Sidebar

В связи с частыми изменениями в законодательстве, информация на данной странице может устареть быстрее, чем мы успеваем ее обновлять!
Eсли Вы хотите найти правильное решение именно своей проблемы, задайте вопрос нашим юристам прямо сейчас.

Предметом регулирования статьи 1 Первого протокола к Конвенции о защите прав человека и основных свобод является вмешательство государства в право на мирное владение имуществом. Практика ЕСПЧ выделяет критерии, которые судам следует оценивать на предмет соответствия мер вмешательства в право человека на мирное владение имуществом гарантиям статьи 1 Протокола – является ли вмешательство законным; имеет ли оно целью "общественный", "публичный" интерес; является ли оно пропорциональным определенным целям.

Суды при рассмотрении дел высказывают неоднозначные позиции относительно правильного применения практики ЕСПЧ. Тема довольно болезненная для собственников, которые прибегают к различным инструментам защиты своего права, надеясь в том числе на украинскую Фемиду и адекватное применение ею практики ЕСПЧ. Рассмотрим постановление Верховного Суда от 05.07.2017 по делу № 3-911гс16, в котором высказана позиция относительно истребования земельного участка из частной собственности и ее возврата в собственность государства; о критериях законности вмешательства государства в право на мирное владение имуществом.

 

Как государство может истребовать земельный участок из частной собственности

Верховный Суд рассмотрел дело № 3-911гс16 по иску прокурора в интересах государства в лице Киевской областной государственной администрации (далее – Администрация) к Ирпенскому городскому совету (далее – Совет), а также к обществу с ограниченной ответственностью (далее – ООО) о признании недействительным решения Совета в части передачи земельного участка физическому лицу 1; признании недействительным государственного акта на право собственности на земельный участок для строительства и обслуживания жилого дома, хозяйственных сооружений, выданного в пользу физического лица 1, с отметками об отчуждении земельного участка физическому лицу 2, физическому лицу 3 и ООО. Согласно договору купли-продажи физическое лицо 1 продало земельный участок физическому лицу 2, которое, в свою очередь, впоследствии  продало участок физическому лицу 3, а последний продал земельный участок обществу с ограниченной ответственностью. Прокурор просил суд истребовать у ООО из незаконного владения земельный участок в пользу государства в лице Киевской областной государственной администрации. 

В ходе рассмотрения дела суды установили, что на момент принятия Советом решения от 25.06.2010 о передаче земельного участка последний имел адрес г. Ирпеня, но находился за пределами города, официально установленными в 1968 году. По мнению прокурора, горсовет при принятии решения о передаче земельного участка превысил свои полномочия, поскольку распорядился земельным участком государственной собственности, расположенным за пределами г. Ирпень; спорный земельный участок выбыл из государственной собственности помимо воли собственника с нарушением требований действующего законодательства о порядке бесплатного предоставления земельных участков в собственность граждан.

Суд первой инстанции, с которым согласился апелляционный суд, отказывая в удовлетворении иска, ссылался на то, что решение Совета о передаче земельного участка – ненормативный акт органа местного самоуправления – исчерпал свое действие вследствие его выполнения. Следовательно, избранный прокурором способ защиты нарушенных прав не обеспечивает их реальной защиты, и, соответственно, решение Совета не может быть признано недействительным. А поскольку требования о признании недействительным государственного акта, истребовании участка из владения ООО являются производными от требования о признании недействительным решения Совета, то в этой части иск, по мнению судов, также не подлежал удовлетворению. Кроме того, отказано и в удовлетворении встречного иска ООО к Администрации и Совету о признании права собственности на указанный земельный участок.

Суд кассационной инстанции (ВХСУ) оставил решения судов первой и апелляционной инстанций без изменений, отметив безосновательность доводов прокурора о принадлежности спорного земельного участка к землям государственной собственности на момент принятия Советом оспариваемого решения. ВХСУ при принятии решения учел правовую позицию ЕСПЧ по делу "Рысовский против Украины", в частности, о необходимости соблюдения принципа "надлежащего управления" при вмешательстве государства в право лица на мирное владение своим имуществом.

 

Что решил Верховный Суд: когда может земля обращена в собственность государства

Верховный Суд все вынесенные по делу судебные решения отменил, передав дело на рассмотрение в суд первой инстанции (хозяйственный суд Киевской области), на следующих основаниях.

По общему правилу (статья 122 ЗК Украины) вопрос передачи участков из земель государственной собственности в частную находится в компетенции органа исполнительной власти, а не органа местного самоуправления.

Согласно законодательству, действующему на момент принятия Советом оспариваемого решения, право распоряжения неразграниченной землей за пределами населенного пункта принадлежало органам исполнительной власти.

Как было установлено в процессе рассмотрения дела, по состоянию на момент принятия Советом оспариваемого решения земли государственной и коммунальной собственности в регионе не были разграничены; земельный участок был расположен за пределами г. Ирпеня, но в частную собственность физического лица 1 этот участок передал Совет. Законодательство, действовавшее на момент вынесения решения, не давало органу местного самоуправления права самостоятельно решать вопросы разграничения земель на земли государственной и коммунальной собственности. По мнению Верховного Суда, вывод ВХСУ о том, что земельный участок не относился к землям государственной собственности, безоснователен. Кроме того, почтовый адрес в г. Ирпене сам по себе не свидетельствует о наличии у Совета полномочий передать этот участок в частную собственность физическому лицу.

При всем вышеуказанном Верховный Суд согласился с тем, что при рассмотрении дела может быть учтено также решение ЕСПЧ в деле "Стретч против Соединенного Королевства" и решение ЕСПЧ по делу "Рысовский против Украины" относительно принципов применения статьи 1 Протокола, в частности, о необходимости соблюдения принципа "надлежащего управления" при вмешательстве государства в право человека на уважение своей собственности. Указанный принцип, среди прочего, не должен препятствовать государственным органам исправлять случайные ошибки, даже те, причиной которых является их собственная небрежность. В то же время, как отмечает ВСУ, соблюдение принципа "надлежащего управления" оценивается одновременно с соблюдением принципа "пропорциональности", а также не имеет четкого перечня обстоятельств, установление которых свидетельствует о соблюдении или нарушении "справедливого равновесия между интересами общества и необходимостью соблюдения фундаментальных прав отдельного человека". В рассматриваемом деле ВХСУ, отмечая безосновательность доводов прокурора о незаконности распоряжения Советом земельным участком, не оценил соблюдение принципов "надлежащего управления" и "пропорциональности". Суды доказательств в подтверждение пояснений представителя ООО относительно непропорционального вмешательства в имущественные права ООО и третьих лиц, владельцев квартир 16-этажного дома, не установили и факта наличия 16-тиэтажного дома на спорном земельном участке. Что касается решения ЕСПЧ по делу "Стретч против Соединенного Королевства", суды, по мнению ВСУ, сослались в решениях на его положения, не применив, а лишь процитировав их.

Кроме того, Верховный Суд обратил внимание на ошибочное толкование правового заключения ВСУ, изложенного в постановлении от 11.11.2014 по делу № 21-405а14, чья позиция служила основанием для отказа в удовлетворении иска прокурора в рассматриваемом деле. Ошибочной, по мнению ВСУ, является позиция, согласно которой в данном случае оспариваемое решение Совета о передаче в собственность физлица 1 земельного участка является ненормативным актом органа местного самоуправления, который исчерпал свое действие вследствие его выполнения, поэтому избранный прокурором способ защиты нарушенных прав не обеспечивает их реальной защит, а значит, решение Совета не может быть признано незаконным. Правовое заключение ВСУ в решении по делу № 21-405а14 сделано по результатам рассмотрения административного дела, в котором прокурор оспаривал решение горсовета о передаче кооперативу земельных участков и не ставил вопрос о защите права собственности на землю; речь не шла об абсолютном отсутствии оснований для отмены подобных решений органов местного самоуправления по результатам рассмотрения споров, которые рассматриваются в порядке гражданского или хозяйственного судопроизводства. В рассматриваемом деле следовало руководствоваться позицией ВСУ, изложенной в постановлении по делу № 6-2510цс15, – требование о признании решения незаконным может рассматриваться как способ защиты нарушенного гражданского права и предъявляться в суд для рассмотрения в порядке гражданского или хозяйственного судопроизводства, если основанием предъявления требования о признании решения незаконным является оспаривание гражданского вещного права человека, возникшее в результате и после реализации решения субъекта властных полномочий.

 

 

ВЫВОД:

 

Верховный Суд при рассмотрении дела № 3-911гс16 пришел к выводу, что суды предыдущих инстанций фактически не оценили соблюдение принципов "надлежащего управления" и "пропорциональности". По мнению ВСУ, суды сослались в решениях на статью 1 Протокола и решение ЕСПЧ по делу "Стретч против Соединенного Королевства", однако не применили их. Суды в решениях должны были привести собственные выводы относительно соблюдения критериев правомерного вмешательства государства в право собственности ООО, в том числе проверить, понесет ли ООО чрезмерное бремя вследствие истребования из его собственности земельного участка, учитывая то, что правоотношения, связанные с выбытием земель из государственной собственности, составляют "общественный", "публичный" интерес, а незаконность (в случае ее установления судом) решения органа местного самоуправления, на основании которого земельный участок выбыл из государственной собственности, такому общественному интересу не отвечает. Учитывая вышеизложенное, суды всех инстанций неправильно применили нормы материального права, поэтому судебные решения подлежали отмене.


Получите за 15 минут консультацию юриста!