока на оплату ущерба, установленного п. 6.43 Правил пользования электрической энергией.

Рассмотрев жалобу, в своем постановлении от 23.12.2014 по делу № 3-193гс14 ВСУ принял сторону истца, указав, что у судов не было оснований говорить об истечении срока исковой давности. Однако, что интересно, такое решение было вынесено не на основании приведенной истцом аргументации.

По мнению ВСУ, в рассматриваемом деле суды правильно установили момент начала отсчета срока исковой давности. Он начался в момент выявления нарушения, то есть в октябре 2009 года. Вот только при заключении договора о поставках энергии стороны воспользовались своим правом согласно ст. 259 Гражданского кодекса и установили более длительный срок исковой давности – пять лет. Следовательно, срок исковой давности в рамках данного спора истек только в октябре 2014 года, и у судов отсутствовали основания применять последствия истечения исковой давности.

При этом в приведенном истцом в качестве доказательства неодинакового применения ВХСУ одной и той же нормы права постановлении от 02.10.2014 по делу № 916/3035/13 обстоятельства дела имеют ряд существенных отличий. 

В этом деле суды признали, что потребление энергии ответчиком фактически являлось внедоговорным, поскольку объект, на котором выявлено нарушение, не входит в перечень объектов, на которые распространяется действие договора поставки электроэнергии (имело место самовольное подключение объекта к сети). Именно поэтому суды не приняли во внимание аргументов ответчика о том, что момент начала отсчета исковой давности должен определяться согласно договорным нормам.

Кроме того, ответчик не оспаривал того, что исковая давность должна исчисляться с момента истечения срока на оплату счета на основании протокола о нарушении. Он утверждал только, что точкой отсчета должен стать день, определенный согласно нормам договора (11-й день с момента выставления счета), а не п. 6.43 Правил пользования электрической энергией (31-й день с момента выставления счета).

Впрочем, срок на обращение в ВСУ в рамках дела № 916/3035/13 еще не истек, и поэтому мы еще можем получить оценку вывода ВХСУ о моменте начала отсчета срока исковой давности при внедоговорных поставках электроэнергии.

  

ВЫВОД

ВСУ четко установил, что при нарушении договора поставки электроэнергии срок исковой давности следует отсчитывать от момента выявления нарушения, то есть от момента проведения проверки и составления акта на основании п. 6.41 Правил пользования электрической энергией. 

Однако в ситуации, когда нарушение имело внедоговорной характер (имело место самовольное подключение объекта, не предусмотренного договором), все пока не так однозначно. ВХСУ в подобных случаях считает возможным отсчитывать срок исковой давности от установленного п. 6.43 Правил пользования электрической энергией момента истечения срока на оплату счета, выставленного по результатам рассмотрения акта, и ВСУ еще не дал оценки такой позиции.

 


Получите за 15 минут консультацию юриста!